16+

История одной картины, которая не прижилась у меня дома

09/12/2011

ИРИНА БОНДАРЕНКО

Прекрасное притягивает. И чем оно масштабнее, тем сильнее тяга. Зашла недавно в малюсенькую галерею и увидела потрясающую картину, писанную, как полагается, маслом. Три тюльпана – и все. Но какие! Формат картины – три метра на два или пять на восемь – точно не скажу, но пропорция удачная. Оторваться от созерцания нереально, я сидела перед ней на корточках часа полтора.


                  Чувствую – больше не могу, ноги затекли, нашла хозяина, спрашиваю: «Сколько?» – «Сто семнадцать тысяч, – говорит. – Но раз вам так понравилось – для вас сто». – «У меня есть четыре…» – «Забирайте! Остальное будете отдавать постепенно».

Он с трудом, но все-таки засунул картину мне в машину, хотя было абсолютно очевидно, что она значительно крупнее моего автомобиля, и я поехала по городу показывать картину друзьям.

Потом с жутким трудом мы втащили ее в комнату, потому что она была и немножко больше комнаты тоже. Все остальное страшно захотелось выволочь вон – рядом с тремя прекрасными громадными тюльпанами движимое имущество выглядело жалким скарбом.

Тюльпаны не желали соседствовать ни с пианино «Красный Октябрь», ни со шкафом, ни с письменным столом, ни даже с антикварным стулом. Они нагло требовали огромного белого пространства, белого наливного пола и пары низких белых кресел. Еще они хотели, чтобы несколько огромных окон были распахнуты в солнечный сад. Я же смогла им предложить всего одно окно, выходящее во двор-колодец. Даже без стеклопакета.

Началась новая жизнь, полная мучений. По утрам, едва открыв глаз и тут же напоровшись им на прекрасные могучие тюльпаны, я сразу вспоминала, что предстоит отдать за них еще 96 тысяч – то есть четыре месячных зарплаты. На алтарь искусства были залихватски брошены неоплаченные жировки, некупленные шмотки и несъеденное питание. И я спрашивала себя, как можно было совершить этот безумный поступок?

Кроме того, признаюсь, мне было в одной комнате с тюльпанами как-то неуютно. Даже если не брать в расчет эту страшную сумму. Они подчинили жилплощадь своему влиянию, и для меня там совсем не осталось места…

Промучившись три дня, я стащила тюльпаны со стены, купила бутылку коньяка и отправилась обратно в галерею. Галерист не удивился. Он молча вернул мне четыре тысячи и коньяк, а тюльпаны – тьфу, тьфу, тьфу, оставил себе! Прощаясь, грустно сказал: «Такая картина… А ее почему-то третий раз возвращают».

Но мечта осталась… Думаю, в следующий раз взять что-нибудь из охотничьих сцен.                      

ранее:

Разве справедливо, что финны теперь спят на два часа дольше чем мы?
Почему гаишники останавливают именно меня?
«Меня обогнала кавалькада машин. Сердце екнуло прямо в животе»
«Если жмет туфля, никакой мужчина не кажется достаточно интересным»
Я нашла 20 признаков быдла
«И тут вдруг вижу – вообще не моя машина…»








Lentainform