16+

Что предлагает Лев Лурье, чтобы узнать, какой учитель хороший

02/11/2011

Что предлагает Лев Лурье, чтобы узнать, какой учитель хороший

В Петербурге более 700 школ, гимназий и лицеев. Выяснить, какой из этих ОУ (образовательных учреждений) получше, а какое похуже - сложно. Но есть объективные критерии – результаты ЕГЭ.


                    По мнению историка, одного из основателей Санкт-Петербургской классической гимназии Льва Лурье, ЕГЭ – очень правильный критерий для сравнивания школ, поскольку достаточно независимый, и может сослужить службу ученикам и родителям при выборе хорошей школы: «Все школы, которые я вижу в рейтинге, я ожидал увидеть. Именно благодаря ЕГЭ в список лучших школ не попадают некоторые престижные гимназии».

Однако смотреть на результаты ЕГЭ стоит не всем, а лишь тем, кто выбирает школу после 9-го класса, считает историк. «ЕГЭ дает оценку работе учителя на выходе – на этапе последних трех классов. У нас в 610-й гимназии, например, нет начальной школы. А вот в 56-й гимназии, которую я обычно ругаю, она очень хорошая. Поэтому должен быть создан специальный алгоритм для учета качества начальной школы», – считает он.

Сейчас официальных критериев для выбора начальной школы не существует. По мнению учителя математики 261-й гимназии, победителя конкурса «Учитель года-2007» Дмитрия Гущина, родители должны отдавать ребенка не в школу, а конкретному учителю. 

Как узнать, какой учитель хороший. Лев Лурье предлагает проводить конкурс лучшего учителя в начальной школе, на результаты которого смогут опираться родители. Дмитрий Гущин – за самостоятельность родителей: «Спрашивайте друзей, знакомых, соседей по двору, зайдите в школу, поговорите с завучами, с учителями. Подготовительные занятия в школах с будущими первоклассниками, как правило, ведут их будущие учителя».

Хотя на Западе сделать выбор помогают рейтинги, говорит Лурье: «Там выходит четыре главных журнала, где печатают рейтинги и средней школы, и аспирантуры, и колледжей и так далее. У нас родителям приходится все узнавать самим. Нужно постоянно проводить информирование общества, а у нас страшно скрывают, что хорошо, а что плохо – потому что на этом можно заработать. Главная ошибка Полтавченко в этом вопросе – то, что он оставил на посту Ольгу Иванову (председатель Комитета по образованию), при ней ничего не изменится».

«Единственная радость нашего образования, – говорит Лурье, – то, что родители не могут коррумпировать до конца хорошие школы. Богатые родители не будут устраивать своих детей в школы, где по настоящему сложно учиться».

Вопреки распространенному мнению о коррумпированности системы ЕГЭ, Лурье считает ее наиболее объективной: «Петербург – не Северная Осетия и не Чечня, здесь трудно что-то скрыть, потому ЕГЭ здесь многое значит. Кстати, и в вузах ЕГЭ оставляет гораздо меньше возможностей для коррупции, чем обычные экзамены. Конечно, тут не все работает, как должно работать, потому что престижные вузы придумывают дополнительные экзамены, чтоб получить свой кусок. А вообще введение ЕГЭ – правильный шаг по социальной лестнице. Чтобы не только выпускник элитной школы и не только петербуржец мог поступить в престижный вуз».                        

С.К., фото rumama.ru








Lentainform