16+

Как фонд Ройзмана собирает информацию о наркоторговцах в Петербурге

13/10/2011

Как фонд Ройзмана собирает информацию о наркоторговцах в Петербурге

В августе знаменито-скандальный екатеринбургский фонд «Город без наркотиков» Бычкова - Ройзмана (считается, что именно из-за поддержки Ройзмана олигарх Прохоров поссорился с Кремлем) начал программу «Страна без наркотиков» - сбор информации о наркоторговцах посредством горячей телефонной линии.


                    За месяц из Петербурга на горячую линию «Страны без наркотиков» позвонило 40 человек. За тот же срок на петербургский телефон доверия Госнаркоконтроля поступает звонков в 15 раз больше.

Фонд «Город без наркотиков» известен своими реабилитационными клиниками с их подчас жесткими – на грани фола – методами излечения наркоманов. В Петербурге такого отделения нет. В фонде нам сказали, что у них пока нет ресурсов – ни денег, ни людей, чтобы открывать похожие клиники по стране.

Зато фонд приступил к сбору информации об активно функционирующих наркоточках. На сайте опубликован телефон: по нему отвечает живой человек, который задает звонящему вопросы: кто торгует, где и по каким признакам это можно выявить.

Работники фонда не собираются учинять самостоятельное расследование, а передают эту информацию выше – но не в Госнаркоконтроль и не в полицию, а в прокуратуру.

– Горячая линия работает с 28 августа, – рассказали в Фонде. – За это время поступило 40 звонков из Петербурга и 10 из Ленинградской области. Источниками становятся обычно соседи наркоторговцев, родители наркоманов и сами экс-наркоманы, если им удалось вылечиться. Соседи обращают внимание на шприцы в подъезде, ну а бывшему наркоману хорошо известны районные дилеры, которые чуть не сломали ему жизнь.

– Кроме шприцов, какие еще есть приметы?

– По запаху можно легко распознать дезоморфин, он же «крокодил». При его приготовлении появляется запах йода. Остальные средства не так легко ощущаются. Наркотик «крокодил» – средство для бедных, изготавливаемое из легально продаваемых в аптеке лекарств – оказывается во сто крат опаснее героина. Во-первых, он вызывает еще более быстрое привыкание. Во-вторых, с ним выше риск получить гангрену. Траву, которую тоже легко унюхать, но обычно курят не там, где покупают. Ну а опиатный наркоман, конечно, далеко не уйдет, вколет сразу.

- Наркоторговцы не используют сейчас тактику закладок, чтобы не хранить дозы дома?
– Есть такие, что ничего не боятся. По крайней мере – полиции. Потому-то мы и обращаемся сразу в прокуратуру. Но наша задача – пресечь распространение, а не наказать полицейских за их преступное бездействие.

- А что будет, если и прокуратура проявит такую же инертность?
– Тогда мы выложим на сайт большую карту города, на которой разметим все выявленные точки по продаже наркотиков. Может, кто-то захочет с ними разобраться, если у полиции не дойдут руки.

- Так это получится реклама наркотиков с точными адресами «магазинов».
– Пустяки. Ничего нового наркоманы на этом сайте не узнают.

Своим информантам работники фонда обещают, что реакция на сигнал появится не раньше чем через два месяца. Пока прокуратура не предоставила ответа ни по одному из 40 звонков.

В управлении Госнаркоконтроля существует свой телефон доверия – 4955264. Это не живой человек, а автоответчик. За день на него поступает около 20 сигналов. Но не все они отсылают к реальным наркоточкам. Только половина звонков, говорят в Наркоконтроле, действительно связана с проблемой наркоторговли, и только 2 из 10 сигналов пригодны для оперативных мероприятий. В них указан четкий адрес: не просто номер дома, где, может быть, 1000 квартир, а и номер квартиры, и часы, когда участников сделки легче всего поймать с поличным.

– Если звонящий называет свою фамилию и контакты, значит, это официальное обращение, – говорит пресс-секретарь петербургского управления Госнаркоконтроля Андрей Панов. – Тогда гражданину обязаны в положенный срок сообщить, проводилась ли проверка по сигналу и каковы результаты. Но раньше чем через два месяца ответа лучше не ждать. Чтобы по-настоящему изобличить наркодилера, нужно несколько дней подежурить, желательно найти более крупного поставщика, а уже потом задерживать продавца и ликвидировать точку. Все это делают районные подразделения наркоконтроля, потому что именно им передается информация с того телефона. Это, кстати, не означает, что сосед, который обратился в ФСНК, сразу обретет желанный покой. Пока длится следствие, дилер может продолжать торговать. Потом суд, где судья, узнав, что дилер, например, болен гепатитом С, даст ему условный срок. А дальше продавец, которому особо нечего терять, вернется домой и возобновит торговлю. Ему ведь тоже нужны деньги на дозу.

Чей телефон в итоге окажется эффективнее – пока неизвестно. Для большей пользы лучше всего звонить по обоим.

Кстати

На прошлой неделе глава следственного отдела Госнаркоконтроля Сергей Яковлев заявил о необходимости ввести в стране уголовную ответственность за систематическое употребление наркотиков. КС подобной идеей весной уже выступал министр юстиции Александр Коновалов. Правда, оба юриста заявили о необходимости ввести альтернативное наказание – принудительное лечение. 

Цитата

«Я с ним (с Евгением Ройзманом) знаком, он в начале 2000 года предлагал возглавить фонд «Город без наркотиков» в Санкт-Петербурге. Я согласился, но мне быстро остудили голову. Только в отдельно взятых точках мне удалось выгнать всех торговцев наркотиками – это школа, где училась моя дочь, и факультет в университете».

Из интервью Владимира Барусукова (Кумарина) газете «Совершенно секретно», сентябрь 2011 г.                     

Нина АСТАФЬЕВА











Lentainform