16+

Что такое для педофила 3 тысячи рублей?

22/11/2011

ОЛЬГА СЕРЕБРЯНАЯ

В прогрессивной российской сети уже неделю потешаются над нашим прекрасным городом, точнее – над двумя его гражданами, Виталием Милоновым и Еленой Бабич. Единоросс Милонов предложил штрафовать за пропаганду ЛГБТ и педофилии несовершеннолетним, потому что, переманивая на свою сторону молодых и несмышленых петербуржцев, геи, лесбиянки, бисексуалы и трансгендеры препятствуют высокому делу размножения.


                    Каким боком в эту чайлд-фри-компанию затесались педофилы, Милонов не объяснил, однако предусмотрительно выдал индульгенцию бывшему петербуржцу Набокову В. В., потому что «Лолита»-де – не о пропаганде педофилии, а о трагедии человека.

Депутаты ЗакСа одобрили в первом чтении предложение Милонова, в блогах написали гигабайты текстов, активисты ЛГБТ-движения завалили мой ящик пресс-релизами на тему сбора подписей и одиночных пикетов против инициативы Милонова, а депутат от ЛДПР Елена Бабич творчески поддержала коллегу по ЗакСу в интервью «Известиям»: «Это копеечные штрафы. Мы скоро вымрем с такой «борьбой». Что такое для педофила 3 тыс. рублей, когда они поддерживаются мировыми сообществами?» – сказала она.

Ради торжества здравого смысла хотелось бы отметить, что 3 тыс. рублей для педофила – это ровно столько же, сколько и для непедофила, то есть примерно 100 долларов, а также поинтересоваться в воздух, какие такие мировые сообщества поддерживают этих самых педофилов – католическая церковь, что ли?

Пока депутаты сотрясали воздух перед микрофонами разных СМИ, а несчастные журналисты переписывали все произнесенное ими в свои компьютеры, пока ЛГБТ-активисты мерзли на улице в одиночных пикетах, до которых никому нет дела, а просвещенные интернет-пользователи собирали виртуальные подписи, до которых дела депутатам ЗакСа еще меньше, у разных станций метро ходили женщины в голубых накидках с медведем и пытались агитировать за партию власти. Но до них тоже никому не было дела, потому как что еще нового можно сказать на эту тему?

Стоит только представить в картинках, сколько политически мотивированных телодвижений осуществлялось в нашем городе в связи с полным отсутствием в нем какой-либо политики, становится не по себе. Сколько бессмысленных человеко-часов убиты на оскорбительные для здравого рассудка депутатские речи. Сколько денег потрачено впустую на женщин в голубых накидках. Сколько воздуха – в метафизическом смысле – испорчено этим бурлением.

Реальная человеческая жизнь на этом фоне кажется простой, как мычание. Люди рождаются, живут и умирают. Над этим процессом можно проводить какие угодно биополитические эксперименты, но по сути он никак не изменится. Единственное, что меняется в результате, – продолжительность жизни. Думаю, что ее сокращение в России обусловлено отнюдь не качеством водки и медицинского обслуживания, не размером зарплат и не стоимостью потребительской корзины. Жизнь обыкновенно длится за счет какой-то осмысленной деятельности, за счет работы, которая приносит удовлетворение и создает ощущение личного прогресса.

Возможность заняться такой деятельностью в наших обстоятельствах сведена к минимуму не только тем, что она в основном никак не оплачивается (в отличие от хождения вокруг метро в голубой накидке), но и зашкаливающим уровнем бессмысленного копошения вокруг. Когда одна половина населения вовлечена в создание очевидного цирка, а вторая – в его громогласное разоблачение, «просто работать» очень трудно. И люди умирают от неприкаянности, так и не создав вокруг себя хотя бы крошечного островка продуктивной тишины.

В общем, если бы депутаты просто замолчали, население России стало бы таять не так быстро.               

ранее:

Что будет, если называть вещи своими именами
Стоит ли обсуждать такую ерунду, как избиение жены?
Можно ли радоваться смерти Каддафи?
Может ли у нас 10 процентов населения проголосовать за Новодворскую?
«Айфон освободил мою правую руку от особого тика»
«Дети не читают. И это хорошо»








Lentainform