16+

«Кто бы ни пришел на место Веры Дементьевой, буду это приветствовать»

25/10/2011

МИХАИЛ ЗОЛОТОНОСОВ

Вера Дементьева, возглавлявшая КГИОП с 2003 года, ушла со своего поста. Ей на замену придет Александр Макаров - бывший помощник полпреда Полтавченко в ЦФО, член совета по делам казачества при президенте РФ, генерал-лейтенант.


                  Кто бы ни пришел на смену председателю КГИОП Веры Дементьевой, я все равно буду это приветствовать. Ибо каждый раз, когда в Петербурге уничтожался очередной объект охраны, я сразу вспоминал, что по-латински dementia – это безумие.

Безумием было отдавать с санкций КГИОПа на растерзание Новую Голландию (сперва Ш. Чигиринскому, теперь Р. Абрамовичу) и Летний сад (Русскому музею), разрешить «Газпрому» новостройки в Таврическом саду и в Александровском парке, разрешить портить жуткой герасимовской мансардой дом Лобанова-Ростовского, а земцовской многоэтажной теплицей – вполне приличный дом на пересечении ул. Восстания и Невского пр. Безумием было доверяться «научным экспертизам» Славиной – Полетайкина.

Примеров могу привести множество. Дело дошло до того, что охранный статус снимали с тех зданий, которые были только что признаны вновь выявленным памятником, но на которые кинул взгляд очередной инвестор.

Поэтому новому председателю КГИОПа я бы рекомендовал начать со спасения прежде всего того, что сейчас является наиболее ценным и находится под угрозой полного уничтожения. Я имею в виду Новую Голландию и Летний сад, где до открытия надо демонтировать хотя бы 6 дурацких и антиисторичных фонтанов из 8, уничтожить все новодельные постройки и ликвидировать «Гаванец» – сухой бассейн, облицованную мрамором дурацкую яму, в которую никто не собирается наливать воду (это вообще венец абсурда). И демонстративно добиться сноса мансарды на доме Лобанова-Ростовского и многоэтажных теплиц на «Стокманне». И укоротить отель по проекту С. Гайковича на Невском у пл. Восстания, со стороны которой он выглядит просто безобразно.

Одновременно я настоятельно советую восстановить в самом КГИОП управление научно-исследовательской экспертизы. Это был один из этапов институционализации контролируемого разрушения памятников архитектуры и предметов охраны в центре Петербурга. И теперь надо двигаться обратно, последовательно восстанавливая то, что было уничтожено в угоду строительной мафии, прежде всего московской.

Затем надо срочно решать судьбу зданий и целых комплексов зданий, которые эта мафия захватила, а потом бросила. Классический пример – здания Военно-транспортного университета железнодорожных войск РФ на наб. р. Мойки – ул. Глинки, которые забрал было «Рюрик», а потом бросил. Здания стоят неотапливаемые. При этом, кстати, одни только шурфы, которые нарыли во дворах, привели к тому, что осел фундамент дворца Юсупова на Мойке, стены пошли трещинами, и рестраврацию пришлось начинать сначала. Другой пример – дом на Конногвардейском бульваре, от которого батуринская фирма «Интеко» оставила одну лишь фасадную стенку. Скоро она рухнет, но это, похоже, никого уже не волнует.

Одновременно нужно вернуться к идеям весны 2005 года. Напомню, что тогда была выдвинута идея – перейти в описании предметов охраны на уровень квартала, к выработке поквартальных режимов застройки и обременения собственника этими жесткими правилами.

Потому что на практике строительство в историческом центре ведется как строительство отдельно стоящего здания с полным игнорированием среды. Нарушаются композиционные принципы, характерный для среды материал стен, ритм фасадов, высота... Кроме того, игнорируется то, что квартал – это единая гидрогеологическая система, которая в условиях СПб напоминает надувной матрас: если в одном месте надавить, в другом поднимется. Фундаменты представляют собой сросшуюся систему. Поэтому проектирование градостроительной деятельности в историческом центре необходимо производить только в масштабах всего квартала, и именно поквартальный кадастр и был объявлен в 2005-м конечной целью.

Но в 2005-м это была лишь идея, которая ничем не закончилась. Вместо ее реализации приняли Правила землепользования и застройки, которые не были документом с градостроительным смыслом, а представляли лишь протокол о намерениях городской власти отдать инвесторам тот или иной участок, снабженный не обременением, а наоборот, «антиобременением» – прежде всего, разрешением нарушать высотные ограничения.

О назначенце нового губернатора на пост председателя КГИОП, Макарове Александре Игоревиче, не известно ничего. И это плохо. Потому что на такую должность надо ставить человека со сложившейся репутацией, с известным послужным списком. Это должность публичная и требующая интеллигентности, которая на самом деле является, прежде всего, принципиальностью и неуступчивостью. В свое время Д. Лихачев сказал, что невозможно притвориться интеллигентом. Добавлю, что притвориться специалистом в сфере охраны памятников Петербурга тоже не получится, так что момента истины ждать осталось недолго.

Кстати, в каталогах двух самых крупных российских библиотек – РНБ и РГБ – я почему-то не обнаружил автореферата диссертации на соискание ученой степени кандидата юридических наук А. И. Макарова, о чем говорил губернатор Полтавченко.                          

ранее:

«ТВ уже не скрывает: брежневизация – это новый стиль»
«Зачем простое действие, учащее обожать премьера, надо превращать в дорогостоящие сатурналии»
«И тут я сразу ощутил, как погружаюсь в затхлую атмосферу провинциального убожества…»
Зачем Сванидзе подыгрывает Кургиняну?
Зачем на ТВ бесконечно показывают милицейские сериалы
«Главное, будь дебилом! Тогда жить будет весело и хорошо»
Как отечественное ТВ показывало катастрофу на Волге








Lentainform