16+

«20-летние судьи в мини-юбках засыпают на слушаниях, ковыряя в носу накладными ногтями»

30/09/2011

ОЛЬГА СЕРЕБРЯНАЯ

Я собиралась написать простодушное линейное повествование о победе добра над злом. Сюжет в нем должен был быть такой: в мае 2009 года мне поручили написать рецензию на новый интернет-ресурс для деловых людей Slon.ru. Я стала читать и среди никак не трогавших меня «капитализаций», «бонусов» и «IPO» обнаружила ссылочку «Бутырка-блог». Там фигурировали более понятные слова типа «шмон» и «шконка».


                  Некий бизнесмен описывал – довольно интересно и внятно – современный тюремный быт. Похожие описания есть у Лимонова в книжке «В плену у мертвецов». Но была и разница: Лимонов, арестованный по обвинению в терроризме и севший за хранение оружия, четко понимал свое место в мироздании: он литератор, идеолог и вождь, которого упекли в соответствии с вековыми традициями в тюрьму, но который по существу свободен и продолжает дело, в правоте которого убежден. И убеждения эти в условиях Лефортова как-то крепнут, то есть позволяют выносить убедительные суждения об устройстве мироокружности.

Автор «Бутырка-блога» был, напротив, посажен ни за что. «Ну все ни за что, – спрашивал Жеглов Шарапова, – а все же?» Эта часть истории в дневнике отсутствовала. Через некоторое время ее стала выстраивать жена заключенного, журналистка Ольга Романова. У нее получалось, что Козлов был посажен бывшим партнером по бизнесу, экс-сенатором от Чувашии Владимиром Слуцкером. Она подробно описывала технологию посадки и – что важнее – технологию защиты и реакцию на жалобы, ходатайства и пр. защиты со стороны рядовых работниц судебной системы. Интересно было наблюдать за человеческим материалом, посредством которого осуществляются акты мести бывших сенаторов. Даже если все, что рассказывает Романова, не совсем так, ценность ее описаний судейских барышень с розовыми телефонами нельзя переоценить. Это даже не банальность зла – это зло, доведенное до бессознательного автоматизма физиологического цикла, зло, понимающее результаты своих действий не больше, чем желудочный сок – свою роль в пищеварении.

И вот, собственно, я хотела рассказать в своей простой колонке, что упорный труд Романовой, связанный с прохождением всех судебных инстанций, был вознагражден. Верховный суд отменил приговор Козлову, отправил дело в первую инстанцию, а самого его освободил под подписку о невыезде. У авторов «Бутырка-блога» появился шанс доказать в суде, что дело было действительно сфабриковано. Редкий в нашей реальности хэппи-энд, за которым брезжит даже постепенное исправление российских судов под напором квалифицированных жалобщиков и апеллянтов.

Но ясность и прямолинейность моего повествования полетели ко всем чертям, стоило мне взглянуть на медийное сопровождение этого хэппи-энда. «Новая газета» встретила освобождение Козлова колонкой Сергея Мостовщикова, посвященной лично Ольге Романовой. Судя по тексту, они довольно близко знакомы – во всяком случае, Мостовщиков знает всех ее предыдущих мужей, а также ресторанно-преферансные обстоятельства, в каких последний, то есть только что освобожденный Козлов, сделал ей предложение. Ладное описание как бы правозащитной деятельности Романовой, устраивающей судьбы других несправедливо осужденных за бокалом вина в московских ресторанах «Россо», «Бьянко» и «Демисек», как бы говорит нам (тут потребен язык школьного учебника литературы), что come on, мол, сбавьте пафос: смысл деятельности Романовой в том, это она такая женщина. Для нее что защищать Козлова, что распевать в нью-йоркском кабаре «Графиня, мне приснились ваши зубы». Потому что ей это в кайф.

Я не о том, так это или не так – я о том, что политическая публицистика, занимающаяся анализом любвеобильной души Ольги Романовой, не сильно отличается от судебной системы, под крылом которой двадцатилетние председательницы суда в мини-юбках засыпают на слушаниях, поковыряв в носу блестящими накладными ногтями.

Мне вдруг стало и в самом деле интересно: неужели появление убеждений и желание их отстаивать обеспечивается только соприкосновением с реалиями Бутырки и Лефортова?

ранее:

Чем Прохорову могло бы помочь чтение Пелевина
«Сесть на 13 лет в нашей реальности может каждый»
Деньги скоро обесценятся!
456 рублей в год за концентрированный абсурд
«Я виртуозно играю в Тетрис. Зачем мне, спросите, этот навык?»
«Увидев в своей ленте заголовок «Грабеж в Абериствите», я обомлела»








Lentainform