16+

Может ли у нас 10 процентов населения проголосовать за Новодворскую?

20/10/2011

ОЛЬГА СЕРЕБРЯНАЯ

На минувшей неделе многие в сети спрашивали куда-то в воздух: как возможно, что в Польше, в какой-то несчастной Польше, про которую мы и знаем-то только то, что она не заграница, третье место на парламентских выборах получает партия, выступающая против всего исконно польского?


                       Против вездесущих ксендзов, ограничивающих женщинам – доступ к абортам, геям – к гей-парадам, а всем вместе – к марихуане. Против махровых патриотов, в глазах которых суть политической жизни сводится к мифу о вечной жертвенности и культу страданий прекрасной родины. Против близнеца, который заключил брата в усыпальницу польских королей только потому, что тот разбился на самолете там же, где 60 лет назад расстреляли 20 тысяч его соотечественников. 10% получила партия, выступающая против всего исконно польского. Возглавляет ее бывший водочный магнат Януш Паликот. Вместе с ним места в парламенте получат женщина-трансгендер и организатор гей-парада из Гдыни.

Это как если бы у нас 10% населения проголосовали бы за Новодворскую без православия и задвигов. Нет. За Курехина до перехода к фундаментализму. За политически активного Гребенщикова. Хотя это оксюморон. За Ходорковского, который торговал бы водкой, а не нефтью. Но тогда какой бы он был Ходорковский? В общем, перевести произошедшее в Польше на русские реалии не представляется возможным. И даже не потому, что у нас нет выборов, а вместе с ними и лидеров. Проблема в том, что мы даже не мечтаем о политике вне принципа TKM –потому, что не артикулирован сам этот принцип.

Победы Ярослава Качиньского, брата-близнеца предыдущего президента Польши, здравомыслящие люди опасались не столько из-за его русофобии, гомофобии, подспудного антисемитизма или не совсем дружелюбного отношения к Евросоюзу. Его настоящий вклад в польскую политику выражается словами Teraz, kurwa, my, что на русский переводится как «Теперь, бл**ь, мы». Именно проведением этого принципа во всех областях жизни и отличилась в нулевые годы его с братом партия. Суть политики сводилась к тому, чтобы изгнать из власти старых либералов (снабдив их на прощание ярлыком «еврейские») и провести на все важнейшие посты своих людей. Потому что хватит уже этих разговоров про права и свободы. Teraz, kurwa, my: нужны реальные ценности, и они у нас будут. Нам – власть и деньги, а всем остальным – святую католическую Польшу.

На первый взгляд от российских нулевых все это отличается только лишь масштабами. Понятно, что по сравнению с Россией денег в Польше меньше, нравы – мягче, а католическая церковь предпочитает не заниматься поиском педофилов в изящной словесности, хотя на земельные угодья и замки имеет не меньшие аппетиты. Однако фундаментальная разница, которую мало кто замечает, кроется в самой проговоренности принципа TKM. Пока в России обиженные и отлученные от политики в начале нулевых пытались сформулировать нечто про «засилье питерских», а население нашего города искренне недоумевало, при чем здесь мы, президент с коллегами методично, но молча реализовывал принцип TKM, каким-то чутьем понимая, что сама его формулировка, то есть обнажение логики действий, поставит под угрозу их бесперебойное осуществление до конца отмеренного ему и его коллегам земного пути.

Бороться с «питерскими» можно лишь, ясно понимая, как и в чем мешает тебе их деятельность. Дело не в мигалке на машине у Михалкова и не в низких зарплатах работников науки – дело в том, что помимо решения личных задач у руководства страны никаких других задач нет. Если бы это было сказано прямо, как в случае с Качиньским, условных «питерских» давно уже обыграли бы какие-нибудь трансгендеры в союзе с водочным магнатом. Но пока принцип не продуман и не сформулирован, все политические неприятности у ВВП на родине будут измеряться песней Макаревича «Путин едет в Холуёво». А у нас с вами будет еще и необходимость прослушивать эту несусветную пошлость.                     

ранее:


«Айфон освободил мою правую руку от особого тика»
«Дети не читают. И это хорошо»
«20-летние судьи в мини-юбках засыпают на слушаниях, ковыряя в носу накладными ногтями»
Чем Прохорову могло бы помочь чтение Пелевина
«Сесть на 13 лет в нашей реальности может каждый»
Деньги скоро обесценятся!








Lentainform