16+

Можно ли оспорить итоги выборов?

12/12/2011

Можно ли оспорить итоги выборов?

Не было еще у нас выборов, в достоверности итогов которых никто не сомневался. Но и не было еще выборов, в которых сомневались бы так сильно, как в этих. Поскольку раньше фальсифицировали только сам процесс голосования. А теперь – его результат.


                    Простые махинации

Способы махинаций во время голосования довольно тривиальны. Вот несколько известных приемов.

С утра надо напихать в урну бюллетеней до прихода наблюдателей на участок и успеть ее запечатать. Если уже проголосовал хотя бы один избиратель – например, член участковой избирательной комиссии УИК, -  вскрывать урну нельзя. Для удобства избирательные урны специально делают непрозрачными. Если наблюдатели ожидаются буйными – можно каким-то образом подменить урны: в их присутствии запечатать пустую, а потом поставить полную. Такие случаи известны в теории – удавалось ли это кому-нибудь на практике, неизвестно.

В процессе голосования в урну могут понемногу  вкидывать бюллетени специально обученные члены УИК. Проще всего это делать, нагнав вокруг нее толпу, – наблюдателям не разрешают близко подходить к урне, чтобы они не подглядели, где избиратель, опускающий бюллетень, поставил галочку. Главная трудность здесь даже не в том, чтобы бросить бюллетень, а в том, чтобы расписаться за избирателя в его получении. При этом надо выбрать такого избирателя, который точно не придет голосовать сам. Поэтому расписываются, как правило, в самом конце дня, перед закрытием участков. Для удобства в этот раз в Петербурге списки избирателей составлялись не по домам, а по фамилиям. А то придет какой-нибудь сознательный гражданин, глянет в список и начнет скандалить: «Мой сосед по лестнице уже три года, как помер, а тут, глядите, голосовать пришел!»

Заранее набранные группы избирателей из 5 – 10 человек, переходя с одного участка на другой, могут проголосовать до 10 раз за день. В ЗакС они голосуют по временной регистрации, в Думу – по открепительным удостоверениям. Временные регистрации  подделываются, открепительное удостоверение при выдаче бюллетеня члены УИКа теоретически должны изымать, но если надо, то могут этого не делать.

На этих выборах большой популярностью пользовались дополнительные избирательные участки. Самые известные – на Кировском заводе, куда не допускали ни наблюдателей, ни кандидатов. Там «Единая Россия» получала результат, аналогичный результату Валентины Матвиенко в «Красненькой речке», где тоже не было наблюдателей. На дополнительных участках в ТК «Пик» и «Сенная» наблюдателей не пускали, требуя от них справки о прохождении специальных подготовительных курсов. Пока шло препирательство, на этих участках проголосовали все, кто был к ним приписан.

Вообще при грамотных наблюдателях вероятность вбросов минимальна. Однако в городе порядка 2000 избирательных участков, и качественно подготовить нужное число наблюдателей ни одна партия не в состоянии. Тем более что на каждый участок должно быть по несколько человек,  и хорошо бы, чтобы они сменялись в течение дня. Так как к моменту подсчета голосов те, кто просидел, глядя на урну целый день, находятся в маловменяемом состоянии.

Насколько эффективны разные технологии вбросов – вопрос спорный. На участке в среднем голосует 1000 человек. Значит, чтобы добавить кому-нибудь 10%, надо 100 бюллетеней.

Итоговые манипуляции

Все такого рода махинации труднодоказуемы. Даже если, как было на этих выборах, снять на камеру человека, засовывающего стопку бюллетеней в урну, – это всего лишь доказывает, что 5 – 6 голосов из 1000, поданных на этом участке, сфальсифицированы. Ни один суд на этом основании ничего не отменит.

Однако в этот раз эти технологии оказались недостаточно эффективны – к тому же никто не может точно сказать, на скольких участках такое практиковалось, а на скольких нет. В любом случае, говорят оппозиционеры, кто-то принял решение – результаты выборов переписать.

Сама процедура подсчета голосов выглядит следующим образом. После окончания голосования все члены УИК в присутствии наблюдателей считают бюллетени и составляют протоколы. Копии протоколов, заверенные печатями и подписями членов УИКов, выдаются наблюдателям. После этого председатель УИКа отвозит оригинал протокола в Территориальную избирательную комиссию (ТИК), где сводят все данные с участков, вводят их в компьютерную систему ГАС «Выборы» и фактически подводят итоги. Затем официально их утверждает Горизбирком.

По версии оппозиционеров, которую озвучили на совместной пресс-конференции представители «Справедливой России», КПРФ и «Яблока», согласно данным с участков получалось, что эсеры набирают 30%, единороссы – 23%, коммунисты – 20% и яблочники – 18%. Однако, по словам Оксаны Дмитриевой, около 3 часов ночи 5 декабря власть приняла решение переписывать итоги выборов. Стали составлять новые протоколы, в которых голоса, полученные «Справедливой Россией», КПРФ, «Яблоком» и ЛДПР, уменьшали, увеличивая на соответствующую сумму результат «Единой России». От сокращений не пострадали только «Патриоты России» и «Правое дело», которые на каждом участке получали не более 20 голосов. Хотя известен по крайней мере один случай, где патриотов тоже понизили: было 12 голосов, а осталось 2.


 


 


 


 

В отличие от всех прочих манипуляций, переписанные итоги легко доказать: есть копия протокола, выданная наблюдателю, и есть официальные данные. Они либо сходятся, либо – нет. Однако проблема в том, что члены УИКов часто выдавали наблюдателям неправильно заполненные копии протоколов – уверяют, что специально,  чтобы с ними невозможно было идти в суд. Как правило, на них ставили печать, но не подписывали. Однако у «Справедливой России» и КПРФ, по словам их представителей, есть и качественные протоколы, которые обнаруживают расхождения. Именно за эти участки они и буду биться в первую очередь.

Сейчас поданы жалобы в Горизбирком, который должен ответить на них до официального подведения итогов выборов. Если ответ не удовлетворит оппозиционеров, они пойдут в суд.

В своих жалобах эсеры, как рассказал юрист партии Вячеслав Плахотнюк, требуют пересчета голосов по спорным участкам, а если это невозможно – отмены результатов по ним. В обоих этих случаях поменяется общегородской расклад по партиям и кандидатам. Соответственно, поменяется как количество депутатских мест у каждой из них, так и фамилии тех, кто эти места получит.

Итоги выборов в Думу, мало кого волнующие, были утверждены еще в середине недели. Утверждение заксовских выборов ожидается в понедельник – Горизбирком должен ответить на все жалобы прежде, чем подводить официальные итоги. К пятнице распространился слух, что власти, всю неделю думавшие, как им поступить, готовы на некое неожиданное действие – от согласия на пересчет голосов по некоторым участкам до отмены итогов выборов в целом по городу. Эти версии озвучила «Фонтанка.ру».

Правда, вариант с полной отменой выборов, при котором сохраняются полномочия нынешнего состава ЗакСа, опрошенным нам экспертам кажется маловероятным: слишком большой имиджевый удар по городу и «Единой России».

Судебные перспективы

Вячеслав Плахотнюк, юрист петербургской «Справедливой России»:

- По какому числу участков вы будете оспаривать результаты голосования?
– Существенные нарушения при подсчете голосов, которые мы можем доказать и будем оспаривать, установлены примерно по 150 УИКам, то есть примерно в 10% всей избирательной системы. По всем ним есть копии протоколов, которые сильно расходятся с данными, введеными  в систему ГАС «Выборы». Часть копий протоколов видимо умышленно составлены ошибками, но мы все равно будем на них опираться, поскольку хоть одна подпись, но на них стоит. А подпись – это подпись.

Примерно по 70 УИКам копии протоколов безупречные, к тому же есть масса других свидетельств: видеозаписи, фотографии, свидетельские показания, акты наблюдателей, материалы СМИ и т. д. Я много лет связан с выборами и впервые вижу, чтобы в таком количестве люди с улицы приходили и говорили: запишите мои данные, я видел фальсификации и готов рассказать о них в суде. И информация продолжает поступать.

- Вы придете в суд и принесете свою копию протокола. ТИК предоставит свой оригинал. Они будут расходиться. Как суду определить, какому из них верить?
– Никакие доказательства не имеют заранее установленной силы. Суд будет допрашивать членов УИКа, председателя, наблюдателей от других партий. Будут вызывать свидетелей, проводить экспертизу подписей, исследовать иные документы. На основании всех этих данных выносить решение.

- Были прецеденты судов по таким основаниям?
– Да. В Ломоносове и на Васильевском острове выносились обвинительные приговоры тем, кто устраивал такого рода фальсификации. В целом по стране таких примеров уже много.

- Итоги выборов отменяли?
– По-разному. Для отмены выборов срок давности – один год. Где-то в него не укладывались. Но практика такая есть.

- Вы оспариваете результаты только с точки зрения переписанных протоколов, или речь идет о вбросах тоже?
– О вбросах тоже.

- А как доказать вбросы?
– При подсчете бюллетеней их число оказывалось больше, чем количество расписавшихся  в их получении. Важно проверить списки проголосовавших: в них найдутся двойники и мертвые души. С доказательствами будет непросто, потому что сейчас документацию подчищают. Раньше в Петербурге были случаи, когда бюллетени тонули и их съедали крысы. С другой стороны – вы же видите, что ситуация выходит из-под контроля манипуляторов.

- На основании чего вы делаете такой вывод?
– Например, в Колпине студенты массово пишут заявления о том, что их наняли для участия в махинациях, да и в целом люди не хотят мириться с обманом. Все тайное становится явным. Есть даже видео с кадрами вбросов. Слишком большие масштабы, чтобы уничтожить следы.

- Устранение наблюдателей с участка – повод для оспаривания итогов голосования?
– Отсутствие наблюдателей, тем более всех – серьезное нарушение, но только на этом основании выборы отменять нельзя. Должны быть и другие факторы.

- Вы будете оспаривать выборы на Кировском заводе?
– Да. Повод: комиссии сформированы с нарушением, наблюдателей и иных представителей партий не пустили на участки. Но этого недостаточно для отмены результатов, надо через суд истребовать документы и изучить их. Может быть, там все подписи избирателей за получение бюллетеней одной рукой сделаны. Уверен, что результат за 90 процентов в пользу одной партии на заводе не реален.

- Суд ведь может отказаться затребовать эти документы?
– Может.

- Многие горожане говорят, что, придя на участки, не нашли себя в списках избирателей. Это просто ошибки составителей списков или  следы хитроумного плана?
– Скорее халатность и некомпетентность организаторов выборов. Либо таким путем пытались повысить явку: чем меньше избирателей всего, тем формально выше доля проголосовавших. Можно  рапортовать о выборах, как всенародном празднике.

- Вы уже получили ответы на какие-то свои жалобы?
– Мы направили жалобы примерно по 50 участкам, ответов пока нет. Избирательные комиссии захлебываются в этом потоке. Они понимают, что с их ответами мы пойдем в суд, поэтому не могут просто так дать отписку, что наша жалоба рассмотрена и нарушений не выявлено. Им надо совершить или хотя бы имитировать проверочные действия: запросить документы, пояснения. А участники разбегаются: главы и члены УИКов, которые подписывали подложные протоколы, понимают, чем им это грозит. Мы знаем о многочисленных случаях, когда члены УИКов подписывали пустые бланки. Им говорили: «Подпишите на всякий случай еще пустой экземпляр. Вдруг какие-то неточности выяснятся, чтобы вас потом  среди ночи не поднимать». Вот что эти люди будут говорить, когда их в суд вызовут?                       

Антон МУХИН

 








Lentainform