16+

Правильно ли завязали галстуки на чекистах в сериале «Дело гастронома № 1»?

10/11/2011

ЛИЛИЯ ШИТЕНБУРГ

Окончательно смешались времена на отечественном телевидении. Понять, какой нынче год на дворе, уже решительно невозможно. На НТВ вернулась Татьяна Миткова - во всеоружии своего фирменного обаяния. Ведущий программы «Центральное телевидение» смотрел на новоиспеченного диктора «обновленных» новостей НТВ с тщательно сымитированным восторгом, а сама Миткова, что называется, лучилась юмором и энергией.


             В самом деле, с именем Татьяны Митковой было связано что-то приятное, хорошее такое – просто уже трудно вспомнить, что именно. Да и стоит ли? Возвращалась же в эфир (на Пятом канале) Светлана Сорокина – ее, помнится, тоже были страшно рады видеть. Беда в том, что эти милые, прекрасные, умные лица ничего не решают. Совсем. «Мисюсь, где ты?» – удивительно кстати по-чеховски вздохнул выдающийся русский писатель Джон Шемякин в недавней «Школе злословия».

Ни та, ни другая легендарная Мисюсь отечественного ТВ это самое ТВ уже не спасут. Они еще могут напомнить о дивных временах свободы слова в той, другой стране, где довелось чуток пожить, но за пределы ностальгии их обаяние не простирается. Ну нет былого куража на НТВ, даже если Минаев лопнет с натуги. Нет былых надежд – даже если в эфир вернут Миткову.

«Лихие», но эффектные 90-е соседствуют в эфире с застоем. Вот так, чтобы в один вечер в сетке вещания Пятого канала подряд встали фильмы «Горячий снег», «Ларец Марии Медичи» и «Крепостная актриса» – это что-то все-таки из разряда попыток хронологической дезориентации потребителя. Я уже не говорю о том, что телеканал «Культура» в порыве отчаянного нигилизма, не иначе, вместо изящных сериалов Би-би-Си демонстрирует мучительные «Дни хирурга Мишкина» – классический пример советского «конфликта хорошего с прекрасным». Это та неизбывная, непреодолимая, бесконечная грусть-тоска семидесятых, которая узнается с одного кадра желтой пленки Шосткинского комбината «Свема».

Кстати, о Евстигнееве, игравшем и в «Мишкине». На канале «Домашний» идут «Семнадцать мгновений весны» – я включила как раз, когда профессор Плейшнер влюбленно внимал штандартенфюреру Штирлицу, а тот рассуждал о будущем Германии. Это неотразимо, однако вот в чем фокус: и Штирлиц, и Плейшнер, да и весь сериал были черно-белыми. Как и предполагалось изначально. А ведь сколько сил и средств было израсходовано в свое время на покраску! Цветные «Семнадцать мгновений» так и остались одноразовым дорогостоящим кунштюком, а черно-белый фильм Лиозновой спокойно продолжает свое существование в ранге советской телеклассики.

В духе новейших тенденций поэтизации СССР – и очередная премьера Первого канала, сериал Сергея Ашкенази «Дело гастронома № 1». В основе сценария – знаменитое уголовное дело 80-х и последующий показательный расстрел директора Елисеевского магазина Юрия Соколова. В сериале он назван Георгием Беркутовым и играет его Сергей Маковецкий.

Тут много занятного. Снимали не в Елисеевском – скрупулезно воспроизвели интерьеры в специально выстроенном павильоне, которым очень гордятся. Тщательно подбирали реквизит, чтоб балычок к балычку, баночка к баночке. На этом не остановились, по фактуре прошлись основательно: вот галстуки мужские тоже подбирали со знанием дела. Так и следовало, да вроде бы и сложностей особых быть не должно – 1982 год, когда происходят основные события фильма, еще не стал древней историей.

Но – не получается. Плывет картинка. То ли восьмидесятые на экране, то ли шестидесятые, то ли вовсе тридцатые – не разберешь (если, конечно, не снимать сквозь дымку и через тюлевую занавеску – чтобы персонажи помоложе казались). Какого черта генерал, который щелкнул новехоньким фотоаппаратом в начале восьмидесятых годов, склеен в следующем кадре с репродукцией картины художника Пименова «Новая Москва» 1937 года? Это что – тайный месседж режиссера Ашкенази? Или все-таки обычная для России начала нового века тотальная утрата профессионализма?

Вот ведь беда – нельзя правильный галстук персонажу прицепить, а на роль кагэбэшников при этом позвать Михаила Пореченкова и Игоря Черневича, предложив им демонстрировать в кадре нечто глубокомысленное в клубах дыма. То есть, наверное, можно льстить «конторе» (на мой взгляд, заказ именно таков) – но не так же грубо! Вероятно, самому-то Пореченкову не противно отпускать шуточки насчет бородатого «коллеги» своего персонажа (то бишь Дзержинского) – эдак с лукавинкой, с интимной искрой в глазу, – но смотреть на довольно беспомощные актерские попытки «оправдать» всю эту замшелую совковость не слишком приятно. Старыми советскими фильмами поиск «рыцарей в сверкающих доспехах» на Лубянке, разумеется, ограничиться не мог. И если предыдущие десять лет публика наслаждалась все новыми «подвигами разведчиков» (триумфально завершившимися выступлением «пушкинистки» Анны Чапман), то теперь любоваться надлежит и трудовыми буднями простых честных чекистов, сурово карающих расхитителей народного добра.

Хорош ли Маковецкий – вот на самом деле вопрос, который решил бы все в этом сериале. Ну, «плох» он быть не может по определению. Сергей Маковецкий – актер, которого так часто хочется назвать великим (за театральные работы прежде всего), что уже пора перестать отказывать себе в этом удовольствии. Большой артист – он и в гастрономе большой артист. За восемь серий на драму наберет непременно. А не ровен час и до трагедии доберется. Но и тут нюанс: скупой, отточенный, прямо-таки аристократически элегантный жест, которым герой Маковецкого подсовывает пухлый конверт с банальной взяткой очередному начальнику, сам по себе, конечно же, доставляет эстетическое удовольствие. Но именно здесь откровенная лесть «удушливой эпохе» становится нестерпимо фальшивой: бросьте, не было в вашем застое никакого достоинства. Одно сплошное унижение.

Сергею Ашкенази не откажешь в известной проницательности: уж если «лакировать действительность», то – с самых принципиальных оснований. А галстучки можно и взаправдашние повязать.                     

ранее:

«Ностальгия по СССР – одно из самых простеньких последствий нашей стабильности»
Как отечественное ТВ сделало сериал из жизни Достоевского
Наш театр ушел из телевизора в Youtube
Если бы откровения «чудотворца» Михалкова всплыли на телеповерхность…
«Человеческое лицо на нашем ТВ выглядит оскорбительной аномалией»
Урок доброты от Владимира Путина на ТВ








Lentainform