16+

Lentainform

Можно ли по детским рисункам изобличить педофила?

03/11/2011

Можно ли по детским рисункам изобличить педофила?

Сразу несколько громких скандалов, связанных с обвинениями родителей в педофилии, взбудоражили страну на прошлой неделе. Во всех случаях в уголовных делах фигурировали заключения психологов, полагавших, что дети подвергались домогательствам взрослых. Что позволяет экспертам судить о том, что ребенок был сексуально использован?


                  Предыстория скандалов

Сюжет первый. Шестилетняя москвичка Эля попала в больницу с травмой позвоночника. Во время стандартного обследования в ее моче обнаружили следы спермы. Медики немедленно сообщили об этом в правоохранительные органы. На отца Эли – Владимира Макарова, пало подозрение в изнасиловании дочери. Он сам, его жена, Эля и гинекологи, которым показали девочку, факт сексуального насилия отрицают. Однако психолог, беседовавшая с Элей по просьбе правоохранителей, сделала вывод о том, что насилие над ней, скорее всего, было. На эту мысль женщину навели слишком сексуализированные, по ее мнению, рисунки девочки, на которых были «прорисованы талия, бедра и грудь», а также кошачий хвост, долженствующий символизировать фаллос. Прямых улик, доказывающих вину Владимира Макарова, не было. Заключение психолога стало одним из кирпичиков, на которых базировалось обвинение.

5 сентября мужчину приговорили к 13 годам колонии. Он сам и его семья уверены в его невиновности. Дело вызвало огромный резонанс, тем более что недавно блогеры обнаружили в интернете снимки с лейсбийского шоу, на которых запечатлена участвовавшая в процессе детский психолог, а также ее откровения, в которых женщина признается в склонности к садо-мазохизму. Делом пообещал заняться уполномоченный по правам ребенка Павел Астахов.

Сюжет второй. На прошлой неделе в Москве возбудили еще одно громкое «педофильское» дело. На сей раз по подозрению в сексуальном насилии над собственными детьми (5 и 13 лет) был арестован известный пластический хирург, владелец клиники, Владимир Тапия Фернандес. В среду 57-летнему врачу было предъявлено обвинение в насильственных действиях сексуального характера в отношении несовершеннолетних. В деле так же, как и в первом случае, фигурирует заключение психолога о сексуальном насилии над детьми.

Что можно узнать из детских рисунков

Что позволяет психологам делать выводы о том, что ребенок подвергался сексуальному насилию? Как проводятся подобные экспертизы? Об этом Online812 рассказала клинический психолог петербургского ЦВЛ «Детская психиатрия» Анна АЛЕКСЕЕВА, более десяти лет проработавшая экспертом в судебных процессах, связанных с насилием над несовершеннолетними.

- Как проводятся психологические экспертизы детей, если есть подозрение на сексуальное насилие?
– Простые психологические экспертизы по делам, связанным с сексуальными домогательствами, как правило, не проводятся. Назначаются комплексные. При этом в комиссию входят психиатр, психолог и сексолог. Следственные органы ставят перед экспертами вопросы, касающиеся личностных особенностей ребенка, – обычно о том, склонен ли он ко лжи и фантазированию, может ли адекватно оценивать происходящее. Проводится клинико-психологическая беседа, и задаются вопросы о той ситуации, которая изложена в материалах дела. Вопрос – есть ли признаки того, что ребенок подвергался сексуальному насилию? – экспертам не задается никогда. Он просто не корректен.

- Экспертизу может проводить любой психолог?
– Нет, только организации, имеющие разрешение на этот вид деятельности. Все эксперты, даже питерские, проходят обучение, как правило, в Институте судмедэкспертизы имени Сербского в Москве.

- По каким признакам эксперт определяет, что ребенок мог подвергнуться сексуальному насилию?  
– Прежде всего, по поведению. Главный признак –  повышенная, не свойственная возрасту сексуальность. Она может проявляться в чрезмерном интересе к этой теме. Ребенок, например, имитирует с игрушками половой акт. Если во время сексуальных действий взрослого несовершеннолетний получил психическую травму, могут появиться признаки депрессии или субдепрессии: он кажется заторможенным, вялым, отказывается от еды.

- А по рисункам о чем можно судить?
– Проективные методики (рисунки) – это лишь вспомогательный инструмент. Они помогают выявить, например, повышенную сексуальность. Например, ребенок прорисовывает фигуры людей со всеми половыми признаками или неосознанно изображает фаллические символы. Может, например, нарисовать Деда Мороза с половыми органами. Но даже это не является признаком того, что ребенок подвергался сексуальному насилию. Делать выводы о развратных действиях со стороны взрослых по рисункам нельзя. Сегодня дети получают массу информации, в том числе и по ТВ. Ребенок мог случайно что-то увидеть, а потом выплеснуть это в своей картине.

У меня был экспертный случай: отчим подозревался в развратных действиях в отношении своей 9-летней падчерицы. Когда я попросила девочку нарисовать свою семью, она довольно небрежно изобразила фигуры людей, но при этом очень четко обозначила половые органы отчима, несмотря на то что он был нарисован в брюках. В беседе девочка рассказала, что мужчина сажал ее на колени, демонстрировал половые органы, просил их трогать и брать в рот. Взамен отчим помогал ей делать уроки по математике. В этом случае рисунок лишь подтверждал слова девочки.

Другой случай. К нам на обследование с жалобами на нарушение поведения в школе попал 8-летний мальчик. В беседе выяснилось, что у него есть взрослый друг дядя Андрей, который разрешает играть на своем компьютере. Я попросила нарисовать, как они играют. Рисунки помогли выявить факт развратных действий в отношении несовершеннолетнего. Мальчик изобразил конкретные сюжеты: как он с дядей Андреем моется в ванной, спит в одной кровати, сидит у него на коленях и играет в компьютер. Так как ребенок находился у нас на обследовании, мы сообщили об этом в соответствующие органы. Было возбуждено уголовное дело. Но тогда доказательств оказалось недостаточно, и посадили педофила лишь спустя несколько лет. Но он, видимо, быстро вышел на свободу. Потому что в августе этого года СМИ сообщали о задержании того самого «дяди Андрея» – Андрея Иванова – по подозрению в развратных действиях в отношении несовершеннолетнего. Насколько я знаю, он снова домогался того же самого мальчика…

- А если ребенок рисует не «конкретные сюжеты» и половые органы, может ли эксперт трактовать, например, изображение хвоста как фаллический символ и делать вывод о том, что девочка подвергалась насилию?
– Как трактовать хвост, зависит от конкретного эксперта. Но делать вывод о сексуальном насилии по рисунку нельзя.

- Если ребенок отрицает насилие, эксперты могут сказать – было насилие или не было?
– Нет, никогда.

Страсть сильнее страха

Несмотря на то что «педофильские дела» будоражат общество все чаще, по мнению Анны Алексеевой, настоящих педофилов в России больше не стало. Так как педофилия – это психическое нарушение, а процент людей с тем или иными психическими отклонениями в обществе, как правило, стабилен. Чтобы поставить диагноз «педофилия», должны быть соблюдены несколько диагностических критериев:

1. Педофилу должно быть не менее 16 лет, при этом его жертва – как минимум на 5 лет младше. Самой жертве не может быть больше 13 лет.

2. Стойкий половой интерес к выбранной жертве в течение не менее 6 месяцев. «Все педофилы проводят очень долгую подготовку своих избранников. Сначала их просто глядят, трогают, дарят подарки, сильно привязывают к себе эмоционально. До сексуальных действий в общем представлении иногда проходят годы», – поясняет Анна Алексеева.

3. Страсть к детям носит навязчивый характер, педофил не в силах отказаться от своего влечения. «Несколько лет назад в Петербурге было возбуждено уголовное дело в отношении одного известного актера, который подозревался в сексуальных домогательствах к своей 8-летней падчерице. Актера друзья заранее предупредили о том, что к нему придут с обыском. Тем не менее, он не стал удалять из своего компьютера фотографии обнаженной девочки. Снимки были настолько значимы для него, что он не смог с ними расстаться даже под угрозой тюрьмы... Во время следствия он скоропостижно скончался, не перенес позора», – говорит психолог.

По ее мнению, педофилов не стало больше, но секс с детьми стал доступнее.
– Моральная планка в обществе стала ниже. То, что было категорически неприемлемо раньше, теперь вполне доступно и возможно.                       

Мария ГОРДЯКОВА