16+

Можно ли радоваться смерти Каддафи?

24/10/2011

ОЛЬГА СЕРЕБРЯНАЯ

В Ливии убили полковника Каддафи. Удивительно самоуверенный был человек: до последнего думал, что народ – с ним, и даже бомбежки НАТО не могли разубедить его в том, что взбунтовались какие-то «крысы», которые скоро передохнут. Сопротивлялся реальности, как мог, и погиб – сказали в один голос в русском ЖЖ – как герой.


                 В интеллигентных кругах даже развернулась дискуссия, можно ли радоваться смерти злодея. В дело пошел кантовский категорический императив, предписывающий всегда относиться к человеку как к цели и никогда как к средству, то есть видеть в нем высшую ценность, а не препятствующее реализации твоих целей явление природы. Здесь можно, конечно, свести все к шутке и сказать, что ливийские повстанцы как раз и отнеслись к Каддафи как к цели: прицелились, выстрелили и попали. Но это значило бы не уважать пафос философского вопрошания.

Если же серьезно, то радость не может быть моральной или аморальной в кантовском смысле. Это всего лишь реакция, приемлемость которой определяется общественным консенсусом. На Западе он иной, чем у нас, и тут уж ничего не поделаешь. Но императив все-таки вспомнили не зря.

Дело в том, что именно он страшно мешает правителям. В его основе ведь лежит постулат о том, что человек – существо свободное, самостоятельно определяющее, что ему делать. Управлять такими существами сложно. Проще иметь дело, например, с собаками. Еще Платон подметил, рассуждая о государстве, примечательное свойство их натуры: собаки ласкаются, когда видят знакомого человека, хотя тот ничего хорошего за всю жизнь им не сделал, и злятся, когда видят незнакомца, хотя он еще ничем их не обидел. Будь на месте граждан РФ 140 миллионов псов, предвыборная проблема у М и П не стояла бы даже в теории.

Мудрые руководители (одна голова хорошо, а две лучше) придумали, тем не менее, выход. Они решили создать в стране население с заранее заданными собачьими свойствами. Например, если происходит предвыборное интервью, то вопросы тебе задают исключительно Эрнст, Добродеев и Кулистиков. Если же происходит предвыборная встреча с молодыми журналистами, то на нее привозят в качестве аудитории нашистов. Получается гладко, как с собаками.

Мне скажут, что нельзя заменить на собак все население страны – наверняка останутся люди, которые предпочитают сами решать, что им говорить, думать и делать.

Соглашусь, что задача сложная. Но разрешимая. Вот, например, администрации Купчина уже удалось создать целый район людей с заранее заданными свойствами. Набор этих свойств напечатали на специальной бумажке и раздают, говорят, прямо на улицах.

Так вот, «житель Купчино» (в собачей реальности Купчино не склоняется), в частности, «никогда не обидит ребенка и пожилого человека, бережно относится к личному, муниципальному и государственному имуществу, воспитывает в себе внутреннюю культуру, соблюдает чистоту в подъездах, не допускает использование ненормативной лексики и соблюдает правила дорожного движения». В отдельно взятом районе проблема решена, и образцовый «житель Купчино» Медведев Д. А. может теперь спокойно приезжать на малую родину встречаться с виляющими хвостами избирателями.

Но что делать с реальными жителями Купчина, которые, бывает, сорят в подъезде, переходят улицы в неположенном месте и грязно ругаются, столкнувшись с безобразием? Ответ простой: а их просто нет. И доказать обратное мудрым правителям невозможно. Во всяком случае, полковник Каддафи так до конца и не поверил.                     

ранее:

Может ли у нас 10 процентов населения проголосовать за Новодворскую?
«Айфон освободил мою правую руку от особого тика»
«Дети не читают. И это хорошо»
«20-летние судьи в мини-юбках засыпают на слушаниях, ковыряя в носу накладными ногтями»
Чем Прохорову могло бы помочь чтение Пелевина
«Сесть на 13 лет в нашей реальности может каждый»








Lentainform