16+

Какие памятники ставили в Петербурге в 2011 году

27/01/2012

Какие памятники ставили в Петербурге в 2011 году

Второе полугодие 2011 года войдет в историю петербургского монументально-декоративного искусства тем, что памятники, посвященные историческим персонажам или историческим событиям, практически перестали устанавливать, а почти вся творческая и организационная энергия пошла на установку декоративных скульптур, в основном обобщенной и даже абстрактной формы.


                    Конец памятников

Я лично давно этого ждал и не могу не одобрить. Потому что, во-первых, те памятники в честь знаменитых людей, которые устанавливают, эстетически архаичны (монумент Г. Товстоногову, скульптор Иван Корнеев, 2010) или просто дефектны и являются плодом волюнтаризма не в меру активных инциативных групп – таковы, например, памятники Каподистрии и Рериху, Низами и Шевченко, а также памятники, которые еще только готовятся поставить, – певцу Цою и чиновнику по приватизации Маневичу. Апогеем глупости был бы 40-метровый монументище Андрею Первозванному в Финском заливе – слава Богу, про эту дурость забыли как про кошмарный сон.


Какие памятники ставили в Петербурге в 2011 году

Во-вторых, те памятники, которые логически назрели и эстетически доброкачественны, например, памятник Блоку работы Евгения Ротанова, ставить не желает ни городская власть, ни меценаты. Это же относится и к очень интересному памятнику Трезини работы Павла Игнатьева. Между прочим, и Блок, и Трезини – это не какой-то никому (кроме узких групп знатоков) не известный Каподистрия, это поистине великие люди, создавшие символику Петербурга, основные компоненты «петербургского текста» русской культуры. Достаточно сказать, что именно Трезини создал один из главных брендов – Петропавловский собор. С учетом хотя бы этого городская власть должна была бы изыскать средства для установки ему монумента. Однако этого уже 10 лет не происходит, хотя, повторю, отличный проект есть. 

Но если меценаты и обнаруживаются, то тут же начинают диктовать свои условия, руководствуясь своим вкусом – я имею в виду, например, историю с памятником Ф. Шаляпину работы того же Ротанова: победа в конкурсе проектов не дала практического результата, а меценат Ю. Жорно заявил, что даст деньги только на памятник Шаляпину работы А. Мурзина. В итоге история зашла в тупик, в каковом лет пять уже и пребывает.

Наконец, в-третьих, современному человеку уже не нужны идеологически нагруженные символы, да и город в целом их переел сперва в виде Лениных, а потом Петров Первых, Николаев Вторых и так далее. Даже Ахматова и Берггольц имеют по три-четыре памятника. Дело дошло до того, что в Петербурге оказалось два (!) скульптурных изображения Конфуция – благодаря активности наших дорогих китайских друзей.

К тому же, как только речь заходит о памятнике, сразу же предлагается унылое и традиционное фигуративное решение – из последних характерных примеров это Есенин (скульптор Альберт Чаркин, 2009), Товстоногов (скульптор Иван Корнеев, 2010) и Муса Джалиль (скульпторы Ахнаф Зиякаев и Ян Нейман, 2011), не говоря уже о кичухе от Александра Таратынова и «Газпрома» в Александровском парке (лето 2011), которая ближе не к искусству скульптуры, а к манекенам в витрине магазина одежды и восковым фигурам, переведенным в бронзу.

И только декоративная скульптура – так получается на практике – позволяет эстетическую игру, отказ от традиционного фигуративизма, абстракцию, гротеск и т.д. В общем, что-то новое. 

Традиционализм

К традиционным относятся только три позиции из 29: мемориал героям (6 бюстов) на территории Университета противопожарной службы МЧС, памятный знак И. А. Бродскому и бюст Атауллы Баязитова. Причем, что существенно, все они скрыты от глаз прохожих, потому что территория Государственного университета противопожарной службы МЧС (Московский пр., 149) и двора филологического факультета СПбГУ вообще закрыты для входа посторонних. А двор, где стоит памятный знак в честь посещения юным любвеобильным Бродским общежития Гидрометеорологического института (ул. Стахановцев, 17, тел. вахты Б 1 – 40 – 52), где жила его очередная пассия, и вовсе место глухое.

Бюст Баязитова (1847 – 1911), многолетнего лидера мусульманской общины Петербурга, – результат активности представительства Татарстана в Петербурге. Одним из отчетных показателей они выбрали количество памятников известным татарам, поэтому к Г. Тукаю (2006) и М. Джалилю (2011, май) добавился еще и этот скромный объект. Известно, что А. Баязитов сначала служил драгоманом (т.е. переводчиком) в МИДе, а позже преподавал тюркские языки и мусульманское право в Учебном отделе восточных языков Азиатского департамента МИД. Располагалось министерство по адресу: Б. Морская ул., 2 (сейчас эти здания занял Эрмитаж), так что логичнее было ставить бюст Баязитова там, но дворы филфака университета уже давно стали тем местом, куда ставят то, что поставить некуда, а надо. Вроде и с глаз долой, но в то же время и престижно.

Памятный знак Иосифу Бродскому – это вообще самоделка: красногранитный валун из Карелии, строчка из отличного стихотворения 1962 года «От окраины к центру» – такой дворовый минимализм. Мечта о нем циркулировала в головах каких-то поклонниц Бродского с конца 1990-х гг., и, наконец, реализовалась. Впрочем, в качестве подлинной причины указывалась возможная уплотнительная застройка во дворе: теперь надо будет сносить памятный знак Нобелевскому лауреату, а это уже серьезно.

Мемориал в университет МЧС – это реализация традиционного советского проекта «аллеи славы», вполне закономерная для военизированного вуза, начальство которого, естественно, мыслит категориями «славных боевых традиций», на которых надо воспитывать. Думаю, что современной молодежи все это по фигу, да и само благородство профессии, состоящей в спасении людей от огня, воды, завалов, землетрясений и чего угодно, не нуждается в каких-то идеологических подпорках и пафосных пояснениях, тем более – в «наглядухе» древнесоветского типа.

К тому же ради этих шести бюстов испортили уже сделанный в 2006 году (к 100-летию учебного заведения) лаконичный и весьма достойный мемориал «Погибшим при исполнении служебного долга». Он представлял собою стелу с надписью (я ее привел в кавычках), а перед ней, по оси симметрии, располагалась каменная глыба, изображавшая огонь с тремя языками пламени (как на пионерском значке, скульптор А. Чаркин). Теперь по бокам от пламени поставили по три бюста. Причем, насколько я понял, погиб при исполнении только полковник Е. Н. Чернышев, а остальные выпускники учебного заведения (и тех, которые ему исторически предшествовали) умерли естественной смертью. Но были Героями. Однако для симметрии 3 + 3 одного героя не хватало, и нашли Н. А. Алешина, который был слушателем Курсов пожарных техников, с 1-го курса пошел добровольцем на фронт Первой мировой войны и получил два Георгиевских креста. В общем, вышло что-то провинциальное и по смыслу, и по эстетике. Зато начальство осталось довольно.

В разделе «Традиционализм» можно отметить еще один объект – Памятник сестрорецкому рабочему. Своим появлением он обязан ветеранам Сестрорецкого инструментального завода им. Воскова, которые обратились в муниципальный совет. Были изысканы средства спонсоров – «Водоканала» и лично Янины Кармазиновой, координатора «Народного фронта». Фигура рабочего парня, который выходит из проходной завода, перекинув через плечо куртку, дополнена триумфальной аркой, на которой расположены рельефы, отражающие продукцию завода за 300 лет – от оружия до станков и инструмента. В целом я бы отнес объект к переходному стилю от соцреализма к соц-арту, черты которого читаются без труда. В композиции есть большая и добрая ирония к советскому прошлому и эстетике соцреализма. Арка с избыточным «трудовым» орнаментом напоминает, например, оформление станций метро 1940 – 1950-х годов, посвященное трудовому героизму и трудовой славе советского человека.

Про гномов и пегасов

№ 4 – «Ученые гномы» (композиция из 7 фигур). Семеро гномов выражают любовь к чтению и истории, хотя один уснул прямо на книге.


Какие памятники ставили в Петербурге в 2011 году

Главный гном-хранитель держит книгу в полтонны весом – походный журнал Петра I, где написано, как первый император России побывал на реке Сестре. 


Какие памятники ставили в Петербурге в 2011 году

№ 8 – «Пегасы» (3 шт.). Пегасы (на основной фотографии) перекликаются с названием улицы, ведущей к Конюшенному ведомству. Архитектурный проект реконструкции Б. Конюшенной ул. выполнили В. Л. Спиридонов, Е. В. Васильковская, Е. А. Деларов, А. В. Станчинский; заказчик – дирекция транспортного строительства Комитета по благоустройству и дорожному хозяйству.

Один Пегас стоит у самой Конюшенной пл., два – в створе Волынского пер. Все разные. Как пояснила мне Е. Васильковская, по замыслу скульптора тот, что у Конюшенной площади, – молодой и резвый, стоит на шарике, крылья еще не выросли до проектной величины, еще мечтает взлететь. Средний – послушный: слушает, что ему говорит власть, прикормлен властью, потому и крылья «механистические». Ближайший к Невскому – в расцвете лет и сил, даже отпихнул шарик, демонстрирует самостоятельность. Все крайне концептуально. Единственное, что надо заметить, – Пегасы слишком малы для того пространства, в которое помещены. Экономия средств привела к абсурдной минимизации.

№ 9 – Уставшая туристка. Поскольку объект уже демонтирован, остается посмотреть его фотографию в интернете.


Какие памятники ставили в Петербурге в 2011 году

Согласно пояснениям скульптора, также размещенным в интернете, летом 2011 года «один человек, которого я даже не знаю толком, как зовут, заказал нам такую скульптуру. С разрешения новгородского мецената Николая Сумарокова, который является обладателем прав на эту работу, мы в своей мастерской изготовили скульптуру. Точной копией ее нельзя назвать – я немного изменил портрет…». Сумарокову обещали, что «Туристка» не будет размещена в публичном пространстве. Тем не менее некто поставил скульптуру недалеко от здания администрации Приморского района, а затем девушку увел. 

№ 14 – Собиратель хвороста. Бывший кинотеатр «Факел» превратился в молодежный культурный центр того же названия. Есть планы по установке тут целого ряда декоративных объектов. Первый – работа Тимура Юсуфова, известного по двум очень интересным скульптурам во дворах филфака СПбГУ – «Гулливер» и «Нос» (гоголевский). В данном случае, однако, контекст советского типового кинотеатра как-то плохо сочетается с темой – собиранием хвороста.


Какие памятники ставили в Петербурге в 2011 году

Вещь явно пленэрная, для парка. Но, как пояснил скульптор в письме, «если появится возможность перевода композиции в металл или в искусственный камень, скульптура перекочует на газон, где планируется установка нескольких композиций из арматуры-ажур, стеклопластика или из искусственного камня». Иными словами, пока это только заявка.

Справка

Объекты монументально-декоративного искусства, установленные в Петербурге в июле – декабре 2011 г.

1. «Лебедь». Открыт летом 2011 г. Установлен на беседке Менажерийного пруда в Летнем саду. Скульптор Мария Третьякова.

2. Памятный знак А. Д. Меншикову (апельсиновое дерево). Открыт 10 сентября 2011 г.  Установлен в Ораниенбауме перед входом в Верхний парк. Художник Татьяна Ласка, архитектор Сергей Голубков. Постамент – гранит, Ствол и крона – медь, гальванопластика. Высота 330 см (вместе с постаментом). На лицевой стороне постамента надпись: Александру Даниловичу Меншикову и герб Меншикова (флорентийская мозаика).

3.  Фонтан с декоративной скульптурой (апельсиновое дерево, за которое держится лев, стоящий на задних лапах).  Открыт 10 сентября 2011 г. Установлен в Ораниенбауме около дома 34а по Александровской ул., возле парка 300-летия Ораниенбаума. Проект – ООО «Ялта» (ген. директор Олег Маньшин).
Чаша гранитная, диаметр 20 м, внутри большой чаши находится чаша меньшего диаметра, в ней стоит лев с деревом. Высота скульптуры 370 см, материал – бронза. Общая высота скульптуры вместе с подиумом – 700 см.

4.  «Ученые гномы» (композиция из 7 фигур). Открыта 16 сентября 2011 г. Сестрорецк, ул. Токарева, 10. Около детской районной библиотеки. Материал – полимербетон, металл, высота около 100 см. Скульпторы Николай Иванов, Вадим Сазонов, Тимур Юсуфов, Степан Коваленко и архитектурно-художественная мастерская «Мастерпроф» (гендиректор Сергей Обухов).

5. «Памятник сестрорецкому рабочему». Открыт 16 сентября 2011 г. Установлен в Сестрорецке у озера Сестрорецкий Разлив, возле здания профессионального училища № 120 (Приморское шоссе, 280). Материал – полимербетон, металл. Высота 230 см, декоративная арка высотой 520 см. Скульптор Дмитрий Бессмертнов и  архитектурная мастерская «Пантеон».

6. «Золотой дракон». Открыт в сентябре 2011 г., установлен во дворе д. 13 по ул. Вербной. Скульптор Сергей Мельников. Высота 250 см. Металл.

7. Мемориал героям (6 бюстов) на территории Государственного университета противопожарной службы МЧС (Московский пр., 149). Открыт 18 октября 2011 г. Скульптор Леонид Аристов. 
Бюсты Героя России Е. Н. Чернышева (1963 – 2010), Героев Советского Союза В. Е. Разина (1925 – 1997), И. П. Романова (род. 1923), С. И. Постевого (род. 1921), Ф. А. Харитонова (ум. 1973), Георгиевского кавалера Н. А. Алешина (род. 1894).

8. «Пегасы» (3). Установлены на Большой Конюшенной ул. 20 октября 2011 г. Скульптор Василий Аземша. Бронза, гранит. Высота «Пегасов» в среднем 90 см, чаши диаметром 2 м, высотой 110 см.

9. «Уставшая туристка». Установлена в октябре 2011 г. около здания администрации Приморского района (ул. Савушкина, 83). Скульптор Вадим Боровых. Копия (с некоторыми изменениями) установленной в Великом Новгороде скульптуры (2009). В ноябре 2011 г. была демонтирована. 

10. «Дерево-сердце». Открыто 25 ноября 2011 г. в саду Опочинина (ограничен ул. Наличной, ул. Опочинина, Среднегаванским пр. и проездом вдоль Большого пр.). Неизвестный автор. Высота 200 см.

11. Памятный знак И. А .Бродскому. Открыт 1 декабря 2011 г. Установлен во дворе д. 19 по ул. Стахановцев. Неизвестный автор. На гранитном валуне (Карелия) выбита строчка из стихотворения Бродского: «Вот я вновь пробежал Малой Охтой сквозь тысячу арок».

12. Сигарета со знаком «Стоп». Открыта 6 декабря 2011 г. Временно установлена около молодежного культурного центра «Факел» (Софийская ул., 44). Скульптор Павел Никифоров.

13. Бюст Атауллы Баязитова. Открыт 20 декабря 2011 г. Установлен во дворе филологического факультета. Скульптор Винера Абдуллина.

14.  «Собиратель хвороста». Открыт 29 декабря 2011 г. Установлен около молодежного культурного центра «Факел» (Софийская ул., 44). Скульптор Тимур Юсуфов. Гипс тонированный. Высота 230 см.

15. «Дворник». Открыт 29 декабря 2011 г., установлен возле д. 6 по Афанасьевской ул. Скульптор Сергей Мельников. Высота всей композиции 250 см, высота фигуры дворника 140 см. Металл.


Какие памятники ставили в Петербурге в 2011 году


(В список включены только объекты, установленные на территории Петербурга во второй половине 2011 г., в экстерьере, мемориальные доски учету не подлежали).                        

Михаил ЗОЛОТОНОСОВ

Фотографии «Гномов» любезно сделала методист Центральной детской библиотеки Курортного района Мария Андреева. «Собиратели хвороста» и «Дворник» присланы скульпторами





3D графика на заказ

установка натяжных потолков в москве








Lentainform