18+

На месте Ново-Адмиралтейского моста могут построить тоннель

13/12/2011

В конце ноября должна была решиться судьба Орловского тоннеля. Новые власти Петербурга еще в сентябре сказали, что строить его слишком дорого, и почти отказались от проекта, но потом губернатор Полтавченко заявил, что к проекту все-таки когда-нибудь вернутся, но когда – не сказал.

                     Из коридоров Смольного просачивалась информация, что иногда проходят совещания – строить тоннель или нет, и все точки над «i» еще не расставлены. Теперь стало понятно, что на Орловском тоннеле можно поставить крест. Но лоббируется идея другого тоннеля – на месте несооруженного Ново-Адмиралтейского моста.

Тоннель умер

Конкурс на строительство Орловского тоннеля год назад выиграла «Невская концессионная компания» – ее контролирует бизнесмен и депутат Госдумы РФ Виталий Южилин, которого за строительство пассажирского порта «Морской фасад» высоко ценила экс-губернатор Матвиенко. Лично Южилин нигде не выступал в защиту тоннеля, но зато всю осень Орловский тоннель публично хвалили вице-премьер Дмитрий Козак, министр регионального развития РФ Виктор Басаргин и даже министр транспорта Германии, поскольку подрядчиком строительства выступала немецкая компания Herrenknecht, связанная с экс-канцлером Шредером.

И НКК понимала, за что борется: проект тоннеля уже готов, даже получено положительное заключение Главгосэкспертизы, но ноябрь кончился, а официальных сведений о продолжении проекта нет.

По неофициальным данным, Смольный готов заплатить НКК деньги, заложенные в бюджет этого года, и окончательно забыть о проекте Орловского тоннеля.  

Да здравствует тоннель

Вместо Орловского стали говорить о необходимости построить другой тоннель – Ново-Адмиралтейский.

Еще летом – при экс-губернаторе Матвиенко – предполагалось, что Васильевский остров свяжут с Ново-Адмиралтейским островом (откуда выселяли «Адмиралтейские верфи») мостом. Его собирались построить не позднее  августа 2013 года. Начальная максимальная стоимость строительства – 5,1 млрд руб, за все собирался платить городской бюджет. А освободившуюся от «Адмиралтейских верфей» землю хотели выгодно продать под жилье.  

Все у чиновников планировалось хорошо, но градозащитники шумели, что мост испортит исторические панорамы набережных Невы, а лоцманы говорили, что мост будет мешать судоходству. Депутат Алексей Ковалев выиграл суд в связи с тем, что новый мост не внесен в Генплан, – и проект завис. Для лоцманов пришлось в октябре проводить эксперимент по проходу судов между имитаторами опор будущего моста. И по предварительным данным, которые озвучил глава бассейнового управления «Волго-Балт» Владимир  Николаев, мост действительно оказался опасен для судоходства. 

Еще не зная этого, новый финансовый вице-губернатор Сергей Вязалов (противник и Орловского тоннеля) назвал проект строительства моста непроработанным и предложил его отложить. С этим губернатор Полтавченко согласился.

Но «Адмиралтейские верфи» уже переезжают с Ново-Адмиралтейского острова (по крайней мере, по документам), и Смольный уже оплатил часть денег на этот переезд. И земля в центре Петербурга все же освободится! Но девелоперы зря облизывались – землю решено не продавать с аукциона. Сейчас готовится распоряжение правительства РФ передать территорию на Ново-Адмиралтейском острове целевым назначением Санкт-Петербургскому госуниверситету. Губернатор Полтавченко и вице-премьер Козак уже объявили, что целиком поддерживают идею строительства там студенческого кампуса. «Но переправляться туда будем не по мосту, а по тоннелю, – говорят в ректорате университета, хотя подробностей не добавляют.

Одобрение нефтетрейдеров

Не против тоннеля и градозащитники – глава петербургских «яблочников» Максим Резник заявил на прошлой неделе, что «по сравнению с Ново-Адмиралтейским мостом тоннель имеет ряд преимуществ: переправа будет круглосуточной и строительство будет более щадящим по отношению к объектам культурного наследия. Недостаток тоннеля – стоимость строительства…» Впрочем, сказал Резник, по данным института «Гипростроймост», возможно строительство тоннеля неглубокой закладки, что делает проект более дешевым (об этом проекте см. «Комментарий»).

В общем, «за» тоннель высказываются самые разнообразные силы. Объективно в этом заинтересованы и люди более влиятельные, чем даже бизнесмен-депутат Южилин.

«Нева – федеральная трасса, не надо забывать об этом, – заявила Online812 глава агентства «Портньюс» Надежда Малышева. – А нормальная работа этой трассы важна и грузовладельцам, и собственникам судов, и государству».

На прошлой неделе зам. руководителя  «Волго-Балтийского государственного бассейнового управления водных путей и судоходства» Александр Алексеев подвел итоги навигации-2011:  «Объем проведенных через петербургские мосты грузов достиг 8 млн тонн. Среди общего объема грузов нефтепродукты составляют 5,3 млн тонн, металлы – 1 млн 276 тыс. тонн, лес – 700 тыс. тонн, удобрения – 390 тыс. тонн». 

В общем, главный груз, перемещаемый по Неве, – это нефть. И каждый новый мост усложняет прохождение судов, в чем не заинтересованы перевозчики.

По словам экспертов, нефтепродукты по Неве возит прежде всего трейдинговая компания Gunvor (четвертый нефтетрейдер в мире), принадлежащая  российско-финскому миллиардеру Геннадию Тимченко и  шведу Торбьону Торнквисту. Суда принадлежат, в частности, Северо-Западному пароходству, которое контролирует миллиардер Владимир Лисин – хозяин нескольких стивидорных компаний в порту Санкт-Петербурга. Понятно, почему  эти и другие бизнесмены предпочитают мостам тоннели.

Евгений НИКИТИН

Комментарий

Марк Ицков, архитектор, разрабатывал эскиз тоннеля совместно с ЗАО «Институт Гипростроймост»:

– Отличие этого тоннеля от Орловского в том, что щита не надо. По такой технологии построен Канонерский тоннель: на площадке отдельно делаются секции, потом суда их буксируют и опускают на дно. То есть тоннель в итоге на дне Невы лежит, мы не копаем глубоко. Ведь это безумие – в городе работает щит! И по стоимости  наш тоннель будет раз в 5 дешевле Орловского. Точно пока не сказать, сколько это будет стоить, надо прорабатывать, но не больше 7 – 8 миллиардов рублей.

И, конечно, у тоннеля большие преимущества перед мостом. Мост, грубо говоря, убивает Петербург как морской город, потому что с его строительством круизные суда не будут приходить на Английскую набережную – а это уже другой город. Сюда должны приходить красивые пассажирские суда.

Второе – мост там нельзя построить технически, у него нет выходов, предмостовых площадей ни на правом, ни на левом берегу. А тоннель, мы определили, будет выходить за Горный институт на правом берегу, а на левом – в районе Английской набережной. С нашей точки зрения, с выходами нет проблем – у нас все проработано очень серьезно.

Также мост уничтожает Адмиралтейский завод. Может быть, завод и надо переносить оттуда, но после подготовки, а не сразу. А тоннель вообще никого не трогает и решает все проблемы – транспортные, архитектурные и промышленные.

Сейчас проект существует только на стадии эскизных проработок, потому что нам никто его не заказывал, мы сами его делаем уже много лет. Его как-то рассматривали в Комитете транспортной инфраструктуры, сказали, что очень интересно, хорошо, но мост дешевле. Поэтому приняли решение строить мост. Но время показало, что не в стоимости дело – последствия строительства моста будут такими, что потом не расплатиться никогда: город потеряет морские, туристские, традиционные преимущества. Дешевле тогда вообще пешком пройти по воде.

Хорошо, что политики поддерживают этот проект. Хотя это дело не политическое, а техническое – поэтому нельзя, чтобы этот вопрос становился объектом спора между партиями. Здравый смысл уходит, когда приходит политика. Хорошо, конечно, когда политики обращают внимание, но нужно проверять все техникой.                          

Записала Анастасия ДМИТРИЕВА