16+

Почему я не пошел в прямой эфир Пятого канала беседовать о памятниках

14/11/2011

МИХАИЛ ЗОЛОТОНОСОВ

Из-за выборов на ТВ не показали даже мой любимый «Исторический процесс» - образцовую по бессмысленности передачу, единственным смыслом которой является скандал, регулярно устраиваемый истероидным Кургиняном, всегда доказывающим, что тоталитаризм лучше свободы, потому что без ошейника шея мерзнет.


                  Вместо «Процесса» на «России-1» пустили так называемые «теледебаты» – скучную имитацию предвыборной борьбы, больше напоминающую клоунов в цирке, которые лупят друг друга надувными шариками и несмешно шутят.

Впрочем, на экзотических каналах дебаты проходят повеселее. В воскресенье вечером, в 18 часов, на канале РБК (Росбизнесконсалтинг) я случайно попал на новую программу под названием «Прямой эфир», которую ведет Савик Шустер, еще один осколок так называемого «старого НТВ». Сначала в нападках на партию ЕР и правительство упражнялись Геннадий Гудков («Справедливая Россия») и Максим Рохмистров (ЛДПР), причем они не полемизировали друг с другом, а обличали коррупцию сверху донизу и ликвидацию демократических институтов и призывали к смене власти демократическим путем.

Для постоянного читателя сайта «Грани.ру» и подобных ему все это представляло собой набор банальностей, но для нынешнего ТВ показалось необычным, поскольку, когда речь заходит о действующей власти, ТВ напоминает шамкающего старика, у которого с утра не вставлены челюсти. К тому же у Савика Шустера «в кустах» был припасен «рояль» фирмы «Михаил Дворкович», который сидел в зале, среди зрителей. И по команде Савика он подлил в костерок бензина, обвинив и Гудкова, и Рохмистрова в том же, в чем они только что обвиняли весь прочий белый свет, – в лоббировании интересов определенных групп и фирм, т.е. в коррумпированности. Гудков и Рохмистров зашлись в припадке злобы, стали в ответ обвинять Дворковича, и передача сразу оживилась, заиграла красками, поскольку скандал – это всегда зрелищно.

Все начали орать одновременно, но, видимо, звукорежиссер добавлял децибелов в микрофон Дворковичу, потому что он перекричал обоих, предлагая огласить полный список лоббируемых ими фирм. После этого предложения Гудков и Рохмистров – с учетом места работы родного брата Михаила – почему-то сразу сникли, поворчали и замолчали, а Савик Шустер, сардонически улыбнувшись, повернул оглобли к финалу. Тигров надо подразнить, это красиво, но надо и вовремя закончить номер. Все-таки мастерство есть мастерство, и даже предвыборные дебаты можно сделать и занятными, и разоблачительными сразу во всех направлениях.

Кстати, что касается критики власти, то впереди всех бежит, конечно, президент Д. Медведев. В «Вестях недели» довольно подробно показали совещание, которое он вел, посвященное транспорту, дорогам, мостам и тоннелям. Это «та сфера, где не ворует только ленивый», – тут же сказал Дмитрий Анатольевич, нахмурив лоб, словно речь шла не о том государстве, где он президент, а о каком-то другом. Комментариев и примеров не последовало, но я сразу вспомнил родной город, Ново-Адмиралтейский мост, Орловский тоннель и другие уже отмененные плоды активности вице-губернатора Ю. Молчанова. Вот бы, думаю, развить эту тему на местном материале в Петербурге, например, в «Открытой студии» у Ники Стрижак, чтобы помочь новому губернатору, так сказать, избавиться от административного балласта… 

И, кстати, через три дня – бывают же такие совпадения – мне звонит редактор из этой передачи и приглашает в прямой эфир в пятницу 11 ноября. Тема – уничтожение памятников советским воинам в ближнем зарубежье, то есть во враждебных государствах типа Эстонии. Я, во-первых, сразу удивляюсь в телефонную трубку, что на Пятый приглашают меня и не боятся, потому что в их игру «черное и белое не называйте» я не играю, во-вторых, говорю, что обсуждать надо не зарубежье, а, например, Ленинградскую область, где в тяжелом состоянии находится так называемый «Зеленый пояс Славы». И обсудить, нужен ли он вообще или частично…

И тогда в ответ получаю информацию: оказывается, Пятый Москва исключила из предвыборных дебатов, потому что куски этого сладкого пирога не для всякого рта. И в этих условиях показывать депутатов и кандибоберов канал до 4 декабря не имеет права. Поэтому пришлось искать кого-то еще из немедийного резерва, и тут вспомнили про меня. Но причем тут я? – спрашиваю. – А вы же про памятники пишете. – Так ведь я пишу либо про памятники архитектуры, либо про петербургское монументально-декоративное искусство. – Да какая разница, – отвечают мне. – Памятники же… А специалист всегда найдет свой поворот темы... – А все-таки поактуальнее тему выбрать нельзя? – не унимаюсь я. – Чего нам толочь воду в ступе, когда в нашем Петербурге столько проблем. Давайте сменим тему. – Нет, нам специально такую тему выбрали, – отвечает мне трубка самым приятным голосом.

И тут до меня, наконец, дошел замысел. Я приду, скажу, положим, чего-нибудь «не то», чего от меня и ждут, а скороговорящая ведущая и при ней трое правильных центровых мужиков из «московских окошек» меня тут же забьют, заговорят, заболтают верными словами, а в целом, может быть, и получится что-то остренькое. Я буду как бы нападать, а московские мужики будут объяснять ошибочность моей позиции, какой бы она ни оказалась. Я проигрываю при любой комбинации 1:4, но зато получится имитация спора, которая для наших телевизионщиков является пределом мечтаний. А я выполнил бы ту функцию, которую у Шустера поручили Михаилу Дворковичу. К тому же оказалось, что до меня пытались в передачу провести Дмитрия Львовича Быкова, но писатель Ыков теперь в стоп-листе, и студия-то, конечно, открытая, но не до такой же широты и, прошу прощения, ширины. В эту дверь ДЛБ со своими виршами в стиле «анти-пу» и «анти-ме» теперь не входит. Потом звали Виктора Топорова, но он не пошел.

Я тоже отказался, сославшись на то, что у меня уважительная причина: ненавижу весь Пятый канал в целом и все его передачи в отдельности. А потом подумал и понял, что информацию мне слили неспроста, это был крик души, записка из барака усиленного режима, брошенная на волю, нам, шакалам ротационных машин, акробатам пера. Просто уже стало невмоготу. И я решил об этом написать, выполняя невысказанную вслух просьбу. У них там уже нет сил говорить то, что они говорят, пожалеем же их.                             

ранее:

«Политическая острота номеров Райкина сейчас в основном преувеличена»
«Кто бы ни пришел на место Веры Дементьевой, буду это приветствовать»
«ТВ уже не скрывает: брежневизация – это новый стиль»
«Зачем простое действие, учащее обожать премьера, надо превращать в дорогостоящие сатурналии»
«И тут я сразу ощутил, как погружаюсь в затхлую атмосферу провинциального убожества…»
Зачем Сванидзе подыгрывает Кургиняну?








Lentainform