16+

Как я ходила на чеченскую дискотеку

02/12/2011

Как я ходила на чеченскую дискотеку

В Чечню я прилетела по своим журналистским делам. Отдыхать некогда было. Тем не менее когда мой друг прислал СМС: «Чем вечером заниматься будешь? Развлекаться пойдешь?» – я задумалась: а где тут люди развлекаются? И как?


                    Я вышла на крыльцо дома – одна чеченская семья гостеприимно приняла меня в селе Алхан-Кала. Вокруг было тихо, спокойно. Луна будто запуталась в колючей проволоке, которой на всякий случай был оплетен высокий каменный забор. Я прислушалась – может, где-то играет музыка? Или хотя бы что-то типа «Без тебя, без тебя-а-аа, все ненужным стало сразу без тебя»? Но ни музыки, ни даже Стаса Михайлова слышно не было. Странно. В российских селах я его частенько слышу в это время. А тут даже собаки не лаяли. И я не была уверена, что они в домах вообще имелись, эти собаки.

Зато подошел кот. Без всякого уважения посмотрел на меня снизу вверх. Я хоть и была в длинном платье, но голова у меня была непокрыта – может, это и котов чеченских смущает? То, что это смущает людей, я поняла сразу же. В Чечне с непокрытой головой девушки не могут появляться в местных вyзах, школах. Сотрудницы госучреждений тоже обязаны носить на работе платки и соблюдать строгую форму одежды. Инициатором нововведений явился лично Рамзан Кадыров, и к его словам прислушиваются. Почти все женщины хотя бы символически чем-то прикрывают волосы, так что я, дабы не выделяться и спокойно заниматься своей репортерской работой, сделала то же самое – повязала на голову свой легкий шарф, и после этого ко мне даже стали обращаться на чеченском языке. Но перед котом соблюдать местные традиции я не собиралась. «Где вы тут тусуетесь, рыжий?» – спросила я его без всякого почтения и даже легонько поддела ногой. Кот заурчал. Никакого толку от этого парня. «Ой, Марічко, чічері, чічері-чічері, – напела я ему. – Розчеши мені кучері, кучері-кучері».

Я зашла в дом и решила, что пора открывать ноутбук. Ладно уж Алхан-Кала, но в Грозном есть же наверняка и ночные клубы, и дискотеки. Но поиск, правда, не такой уж настойчивый, результатов не дал. Я заглянула на местный сайт в раздел «Отдых, развлечения» в рубрику «Дискотеки». Результат: «По вашему запросу найдено организаций: 0». На другом сайте то же самое: «К сожалению, запрос «Рестораны, бары, клубы, отдых в Грозном» не дал результатов». «Яндекс» вообще на словосочетание «дискотека в Грозном» нагло выдавал одного лишь Кадырова в танце. И еще – его высказывания о том, что из-за коротких юбок и прозрачных маек девушки попадут в ад.

Ну хорошо, подумала я, допустим, тут неприлично зажигать в мини, но, может, есть какой-нибудь клуб, где девушки танцуют в длинных строгих одеждах? Об этом уже утром я спросила хозяйку дома. Она с таким удивлением и, пожалуй, даже с оскорблением на меня посмотрела: «Танцуют? Девушки с парнями? Без присмотра родителей?» – что я замолкла. «Доболталась?» – явно читалось на морде кота.

Потом меня пригласили в ресторан в Грозном, на галушки с мясом, жижиг-галнаш. Там в углу я заметила музыкальную аппаратуру. «Конечно, мы танцуем! – объяснили мне. – На свадьбах знаешь, как танцуем!» «Но ведь свадьбы у родственников не каждую неделю», – пыталась я возразить. «Да, бывают и чаще», – соглашались со мной. В конце концов я решила, что либо мои собеседники как люди семейные просто ничего не знают о ночной жизни Чечни, либо решили от меня скрыть правду. Ну и ладно. Надо было продолжать работу, и мне стало не до расспросов. Так что тогда я так и не выяснила, есть в Чечне клубы и всякие там дискотеки или их нет в принципе. Отметила для себя лишь еще одно высказывание Рамзана Кадыров «Да, у нас нет наркомании, нет неприличных ночных заведений, которых в Голландии и в Европе уйма».

На чеченскую дискотеку я попала уже в Москве. Но и это была не то чтобы дискотека, регулярное мероприятие. Скорее – танцы в фойе после концерта. Там мне объяснили, что «зажигать» надо только под национальную музыку и только национальные танцы. Просто так отплясывать под иностранные ритмы не положено.

Да и концерт был идеологически правильным. Сначала на сцене исполнили танец девушки в национальных костюмах, потом немного попели звезды чеченской эстрады, потом показали какие-то сценки, потом опять потанцевали, опять попели. Выступил юморист. И поэт. Наверное, это был хороший концерт. Только я ничего не поняла, кроме криков «Браво».

А зал реагировал бурно. И свистели, и кричали, и хлопали. Иногда кто-то из зрителей выпрыгивал на сцену и принимался танцевать вместе с артистами. Когда вышла чеченская блондинка с волосами до пояса и запела что-то очень мелодичное, все мужчины тут же достали мобильники. Потом были и на русском языке песни, как правило, про войну. Зато после концерта началось главное – дискотека.  Музыканты с барабанами расположились прямо возле гардероба. Люди стали в круг. Мамы со своими дочками пробивались в первые ряды, их одергивали другие женщины: «В очередь, в очередь». Но на замечания мало кто реагировал. Ведь главная задача чеченской мамы – выставить дочек в первый ряд, чтобы их заметили.

От девушек ничего особенного не требовалось, только стоять и ждать. Ну и глазками стрелять – еще ни один даже самый религиозный лидер не смог это запретить девицам ни в одной стране. Так они скромно и стояли, взмахивая ресницами – в угол, на нос, на предмет.

Мужчины вели себя гораздо активнее. Ведущий указывал, кто из парней выходит в круг. Продемонстрировав несколько па, танцор жестом приглашал понравившуюся девушку. Отказаться она не имела права, выходила и на цыпочках с невозмутимым видом, старательно демонстрируя полное равнодушие, плыла вокруг своего партнера, пока он бегал, кричал «Асса!», подпрыгивал и вертелся в воздухе, как акробат. Но как они это все красиво делали! Просто какой-то Краснознаменный ансамбль пляски и танца в полном составе.

Одна из мамочек рассказала мне, что только на таких вечеринках чеченская молодежь может познакомиться и вволю потанцевать: «В кино нашим детям нельзя ходить, в клубы нельзя, даже в машине вдвоем сидеть нельзя – если парень приехал к девушке и хочет с ней поговорить, он должен выйти из машины и общаться с ней на улице. Моя дочка встречается с одним мальчиком – вон с тем, в джинсах. Как встречается? А они просто по скайпу разговаривают с утра до вечера».

Главный закон чеченского флирта: «До свадьбы девушку рукой трогать нельзя». Ни в танце, ни вообще. Может, поэтому парни такие неугомонные. После яростных танцев они устроили перед Домом культуры не менее яростные гонки на автомобилях. На улице был гололед, и ребята демонстрировали прямо-таки фигурное катание на своих скромных иномарках. Несколько машин даже столкнулись. А девочки стояли на ступеньках, кутались в пальто и смотрели на все это представление, нежно взмахивая накладными ресницами, на которые налипали снежинки. Мамы следили за ними через окна.                      

Наталья РАДУЛОВА, vz.ru, фотография с сайта yarportal.ru











Lentainform