16+

Насколько сильны протестные настроения?

12/12/2011

Насколько сильны протестные настроения?

Мария Мацкевич, научный сотрудник социологического института РАН пытается понять, что произошло с людьми, которые еще недавно мало интересовались политикой, и насколько серьезно изменились настроения в обществе после бурной предвыборной компании.


                – Мы все знаем, что в России таких протестов раньше не было. Протесты охватили многие крупные города, не только Москву и Петербург, хотя мы следим в основном за ними. Тут несколько факторов сыграло роль. Во-первых, резко возрос доступ граждан к интернету. Во-вторых, на этих выборах было много наблюдателей, которые пытались протоколировать нарушения – есть видео, фото. С конца 70-х годов на выборах не было такого количества добровольных наблюдателей – которым ничего не платили за их работу.

Но настроения изменились уже накануне выборов – в течение последней недели особенно: предвыборных дебатов стало больше, больше стала их аудитория, усилилось давление со стороны официальной пропаганды. Это и вызвало протест. Причем большинство протестующих – это средний класс, который раньше считался пассивной массой. То есть это обычные люди, интеллигенция. Они добровольно шли в школы наблюдателей и потом контролировать выборы.

Откуда вдруг возникло такое неравнодушие? Просто людям постепенно все стало надоедать. Появилось ощущение попрания чувства справедливости. Эта тенденция накапливалась долго. Действия власти во время избирательной кампании – люди не выдержали. В Ижевске во время агитации ветеранов один из ветеранов взял и снял видео. И, конечно, сказался сентябрь, когда произошли президентские передвижки во власти. Конечно, это задело в основном только политизированную часть населения, но эта политизированная часть смогла транслировать свои мысли остальным.

В прошедших выборах очень активно участвовали молодые люди – а раньше их было меньше всего. И хотя сейчас часто заявляют, что явка была такой же, как обычно, есть ощущение, что она все же была высокой.

Прогнозировать сложно. Кто бы неделю назад сказал, что все так сложится, как сложилось? Что «Единая Россия» получит так мало процентов? Оппозиционеры сами не верили, что победят. С другой стороны, конструктивных альтернатив пока нет. Все недовольны выборами, но взамен нечего предложить. Кажется, партии не готовы к таким протестам.

Перевыборы возможны только при условии, если большинство партий сложат мандаты. Массовые протесты хоть и важны, но они закончатся либо неприятными насильственными действиями власти, либо выдохнутся. Мы же не арабские страны – и надеюсь, у нас такого сценария быть не может. Они своим примером показали, к чему это приводит.

Если оценивать существующую расстановку сил после выборов, то в Госдуме по большому счету ничего не произошло – те же партии и остались.  А вот в Петербурге расклад интересный получился благодаря «Яблоку» и «Справедливой России». «Справедливая Россия», почувствовав себя реальной силой, теперь может и поменять модель поведения. Видимо, с Петербурга в России они и начнутся. Посмотрим, что они принесут. И неизвестно, понравится ли нам итог.                       

Анастасия ДМИТРИЕВА, фото kligono.livejournal.com








Lentainform