16+

Почему нынешние выборы еще скучнее предыдущих

31/10/2011

Почему нынешние выборы еще скучнее предыдущих

До выборов в Думу и ЗакС остается всего месяц, однако никакой атмосферы ажиотации, всегда возникающей во время распродаж - как товарных, так и политических, - нет и в помине. Что удивительно.


                       Это тем более удивительно, если вспомнить, с чего все начиналось. С зимнего народного возмущения и фамилий пострадавших от сосулек. С весеннего политического обострения, закончившегося невозможным: отзывом Сергея Миронова из Совета Федерации. Наконец, с летнего перевода Валентины Матвиенко на новое место работы, ее полутайных выборов, их сенсационного результата, звонка Валентины Ивановны в прямой эфир «Эха Москвы» и т.д.

В сравнении с прошлыми выборами – тоже никакого драйва. Никаких черных листовок в почтовых ящиках, и даже белые – большая редкость. В лучшем случае – тоскливая муниципальная газетка, пиарящая действующего депутата. Немного партийной наружной рекламы, некоторое количество непонятных плакатов «Выбери Петербург» со стрелкой, которая, как говорят, относится к Народному фронту, – и все.

Даже близкая к Михаилу Осеевскому газета «Петербургский курьер», которая еще пару месяцев назад посвящала Оксане Дмитриевой лучшие места на своих полосах (в компроматном ключе), пишет теперь сплошной позитив, но только уже не про эсеров.

Разные эксперты видят разные причины такого развития событий. Или вовсе не соглашаются с той точкой зрения, что выборы идут вяло.

Причина драматургическая

Вся драматургия выборов должна была строиться вокруг Валентины Матвиенко. Все так и начиналось. Эсеры должны были воевать с ней, единороссы – воевать с эсерами, сама Валентина Ивановна – вдохновлять своим существованием и тех, и других.

Но Матвиенко забрали в Москву, и вся драматургия кончилась. Новый губернатор Георгий Полтавченко и не должен, и, вероятно, не хочет играть роль ключевой фигуры в этой избирательной кампании. Более того – своими действиями он снижает ее пафос, так как, возглавляя список «Единой России», фактически реализует политическую программу оппозиции: увольняет приближенных Валентины Матвиенко и одно за другим отменяет ее начинания.

А никакой новый драматургический сюжет для выборов не появился и, вероятно, уже не появится.

Причина политтехнологическая

С одной стороны, отставка Валентины Матвиенко снизила градус предвыборной кампании, лишив оппозиционеров яркого объекта для борьбы. С «Единой Россией» тоже, конечно, можно бороться, но яркой борьбы не получится, потому что она не имеет личностных характеристик.

С другой – сама «Единая Россия» не делает никаких выпадов в сторону оппозиции. Перед прошлыми выборами, например, медведи соблазнили депутата-эсера Алексея Тимофеева, который выступил против своего лидера Сергея Миронова. Тогда это был первый пример ренегатства в стане «Справедливой России», поэтому все выглядело свежо.

Противники «Единой России» объясняют это тем, что партия власти всеми силами пытается сделать выборы как можно более скучными, чтобы снизить явку. Поскольку чем ниже явка, тем эффективнее работает административный ресурс.

В самой «Единой Росси» уверяют, что в 2007 году война с эсерами шла не на жизнь, а на смерть, так как тогда эта партия считалась новым проектом Кремля с большими возможностями и единороссы опасались за свое монопольное право считаться партией власти. А теперь это право никто не оспаривает, так что и воевать нечего.

Причина политико-экономическая

Некоторые, впрочем, полагают, что именно Валентина Матвиенко, а не руководство «Единой России» была главным инициатором информационных атак на эсеров. А теперь ее нет, и в единороссовском штабе избрали тактику «скучных выборов». Кроме того, на прошлых выборах по инициативе Смольного с выборов было снято «Яблоко», что взбодрило публику.

Иные эксперты даже полагают, что у Георгия Полтавченко существуют хорошие личные отношения с Сергеем Мироновым (Миронов есть в списке друзей в твиттере губернатора, а, например, Грызлова – нет). Поэтому с его появлением накал борьбы снизился. По крайней мере, публично.

Немаловажный фактор, который признают сами участники процесса, – проблемы с финансированием «Даже у нас не очень хорошо с деньгами, – заявил «Городу» источник в «Единой России», – а о других я уже и не говорю». А без денег – какая же зажигательная кампания?

Единственное утешение – все политтехнологи, с которыми общался «Город», уверяют, что последний месяц должен быть более-менее интересным.

Комментарии

Владимир Большаков, политтехнолог:

– Все время путинского правления проводится политика, имеющая целью свести к минимуму влияние выборных технологий на результат выборов. Меняется законодательство, вводящее все новые ограничения, и снижаются возможности финансирования избирательных кампаний. Все делается для того, чтобы единственным средством ведения избирательных кампаний остался административный ресурс.

Так что нынешняя избирательная кампания еще по-настоящему не началась. Я не думаю, что она будет бледной. 

По тем данным, которые я получаю, «Единая Россия» в Петербурге со всеми пересчетами получит около 30%. Дмитрию Козаку, к которому я отношусь с уважением, никакого дела до выборов нет. Полтавченко от выборов дистанцировался.

Другие партии ведут себя достаточно активно. КПРФ сейчас дают 15 – 17%, но по традиции результат будет где-то на 5% больше. Так же традиционно завышены опросы «Единой России», особенно если речь идет о телефонном опросе. Коммунисты работают, но их работа не видна, она ведется со своим электоратом. У эсеров очень активная кампания, грамотные люди ей руководят. «Яблоко» имеет все шансы набрать 7%.

То есть в Петербурге сейчас три партии имеют примерно равную поддержку: «Единая Россия», «Справедливая Россия» и КПРФ. У «Единой» немного повыше. Потом ЛДПР. Должно пройти «Яблоко».*

* Сторонники «Единой России», естественно, считают иначе. Близкие к партии специалисты рассказали Online812, что, по их оценкам, «Единая Россия» сейчас имеет 37%, «Справедливая Россия» и КПРФ – 12 – 13%, «Яблоко» – 4%.

Дмитрий Юрьев, зам. руководителя регионального избирательного штаба «Единой России»:

– Оценку вялости стоит давать ближе к выборам. Бывают кампании – как, например, губернаторская в 2003 году, – которые начинаются еще до того, как появятся кандидаты. Бывают концентрированные на последнем этапе. Нынешняя – как раз из таких. Как человек, знающий нашу кухню изнутри, могу сказать, что мы планируем основную активность как раз на последнем этапе.

Но вообще еще весной я говорил: создание Народного фронта было обусловлено тем, что Путину пришлось организовывать общественно-значимую дискуссию на платформе своих союзников, так как оппозиция была к ней не готова и сосредоточилась на диффамациях. Диффамации, конечно, являются естественной составляющей политической жизни, но оппозиция зациклилась только на них. Яблочники говорили, что их не зарегистрируют, эсеры нападали на Валентину Матвиенко. Теперь всех зарегистрировали, Матвиенко уехала в Москву, и оппозиционеры лишились своих целей. 

Наши оппоненты построили кампанию на эмоциональной критике власти, тогда как избиратели, относясь к власти, возможно, и критически, таких эмоций не приемлют. Уже даже стали появляться ностальгические нотки в отношении покинувших Петербург представителей власти. Я имею в виду Валентину Ивановну.

В этих условиях заготовленные оппозиционерами бомбы и снаряды летят мимо. Энергетика получается односторонней. 

Евгения Флерова, политтехнолог «Справедливой России»:

– Мы ждем всплеска активности чуть позже, когда начнется агитация в электронных СМИ. Потому что для нашего человека то, чего нет в телевизоре, не существует вообще. Будут в телевизоре выборы – они появятся и в жизни.

Но вообще можно сказать, что в ходе этой кампании мы видим беспрецедентную активность в сфере подкупа избирателей. К существующим и уже опробованным схемам добавляются новые – в виде голосования по почте. Мы знаем, что во многих округах бюджетников заставляют писать заявления о выдаче им бюллетеней для такого голосования. А ветеранам вручают продуктовые наборы и просят проголосовать заранее. Пожилые люди отказать не могут.

Вторая причина того, что выборы проходят незаметно, – прямая заинтересованность в этом «Единой России». Все социологические опросы свидетельствуют об их критически низком рейтинге. Размывается даже ядерный электорат «ЕдРа». Поэтому они заинтересованы в низкой явке – чем меньше избирателей придет на выборы, тем больше удельный вес будут иметь люди, приведенные на выборы административными рычагами. А чем скучнее выборы, тем ниже явка.

Но активность сейчас не на улицах – она в душах. Впервые с 1989 года я встречаюсь с тем, что люди хотят идти на выборы. Особенно молодежь. Я уверена, что приходить на участки люди будут семьями. Те, чьи квартиры затопило из-за дырявых крыш. Те, кому снесли гаражи. Те, кого насильно выселили из центра. Они все придут голосовать.                          

Станислав ВОЛКОВ








Lentainform