16+

Почему не надо было отбирать мигалку у машины вице-губернатора Косткиной

18/10/2011

СЕРГЕЙ БАЛУЕВ

На неделе в городе вышла большая несправедливость. Серьезные люди из ФСБ, взяв в помощь доблестных инспекторов ГАИ, стали останавливать машины с мигалками и пропусками. И поймали «Тойоту» вице-губернатора Косткиной, и отняли у нее стробоскопы.


                 Сотрудники Косткиной, конечно, объяснили, что все такие машины продаются с мигалками. Покупаешь «Тойоту», глядишь – мигалка.

Такое внятное объяснение должно было бы смягчить людей из органов, но не смягчило. Возможно, этим была совершена большая ошибка – такое поведение может сильно испугать население.
Объясним – почему? – на древнекитайском примере.

Однажды во дворец правителя царства Цинь пришел крестьянин по имени Фэн, принес уздечку от осла:
– Я хочу, чтобы эту уздечку правитель передал в подарок гуаню Ци Ху (гуань – чиновник по-китайски).

Правитель заинтересовался, вышел к Фэну:
– Зачем ты принес эту уздечку?
– На что мне уздечка, если гуань украл у меня осла. У него осел, пусть будет и уздечка.
Правитель возмутился таким волюнтаризмом подчиненных и сказал, что немедленно созовет верховный суд, чтобы рассмотреть дело о краже осла.

Суд собрался. Первый судья сказал:
– Наш правитель возмущен. Но чем? Тем, что украли осла? Нет – не этим, воруют даже слонов. Правитель возмущен тем, что вором оказался чиновник. Но не уроним ли мы достоинства власти, назвав действия сановника кражей. Не скажут ли нам: вы – тухлая вода, если в вас лежала тухлая рыба. Я считаю, мы не можем заявить, что чиновник украл осла у крестьянина.

Второй судья сказал:
– Следует сформулировать так: «чиновник Ци Ху виновен в том, что взял без спроса осла у крестьянина Фэна».

– Постойте, – закричал третий судья. – Ци Ху мог и не знать, что осел принадлежит именно Фэну. Он просто взял чужого осла. Поэтому формулировка должна быть такая: «виновен в том, что без спроса взял неизвестно кому принадлежащего осла».
– «Неизвестно кому принадлежащего» – меняет все дело, – сказал четвертый судья. – Неизвестно кому принадлежащая вещь – это находка. Значит, Ци Ху виновен в «утайке находки неизвестно кому принадлежащего осла».

– Ци Ху взял не чужого осла, – вступил первый судья. – Раз осел был находкой, его половина принадлежала нашедшему. Значит, Ци Ху взял наполовину своего осла. Он принял не совсем своего осла за своего. Конечно, это большая ошибка. Ци Ху лучше должен знать своих ослов.

В итоге суд сошелся на том, что гуаня Ци Ху надо признать виновным в том, что он не знает своих ослов. Обвиняемый своей вины не признал («разве я могу знать в лицо пятьсот своих ослов»). Суд согласился, что знать всех ослов невозможно. И оправдал чиновника.

Ци Ху отправился к правителю и сказал:
– Правосудие оправдало меня. Теперь перед судом должен предстать человек, который оклеветал невиновного.

Правитель согласился. Но крестьянина Фэна не нашли. Он бежал в тот же день, когда правитель отдал приказ отдать чиновника под суд. Но оставил письмо. «Раз самого гуаня отдали под суд, что ждать крестьянину?»
– Да, – сказал правитель. – Чиновников не надо публично наказывать. Это пугает простой народ.                 

ранее:

«Предположение, что чем затратнее проект, тем дольше его изучают, абсолютно ошибочно»
Что делать, если все чешут за ухом, отводят глаза и говорят слишком гладко?
«Народ – это публика, которая должна выступать в роли болельщика на футбольном матче»
В каких случаях надо менять имя, а в каких – фамилию
Зачем Полтавченко бродит по Петербургу инкогнито
Осторожнее надо быть со стимулами!








Lentainform