16+

«Айфон освободил мою правую руку от особого тика»

11/10/2011

ОЛЬГА СЕРЕБРЯНАЯ

Обычно я начинаю писать на чистой вордовской странице, как только в голове сложилась хоть какая-нибудь фраза. Когда она разрастается до абзаца, я чувствую настоятельную потребность сохранить файл. Эта потребность носит физиологический характер, потому что я всю жизнь работаю на компьютерах с системой Windows. Моему организму хватило трех-четырех навсегда утраченных начал, чтобы выработать рефлекс Ctrl+S.


                      Нажав эти две клавиши, я всегда закуриваю. Этим рефлексом я тоже обязана системе Windows: окошко «сохранение файла» при выборе папки висит в любых ее вариантах ровно столько, что успеваешь сосредоточиться на сигарете. Время замирает, я курю – это в любом случае достойнее, чем нервно тыкать мышкой по ушедшим в полную несознанку кнопочкам.

Чтобы бросить курить, мне, вероятно, придется поменять систему. Потому что – говорят мне разные люди – бывают системы, в которых для сохранения файла не требуется изменять себе, прекращать писать и предаваться вредным привычкам.

Познать эту радость мне еще предстоит, я предвкушаю освобождающий эффект. Быть может, он не будет столь сильным, как восторг от айфона, освободившего мою правую руку от необходимости вырабатывать какой-то особый тик, чтобы ответить на эсэмэску. Но это все равно будет радость – этот урок я усвоила. Человек, обнаруживающий, что ему больше не нужно «мириться» с какой-нибудь гадостью, испытывает острое ощущение счастья.

Поэтому конец минувшей недели сеть провела в трауре. Смерть основателя Apple Стива Джобса означала для большого количества сетевых обитателей, что им больше не светит каждые два-три года испытывать восторг освобождения от «неизбежного». Появление революционных гаджетов большинство связывает именно с личностью Джобса, и легко понять почему: производство чудес – пусть и маленьких – нельзя превратить в техпроцесс. Для этого ведь нужно иметь возможность остановиться и задуматься. В этом, собственно, и состоит суть этих дорогих освобождающих игрушек: над каждой из них думали – а это уже чудо в жизни, на девяносто процентов состоящей из того, с чем «приходится мириться».

За день до смерти Стива Джобса пресс-секретарь нынешнего премьера и будущего президента Дмитрий Песков блестяще объяснил россиянам, что значит смириться с неизбежным. В нашей системе это значит приучить себя к мысли, что Брежнев был огромным плюсом для страны и что понять этого не хотят только потребители вкусной итальянской еды по 1200 рублей за тарелку. Тогда как суровая правда российской жизни вне пределов Садового кольца поддерживает брежневизацию страны. Тише едешь – дальше будешь. Лучше уж покурить, пока отвиснет окошко, чем пытаться найти девайс, на котором оно не виснет. Тем более что и искать-то, в общем, негде.

Это рассуждение неопровержимо. В России нет альтернативной Путину политической системы. Ближайшие 12 лет окошко будет виснуть, а наблюдающие за ним будут курить в углу. Это неизбежно, неотвратимо, неминуемо.

Несколько лет назад в напутственной речи выпускникам Стэнфорда Стив Джобс напомнил о совсем иной неминуемости. Он – прямо-таки на манер Хайдеггера – заявил покидающим университет студентам, что действительно неотменимо в этой жизни только одно: смерть. Более того: в ее неотменимости и коренится возможность осмысленного жизненного выбора. Если ощутить, что жить осталось совсем немного, возникает желание не тратить времени на то, с чем «приходится мириться». Если вспомнить о собственной конечности, зависающее на 12 лет российское окошко утратит всякую необходимость. Это может не привести к переизобретению политической системы (хотя хотелось бы) – но это в любом случае оторвет нас от пристального созерцания отвратительного в своей неизменности экрана. Главное знать, что в оставшееся нам время еще можно придумать нечто независающее. И об этом легко помнить, глядя на гаджеты, созданные покойным теперь уже Стивом Джобсом.                        

ранее:

«Дети не читают. И это хорошо»
«20-летние судьи в мини-юбках засыпают на слушаниях, ковыряя в носу накладными ногтями»
Чем Прохорову могло бы помочь чтение Пелевина
«Сесть на 13 лет в нашей реальности может каждый»
Деньги скоро обесценятся!
456 рублей в год за концентрированный абсурд








Lentainform