16+

Виктор Черкесов рассказал, почему решил примкнуть к оппозиции

25/10/2011

Виктор Черкесов рассказал, почему решил примкнуть к оппозиции

Многих удивила новость о том, что 61-летний генерал Виктор Черкесов, уроженец Петербурга, ветеран КГБ и первый заместитель директора ФСБ, когда ее руководителем был назначен Владимир Путин (1998), заявлен кандидатом на выборы в Государственную думу по списку КПРФ.


                     Генерал Черкесов, в ранге министра возглавлявший Федеральную службу по контролю за наркотиками (ФСКН) с 2003 по 2008 год, в интервью газете El País объясняет, почем он решил примкнуть к оппозиции.                       

«В России складывается все более феодальная система, неспособная решать свои проблемы, но разрушать ее одним ударом было бы весьма опасно», – говорит он. «Ее необходимо обновить, как атомный реактор, удалив износившиеся элементы и заменив их на новые, но только делать это надо постепенно, не затрагивая сердцевины, чтобы реактор не взорвался», поясняет Черкесов, занимавший пост начальника УФСБ по Санкт-Петербургу и Ленинградской области с 1992 по 1998 годы. В 2000 году он был назначен полномочным представителем Президента Российской Федерации в Северо-Западном федеральном округе.

Выборы 4 декабря предоставляют «возможность изменить ход событий» и дадут «реально работающий, а не пассивно наблюдающий парламент», говорит генерал, замечая, что «последнее, что мог бы сделать Дмитрий Медведев – это обеспечить проведение чистых и демократических выборов».

«Участие в выборах означает крупный поворот в моей жизни, но при этом является продолжением того, что я делал в течение долгих лет, то есть участие в управлении государственными делами, но только теперь уже в качестве политика», поясняет Черкесов, который, не будучи членом КПРФ, стоит на восьмом месте в предвыборном списке, что обеспечивает ему депутатский мандат в Государственной Думе.

Черкесов считает, что «необходимо всерьез заняться вопросами безопасности и борьбы с коррупцией». «За последние годы в Уголовный и Уголовно-процессуальный кодекс были внесены сотни поправок. Не нужно принимать новых законов, достаточно добиться того, чтобы выполнялись ныне действующие». В качестве примера он приводит смерть в одной из московских тюрем директора школы, подозревавшегося во взяточничестве.

«Вне зависимости от того, было ли обоснованным это обвинение, директор провел в заключении несколько месяцев за несколько сотен тысяч рублей, в то время как за хищения в размере триллиона рублей в системе госзакупок не был посажен ни один чиновник. Система правосудия у нас действует избирательно. Директор школы был беззащитен и не мог обратиться к «своим» людям во властных структурах, а чиновников-взяточников защищали те, кто участвует в этих темных делах».

Хватает ли российским лидерам политической воли для борьбы с коррупцией? «Даже желая побороть ее, Путин и Медведев ограничиваются лозунгами, но обстановка может измениться, если население России решит, наконец, оказать влияние на власть с помощью своих голосов и откажется дальше терпеть то, что происходит».

Одна из целей Черкесова заключается в том, чтобы добиться наделения Думы полномочиями на проведение расследований. «Парламент должен осуществлять контроль за деятельностью исполнительной власти, но у нас он этого не делает, потому что большинство депутатов, по сути дела, делегированы правительством и тормозят законопроекты оппозиции о парламентском контроле», говорит генерал. Парламент создает комиссии «по особым случаям», но не может проводить независимые расследования, ни вызывать чиновников, ни запрашивать интересующие его документы.

Темой, требующей отдельного расследования, являются связи подпольного игорного бизнеса в Подмосковье с Генеральной прокуратурой и Следственным комитетом, созданным при Путине, который взял на себя ряд уголовно-процессуальных действий, ранее находившихся в компетенции прокуратуры. «Мы должны знать, коррумпирована Прокуратура или нет, и является ли Следственный комитет инструментом в борьбе кланов или же он защищает закон. Так что было бы логично было бы провести парламентское расследование, чтобы общество восстановило доверие к правосудию. Только если парламент будет контролировать исполнительную власть, начнется действенная борьба с коррупцией».

В прошлом Черкесов рассматривал органы безопасности, в которых работал, как некую касту избранных, способную руководить страной, когда государственные учреждения переживают кризис. В его мышлении произошли определенные изменения с той поры «избыточного идеализма». Он уже не верит в способность отдельной привилегированной группы, не важно какой, построить нормальную страны и повести ее по пути демократических преобразований. «Сейчас кастовость еще более усилилась, касты еще более откровенно действуют ради своей собственной выгоды. Их принципы, нравы и цели претерпели качественные изменения, а власть и рычаги управления стали намного сильнее, чем раньше», говорит он.

В 2007 году, Черкесов совершил поступок, несвойственный чекистам из окружения Путина. Нарушив существовавшие негласные правила «не выносить сор из избы», он опубликовал статью, в которой призывал своих коллег сделать выбор между исторической ответственностью перед государством или погрязнуть в коррупции и обогащаться благодаря полученной власти. В той статье генерал перечисли различные варианты действий режима, а именно: демократизация, скатывание к диктатуре латиноамериканского образца или застой.

В настоящее время Россия находится между застоем и сползанием к диктатуре, но может продолжить движение по пути демократических преобразований, если Путин поймет, что это насущная необходимость, а общество окажет давление на властные структуры, добавляет Черкесов. «Таким образом, мы имеем капитализм в самой дикой его форме, что неприемлемо для большинства населения», заключает он.

В 2006 году, будучи главой ФСКН, Путин обратился к Черкесову за помощью в расследовании дела о коррупции, в которое был вовлечен ряд высокопоставленных лиц из силовых ведомств. Во исполнение этого поручения группа сотрудников из ведомства Черкесова во главе с генералом Александром Бульбовым произвела прослушивание телефонных разговоров, чтобы прояснить дело о контрабанде, «которое стоило жизни нескольким людям, в том числе журналисты и депутату Государственной Думы Юрию Щекочихину».

За несколько месяцев члены группы «собрали доказательства, необходимые для разоблачения контрабандистов», которые в 2010 предстали перед судом и были приговорены к различным наказаниям. Ряд должностных лиц Генеральной прокуратуры, Таможни и Федеральной службы безопасности были смещены со своих постов.

Но Следственный комитет, выросший из недр Прокуратуры, вынес постановление о задержании Бульбова на основании по большей части подложных данных, и генерал пробыл в заключении два года. Парадокс заключается в том, что «уволенные должностные лица нашли себе высокооплачиваемые руководящие места в банках, а Бульбов остался без работы, выйдя через два года из тюрьмы со снятыми с него обвинениями. Это было несправедливо», говорит он.

Перестал ли Путин доверять Черкесову? Генерал уходит от ответа. Доверие Путина, столь важное при создании ФКСН, «охладело» в 2008 году. «Мои бывшие коллеги организовали публикацию ряда заказных журналистских расследований, направленных против меня», говорит он. Путин тогда посоветовал ему выбросить на помойку эти статьи, но Черкесова стали воспринимать как «опасного человека» в среде чекистов, окружающих президента. Путин, поясняет он, пытался поддерживать равновесие между различными силовыми ведомствами, а они объединились против генерала, который, думая, что обладает поддержкой главы государства, решился нарушить корпоративные правила. Черкесов оказался в таком виде лишь перед теми людьми, которые ему доверяли и, «вместо того, чтобы удостоиться наград», подверглись запугиваниям и даже тюремному заключению стараниями своих «коллег» из других силовых ведомств за дестабилизацию «преступно-корпоративного» мира.

Как утверждает Черкесов, он понимает, что Путин ведет войны на нескольких фронтах и должен выбирать, на каком направлении сосредоточивать свои главные силы. Путин считает, что его главной опорой, основой, являются органы безопасности и поэтому не может их ослаблять, нравится ему это или нет. Я рассматриваю поле несколько с иного ракурса и считаю, что ни один клан не может себе присвоить монополию на власть, подавление или выборы, потому что эта монополия не может быть объективной». И добавляет: «когда обычные чиновники обладают роскошными машинами, генералы владеют пакетами акций крупных компаний, а их дети управляют основными корпорациями страны, разве можем мы полагаться на и объективность?»

«По своим взглядам на жизнь Путин не обращает особого внимания на воровство, потому что считает, что воруют все», но «у него большой опыт и он может иметь правильное представление о роли государства и выступать в качестве регулятора и контролера в отношениях между учреждениями, хотя и использует свои способности выборочно».

Путин «сделал богатыми и счастливыми» своих друзей, и Черкесов надеется, что во время своего третьего президентского срока он «перестанет удовлетворять личные интересы своего окружения». Он также ожидает от него «коренных преобразований», а именно обеспечения «политического соревнования, свободы слова на телеканалах, настоящей борьбы с коррупцией и привлечения для работы в органах правопорядка и безопасности людей, не участвующих в коллективном вымогательстве».

«Надо бороться за нового Путина, потому что логика старого Путина не в состоянии вывести страну из кризиса», заключает Черкесов.                       

inosmi.ru, фото elpais.com









Lentainform