16+

«Знаю одного депутата, который переписывал в своем кабинете протоколы»

14/12/2011

НАТАЛИЯ ЕВДОКИМОВА

Прошедшие выборы стали, наверное, самыми скандальными. Меня очень задело, что когда люди начали выходить на стихийные митинги против нечестных выборов, с ними на улице не было наших партийных боссов. Они считают, что раз у них есть фракции в Законодательном Собрании, то это победа. Меня это просто достает. Я не понимаю и свою партию, потому что ожидала от нее признания незаконности таких выборов.


                  Сначала я считала, что оппозиционным партиям надо было просто выходить из Заксобрания, так как согласно Уставу города собрание правомочно, если в его состав избрано не менее двух третей от установленного числа депутатов. Но это легко сделать при мажоритарной системе, когда депутаты лично избираются на своём округе, и если они теряют полномочия, то проводятся повторные выборы именно на этом округе. Но сегодня применяется пропорциональный, то есть чисто партийный принцип, и если кто-то из депутатов отказывается от мандата, то проходит следующий кандидат из партийного списка. А список состоит из 56 кандидатов, трудно предположить, что все из этого списка откажутся от мандатов. Значит, надо требовать признания выборов незаконными.

Я все думала, почему вышло так, что в городской парламент прошло столько людей с сомнительной репутацией? Да просто приличные люди (я говорю о партии власти) не позволили себе фальсифицировать выборы. Знаю одного депутата, который  переписывал в своем кабинете протоколы. Говорят, у него изначально процентов 20 было, а сейчас написал себе все 60. И своей любовнице в соседнем округе он тоже нарисовал сколько нужно.

Я внимательно следила за тем, как менялись цифры проголосовавших за конкретных кандидатов на сайте городской избирательной комиссии, и считаю, что оппозиционные партии просто ограблены. В течение недели после выборов произошли революционные изменения в списках различных партий: те кандидаты, которые набрали большее число голосов, вдруг опускались в конец списка, а те, кто плёлся в конце – становился лидером и попадал в Законодательное Собрание. Что же происходило, а происходил элементарный сговор: горизбирком переписывал протоколы, оставляя в списках тех, кого легче будет уломать. Так из лидеров исчезли такие кандидаты, как Александр Редько – из КПРФ, Анатолий Кривенченко – из Справедливой России, Елена Бабич – из ЛДПР, и, наконец, Михаил Амосов – из Яблока. Похоже не только Чуров у нас волшебник, но и Гнётов тоже.

Но подготовка к фальсификации началась задолго до самого процесса выборов. Меня сразу заинтриговало, почему списки избирателей составили в алфавитном порядке, а не по домам, как это было раньше. Все элементарно. Во-первых, если список составлен по домам, то сразу видно, если какой-либо дом отсутствует в списке. При голосовании выяснилось, что  30 процентов населения в списках не было представлено. Этих людей вписывали в дополнительные списки, на не прошитых и не пронумерованных листах можно было написать кого угодно. Во-вторых, при таком раскладе в твою квартиру могут временно зарегистрировать хоть миллион человек, и ты этого никогда не увидишь. Вот такие новые механизмы фальсификации. Эти ребятки на выдумки хитры...

Самое ужасное, что этим занимался Горизбирком, а наши родненькие депутаты, внеся изменения в Закон о выборах депутатов разрешение голосовать гражданам с временной регистрации, помогли это осуществить. В результате весь Кировский завод проголосовал за Андрея Васильева, который совершенно случайно является заместителем генерального директора ОАО "Кировский завод".

Я своим однопартийцам на бюро «Яблока» сказала, что признавать эти выборы — просто идти против своей совести. На моей стороне было всего два человека. Остальные считают, что то, что у нас 6 человек в Собрании – это победа, и 30 человек из оппозиционных партий могут создать коалицию. Какие оппозиционные партии, о чем они говорят? ЛДПР тут же к «Единой России» примкнет. А те перетрубации, которые произошли со списками, сделали состав городского парламента во-первых, менее квалифицированным, а во-вторых, более покладистым.

Поэтому я покинула заседание бюро и поехала на Исаакиевскую, где встретила молчаливо митингующих молодых ребят, пришедших от Гостинного двора. Они спросили: «Где ваши партии? Мы за вас голосовали, а вы не защищаете наши голоса». Было стыдно ужасно... За собравшимся внимательно следили стоявшие там люди в погонах и ОМОНовцы. Потом группка молодых людей отошла от нас и начала скандировать: «Россия без Путина!». Тут же ОМОН кинулся их вылавливать, но они убежали. Я спросила полицейского при погонах (ему было лет 40-50): «Что они такого совершили, чтобы за ними с дубинками бежать? Если я тоже скажу «Россия без Путина» меня заберут? Вы что, хотите еще 12 лет с этим господином жить?». На что полицейский ответил, что тоже не хочет. Я так растерялась от неожиданности, что наша с ними полемика на этом и закончилась.

Вообще люди, которые выходят на улицы в эти дни сильно отличаются от тех, кто участвует в мероприятиях Стратегии-31. Это в основном студенты, которые первый раз пришли и на выборы, и на митинги против их фальсификации. Двух из них я пригласила в свою телепередачу на канал ВОТ. Один из них голосовал первый раз, его Демид зовут. Я его спросила, какие у него ощущения от выборов. Он говорит: «Ну, я сходил, проголосовал, вроде никаких нарушений не увидел. Пошел домой, залез в интернет, и мне плохо стало. Я посмотрел видеоролики, на которых засняты нарушения, и пошел к Гостиному. Стоим с ребятами, разговариваем. Ну, в ладошки похлопали. Женщина «Интернационал» пела... ОМОНовцы дали ей допеть, потом увели. Потом мужик начал играть вальс. Как доиграл, его тоже забрали. Потом очередь до нас дошла». Их повезли в отделение, предъявили обвинение в проведении несанкционированного митинга и в неповиновении полиции,  продержали там всю ночь, и повезли в суд. И сколько их таких молодых людей, которые получили первый опыт общения с полицией. Им сейчас вменяют административные нарушения, но я боюсь, что кому-то  могут  и экстримизм приписать, а это уже уголовное преступление.

Только перевыборы могут остановить людей. Это была бы такая пощечина власти... Но, этого не случится, потому что в моей партии «Яблоко» даже мысли такой нет. Про ЗС Явлинский молчит, только думским депутатам предлагает этот жест – покинуть парламент. Там терять Яблоку терять нечего, потому что там нет наших депутатов . О чем тут можно говорить? Я вообще ухожу из политики в правозащитники. Надо помогать людям, разъяснять их права. Только тогда они будут независимыми.

Позиция партии мне совершенно не нравится, и я буду думать, что делать дальше. Пока не знаю, выйду ли я из «Яблока». Если это будет мешать моей основной работе — правозащитной деятельности и антикоррупционной экспертизе законодательства, то да. Если бы назначили перевыборы, я вряд ли пошла бы снова. Я бы поддержала нормальных людей, организовывала бы работу наблюдателей, но сама – едва ли.

Что касается Явлинского, раз уж о нем заговорили, то я не могу пока точно сказать, переедет он в Петербург или нет. Но в том, что он обещал работать в ЗС и выполнит это, я уверена. Согласна, что это слегка смахивает на ссылку из Москвы, но у нас и лозунг такой был — «Начинаем с Петербурга». Явлинский – деятельный умный человек, ему хочется где-то приложить свои силы. В Думу категорически не пускают, но дело не только в этом — люди не голосуют за партию «Яблоко» на уровне Российской Федерации. Значит, надо где-то реализовывать свой потенциал. Здесь это реально. Он москвич, и в Петербурге ему будет непросто, но другой возможности заниматься политикой нет... Может, будет шанс продвигать какие-то законы в Думу. Хотя при фракции из шести депутатов – это проблематично...

Ну и напоследок. Я не считаю, что за «Яблоко» голосовали «против всех». Тогда уж за ЛДПР, у Жириновского ведь даже нормальных лозунгов нет, за него и голосовали все пофигисты, потому что прикольно. Раньше это было у молодежи очень популярно, вот все эти 18 лет Владимир Вольфович и зажигал. А сейчас возраст у него не тот, да и в Петербурге он популярность потерял, хоть и написали ему 10%.                    

ранее:

«Главное, чем запомнился Полтавченко – его было не видно и не слышно»
Господин Прохоров хочет стать вторым Жириновским?
«А почему все решили, что Матвиенко выберут в Совет Федераций?»
«Мне предложили стать советником Тюльпанова. Время для раздумий – месяц»
Мне не очень приятно посещать Законодательное Собрание
«Меня беспокоят те, кто голосует за Жириновского»








Lentainform