16+

«Я не вижу, чтобы «Зенит» переживал по поводу вырубки деревьев в Удельном парке»

01/02/2012

ЮЛИЯ МИНУТИНА

Ситуация с вырубками деревьев в Удельном парке, где планируется построить четыре тренировочных поля для «Зенита», очень непростая. Главная проблема заключается в том, что документы на застройку были выданы инвестору КГИОПом без согласования Совета по культурному наследию, хотя такого не должно быть.


                Заключение по парку было представлено экспертам совсем недавно, и только сейчас, когда вырубили уже более тысячи деревьев, началось его обсуждение.

Для начала объясню, какое отношение КГИОП имеет к этим деревьям. Удельный парк — это памятник культурного наследия. Памятниками бывают не только здания, но и подобные примеры ландшафтной архитектуры. Парк был создан в XIX веке и долгое время состоял на учете как вновь выявленный объект культурного наследия.

В 2010 году КГИОП рассмотрел экспертизу, которая одновременно содержит вопрос о включении вновь выявленного объекта культурного наследия «Удельный парк» в реестр памятников, и в то же время говорится о способах его дальнейшего использования. Примечательно, что эта экспертиза была согласована КГИОП еще в 2010 году, минуя Совет по культурному наследию. Понятно, что это было сделано, чтобы избежать лишних скандалов и сложностей. Ситуация довольно нелепая, потому что смысл экспертного обсуждения Совета — понять, насколько экспертиза адекватна, можно ли ее применять и не надо ли доработать. 

В итоге у нас получается, что принято решение, по которому парк практически отдан на растерзание клубу «Зенит», а теперь это вынесли на Совет, чтобы мнение экспертов как бы узаконило уже происходящее вторжение. При этом аргументация была такая, что в Европе любой уважающий себя клуб имеет восемь тренировочных полей, а у «Зенита» только два, поэтому надо, чтобы было хотя бы шесть. Но это не имеет никакого отношения к охране наследия и непонятно почему именно Удельный парк должен быть принесен в жертву всеми любимому клубу.

Сами понимаете, возмущению членов Совета не было предела. Но возмущение возмущением, а ничего сделать нельзя. И главная проблема заключается в том, что экспертизу можно только либо полностью принять, либо полностью отклонить. И когда КГИОП ее принял, он одновременно признал Удельный парк памятником (что совершенно справедливо, пусть он сейчас даже в ненадлежащем состоянии, потому что за ним не ухаживают так, как за Павловским парком), и разрешил вырубку деревьев ради постройки четырех дополнительных полей для «Зенита».

В экспертизе придумывались разные способы, как сделать так, чтобы «не навредить» парку. В частности, там предлагается высадить деревья таким образом, чтобы человек, идущий по дорожке, думал, что перед ним чаща, а на самом деле там поле с футболистами. У членов Совета по этому поводу совсем другое мнение. Панорама парка — это важный элемент его планировки, не говоря о том, что стадионы будут находиться в той самой части, где расположен живописный пруд. То есть водоем фактически отрезают от людей, которые могут там гулять. Довольно неприятная ситуация.

При этом в парке вовсю идут вырубки. Летом было уничтожено более тысячи деревьев, причем самых разных, не только тополей. Из этих деревьев около 10 были в аварийном состоянии, остальные — совершенно нормальными. Перед самым Новым годом ситуация повторилась, хотя и не с таким размахом.

Совет, естественно, вынес решение рекомендовать отозвать согласование экспертизы, провести анализ, что там еще сохранилось, и пересмотреть проект. После этого дважды поступали звонки от активистов и жителей с информацией о том, что продолжаются вырубки, хотя мы обращались к губернатору с просьбой остановить все работы, пока не будет проведена новая экспертиза. Тем не менее, вырубки продолжаются, хотя КГИОП говорит, что не согласовывал их.

Сейчас инвестор строит в парке поля со специальным покрытием, служебные постройки… Баню для футболистов надстроили несколькими этажами – неужели им вдруг срочно понадобилось больше места, чтобы мыться?. База «Зенита» уже существует много лет, поэтому нельзя сказать, что на этом месте ничего не было. С точки зрения спортсменов понятно, что есть совершенно необходимые вещи. С этим никто не спорит, но нельзя делать одно в ущерб другому. Получается, что мы развиваем спорт, но губим культуру и экологию. В этом районе расположены очень мощные транспортные узлы — Светлановская площадь, Богатырский проспект, станция метро «Пионерская». Такой парк там нужен, без него будет тяжело и душно.

В детстве мы часто проводили время в Удельном парке, сейчас я дальше от него живу. Это очаровательное место. Там были аттракционы, и мы регулярно ездили туда на выходных погулять, зимой покататься на лыжах и санках. При том, что рядом была Сосновка, Удельный парк был точкой притяжения жителей района. Сохранит ли он такую функцию, или станет просто местом паломничества фанатов — вот в чем вопрос. Я вот думаю, неужели самим футболистам нравится бегать там у всех на виду?

Мне сложно себе это представить, но, наверное, такое повышенное внимание должно мешать и отвлекать. Мне не очень понятна логика того, что сталкиваются две сферы, которые лежат в разных плоскостях — спорт и наследие. Это разные вещи. Неправильно, наверное, сейчас закрывать стадион «Петровский» и делать там сейчас реставрационные мастерские. Что бы сказали болельщики, если бы перекрыли половину трибуны и восстанавливали там иконы? На мой взгляд, неправильно разрушать памятник из-за того, что у «Зенита» тренировочных полей меньше, чем у европейских команд. К сожалению, у нас голос поклонников клуба сейчас оказался громче экспертов в области охраны наследия.

Сейчас все зависит от того, какова будет политическая воля. Пока есть что спасать, имеет смысл бороться. Я полагаю, что если губернатор приедет и скажет, что это решение было несвоевременным и его надо пересмотреть, и отзовет экспертизу, то это может помочь спасти то, что осталось. Пока я не вижу, чтобы «Зенит» переживал по этому поводу. Пришедшие на заседание Совета представители застройщика вели себя очень уверенно. Они говорили, что у них уже все схвачено и для них было не очень понятно, зачем проводится эта процедура. Более того, на заседание не приехали специалисты, проводившие эту экспертизу, которую в конечном итоге нам представлял сотрудник Комитета. Задавать вопросы было просто некому. Вообще-то так не поступают. На совете принято, чтобы присутствовали те, кто может привести аргументы в пользу принятых решений и ответить за них. То есть инвесторы подошли к этому формально.

Вообще здесь волей-неволей вспомнишь о том, как у нас плохо с ответственностью за принятые решения среди власть предержащих. Все, что было сделано, возможно, опять сойдет им с рук. И эта безнаказанность очень воодушевляет в первую очередь чиновников. Инвесторы периодически несут ответственность, поэтому они осторожнее. Они постоянно рискуют, что придут какие-нибудь жители и градозащиники, и они потеряют деньги. Чиновники ничем не рискуют. Когда сносили этажи Биржи, это делалось за счет застройщика. И почему-то никто не поинтересовался, кто это согласовал.

Ну и последний момент. «Зенит» в Удельном парке распоряжается двумя земельными участками. Один из них ему принадлежит, а другой находится в аренде. Когда речь идет о культурном наследии, возникает очень скользкий момент с приватизацией. Даже если часть объекта находится в собственности, это не дает владельцу право что-то разрушать. Объект культурного наследия — это то, что имеет отношение к государству, и должно контролироваться.

Из событий личного порядка — в моей жизни недавно произошло важное изменение. 22 декабря я защитила свою кандидатскую диссертацию по литературе. Пережила это с трудом. Казалось бы, самое сложное написать работу, а защита это больше формальность, но я очень перенервничала. Все закончилось благополучно, и сейчас я собираю последние документы для отправки в Москву. Надеюсь, все будет в порядке. Так что теперь я уже почти кандидат филологических наук. Приятно, что успела защититься в том году — получился такой эмоциональный и смысловой итог. Мне хотелось бы продолжить свою научную работу, но пока что  в этой сфере беру тайм-аут на полгода, пока в Москве будут утверждаться документы. Потом буду что-то придумывать, потому что это интересно и у меня получается.     

ранее:

«Полтавченко пока осторожен, он не знает что от нас ждать»

Если у Пугачевой есть договоренности с городом, то петербуржцам неплохо бы об этом знать
Зачем на ЕГЭ спрашивают, как звали лошадь Вронского?
«В городе творятся сомнительные вещи, и никто не может на это повлиять»
«Превращаться в Бабу-Ягу, которая критикует все – неправильно»









Lentainform