16+

«Прохоров не привык, чтоб ему по носу били»

11/10/2011

«Прохоров не привык, чтоб ему по носу били»

Уход Михаила Прохорова из «Правого дела» вызвал в массах сочувственные настроения по отношению к олигарху. Его стали сравнивать с Ходорковским. Экономист Ирина ЯСИНА, которая до некоторого времени была членом партийной команды Прохорова, рассказала о своем видении того, почему вся эта история закончилась так печально.


                    Необразованный бизнесмен

Идея возродить «Правое дело» возникла в Кремле в преддверии кризиса, чтобы проводить нужные, но непопулярные реформы – рассказала Ясина на заседании Клуба региональных журналистов. – Кандидатур на пост лидера было три: Кудрин, Шувалов, Прохоров. Кудрина якобы не пустил Путин, потому что министр был ему нужен для более важных дел. Шувалов отказался. Остался Прохоров.

Хотя идея была кремлевской, Ирина Ясина ее поддержала: «У нас нет правой фракции. Если «Единая Россия» – самая правая фракция, которую мы имеем, то я балерина. Поэтому я решила: не мытьем, так катаньем – пусть эта идея звучит, люди должны это слышать. Я позвонила Прохорову и сказала: Миша, я готова поддерживать, но не лично вас, а партию. Я за идею».

«Прохоров – очень хороший бизнесмен. Но он человек необразованный, своих ценностей у него нет», – это основная причина, по мнению Ясиной, которая привела к провалу. «Через какое-то время работы у Прохорова появился так называемый предвыборный штаб – люди по имени Рифат, Искандер и так далее, известные тем, что работали на Украине на Яценюка, который изначально имел 13%, а в результате их работы набрал 7%. Почему-то Прохоров на них купился. Эти люди принадлежат к кругу политтехнолога Петра Щедровицкого… У Прохорова личных убеждений нет, поэтому вся эта шушера очень бурно проросла…»

По словам Ирины Ясиной, от работы методологов в ужас приходила не только она, но и Кремль: «Я постоянно ужасалась программе, которую они писали. Я спросила Прохорова:
– Кто пишет тексты?
– Вот ребята пишут, – говорит.
– Но они не идеологи, им все равно что, им важно как. Сути они не понимают, собственных убеждений у них нет, – объясняю.
– Я все тексты смотрю сам.

Как-то неудобно было сказать в лицо человеку с 18 млрд долларов «Вы ни хрена не понимаете». Я пыталась ему намекать, что ему нужно некое политбюро – круг людей, которые будут помогать формулировать мысли, концепцию».

Баба с фальцетом


Кроме «идеологической каши», самые большие проблемы, утверждает экономист, были со списком: «там не было людей, которых можно назвать демократами. Кого бы Прохоров ни звал – не соглашались. А не со всеми Прохоров встречался сам. К некоторым значимым людям он отправлял своих этих кунаков. Из разряда Рифата, Искандера и так далее. Я совершенно не против татарского населения, я не националист. Но в данном случае это татарско-украинское иго меня выбивало из колеи…» По мнению Ясиной, после встреч с «татарским населением» все возможные «адекватные люди ужасались и делали ноги».

Характерной чертой правой партии стала идеологическая всеядность, рассказывает Ясина. Из принципа «кто угодно» появился Ройзман. «Так же туда потом попала Алла Пугачева. А однажды Прохоров со мной поделился:
– Мне советуют Елену Малышеву.
– А вы ее видели? – говорю – Это же всклокоченная баба с жутким фальцетом! Она просто вызывает у вашего электората рвотный рефлекс!

Потом там появилась такая известная медийная фигура, как Александр Любимов. Прохоров объяснял его присутствие так: «Он хочет».

В конце концов Кремль попросил Ройзмана из партии убрать. «А Прохоров – парень жесткий. Он принимает любые методы совместной работы, кроме прямого давления. И отказался. Кремль махнул рукой: закрываем проект. И было уже все равно, насколько неприлично это будет выглядеть. Что все и наблюдали», – говорит бывшая член партии «Правое дело».

Прохоров никуда не вернется

«Прохоров не привык, чтоб ему по носу били. Его первую реакцию мы видели: «Сурков – кукловод, всех порву, потребую его в отставку, встречусь с первыми лицами…» Потом он, стуча копытами, как Путин говорил, удалился в сторону моря. Проиграли все, не выиграл никто», – таков вывод Ясиной.

«У меня был опыт общения с другим олигархом, который шел в политику – Михаилом Ходорковским. Не в пример Прохорову, человек гораздо более харизматичный, но тоже на тот момент не имеющий собственной идеологии, – вспоминает Ясина. – Он тоже окружал себя черт-те кем. Ходорковскому казалось, что люди, которые зарабатывают много денег, должны быть хорошими».

У Прохорова, говорит Ясина, нет харизмы: «После выступлений Ходорковского ко мне много подходило восторженных женщин: «Как я хочу от него сына!» После выступления Прохорова ни у кого подобных мыслей не было».

Ясина надеется, что Прохоров не вернется в политику: «С чем ему идти? Ему нечего предложить. Проект умер, и Прохоров сам виноват. В данном случае Кремль ничего плохого Прохорову делать не хотел. Прохоров просто довел их до ручки».

Участь Ходорковского, по мнению Ясиной, Прохорову не грозит: «У него нет такого актива, который был бы так же дорог ему, как ЮКОС Ходорковскому. Который отнимут – и ты разорен. У него есть доли в разных предприятиях, у него в партнерах Керимов, Дерипаска. В этом смысле Прохоров очень защищен».                       

Анастасия ДМИТРИЕВА








Lentainform