16+

В Петербурге хотят поставить не того Цоя

03/02/2012

В Петербурге хотят поставить не того Цоя

Во второй половине 2011 года в Петербурге почти вся творческая и организационная энергия творцов и чиновников пошла на установку декоративных скульптур, в основном обобщенной и даже абстрактной формы.


           Народ их не поймет

В 2011 году прошло два скульптурных симпозиума. Скульптурный симпозиум – это одновременная работа скульпторов в течение месяца над работами, проекты которых были утверждены жюри или отборочной комиссией. Оба состоявшихся симпозиума  свидетельствуют о желании городских и районных властей пополнить городскую глиптотеку чисто декоративными объектами.

К сожалению, работы симпозиума в Ломоносове (его финансирование осуществила администрация Петродворцового района, МО «Ломоносов» и «Севзапстрой») я не посмотрел, но вот за тем, как проходил симпозиум в Петербурге и итоги его работы я по возможности изучил внимательно, начиная с самого первого заседания в Комитете по градостроительству (КГА) 25 апреля 2011 года. Это был уже второй симпозиум в Петербурге, первый, за организацию которого в 2010-м взялась Л. Канунникова, оказался провальным, о чем я в свое время подробно писал.

За организацию нынешнего, посвященного Италии и Франции (чиновникам приятнее выделять деньги под политически актуальные события, хотя в случае обобщенных или абстрактных скульптур тема значения не имеет) от КГА отвечал Андрей Жилин, начальник отдела эстетики и дизайна городской среды. Как человек умный и современный, он не прокладывал, несмотря на название своей должности, эстетический курс, поскольку существовало вполне профессиональное жюри, да и среди наших скульпторов самоучек нет, зато очень четко выдержал все обещания КГА по снабжению скульпторов материалом и инструментом. И все объекты в предписанные планом сроки были поставлены на место.

Причем место, благодаря активности, прежде всего, Евгения Ротанова, тонкого скульптора и председателя бюро секции скульптуры Союза художников, было выбрано – в отличие от «канунниковского» симпозиума» – правильно: небольшой Малоохтинский парк (он располагается вдоль Новочеркасского пр., как раз позади «унитаза»  – здания банка «Санкт-Петербург»).

Лично я итогами симпозиума остался доволен, причем мне особенно нравятся «Дали», «Венеция» и «Фламенко». Правда, есть два «но». Первое связано с тем, что внутри парка скульптуры размещены неправильно – большая часть смещена к Новочеркасскому проспекту. Сделано это было для того, чтобы объекты были видны из проезжающего по проспекту транспорта, однако в итоге получилось, что фоном для обзора стали не деревья парка, а плохой архитектуры фасады зданий на другой стороне улицы. В глубине парка, возле пруда, расположена «Венеция» – перевернутая лодка, гондола – это пример правильного размещения. Многие – «Дали», «Фламенко» и др. – прижались к проезжей части, и это плохо.

Вряд ли объекты переставят, хотя нужда в этом очевидна, – под ними сделаны фундаменты. Но сами по себе скульптуры пластически очень выразительны и обогащают ландшафт, выигрывая от этого контекста сами.

Между прочим, потенциал в части обобщенных и абстрактных форм в нашем городе значительный. Я в этой связи назову только одного скульптора: Евгений Духовный. Я посетил выставку работ Духовного в выставочном зале гостиницы «Карелия». Множество отличных работ – чистых абстракций, немалая часть куплена для личных приусадебных участков – вещи «очень пленэрные», и жаль, что в Петербурге стоит только одна работа Духовного – «камень с дыркой» на ул. Маяковского, перед новой гостиницей. 

Второе «но» связано с реакцией народа. Смотрел скульптуры в парке не я один, возникали разговоры, и они ужасали. Все заточены только на муляжное исполнение фигур в духе Таратынова, а когда пенсионерки узнавали от меня, что это финансировалось из бюджета, их охватывала смесь гнева и социальной ярости.

От социализма нам досталось чудовищное эстетическое сознание населения, находящееся на уровне передвижников и коней Клодта. Если «похоже», никаких вопросов не задают, потому что это в рамках «естественной конвенции», если «не похоже», сразу возникает сакраментальный вопрос: а зачем? а какая польза? И объяснить уже ничего нельзя.

В этом смысле характерны объекты, также установленные в конце прошлого года, но уже не в рамках симпозиумов – «Дерево-сердце» (в саду Опочинина у Наличной ул., автор неизвестен).  И – «сигарета со знаком «Стоп»» (временно установлена около молодежного культурного центра «Факел» на Софийской ул., скульптор Павел Никифоров). Сигарета была установлена в рамках акции «Откажись от курения – выбирай здоровье!». Как пояснили в пресс-службе администрации района, «идея памятника состоит в том, что каждый курильщик, решившийся бросить вредную привычку, теперь может получить поддержку своего решения: посмотрит на памятник и поймет, что все правильно делает».

А «Дерево-сердце» предназначено для брачных игр молодоженов. Листики на дереве выполнены в виде сердечек, к дереву они будут прикреплять замочек от своих сердец, а ключик помещать в специальный сундучок, что будет символизировать «прочность и неразрывность отношений». Этот «свадебный кич», окруженный радостным сюсюканьем, объясняет «пользу» декоративного объекта.

Бон Жорно!

Гражданина Санкт-Петербурга Юрия Жорно я уже упоминал в прошлой статье. Не первый год украшает он монументальными объектами территорию города, не забывая всякий раз выбить на постаменте крупными буквами свою фамилию как донатора.

Напомнить о Жорно хочу в связи с конкурсом проектов памятника В. Цою. История началась в 2008 г., конкурс стартовал в 2010 г. Наконец, 7 февраля 2011 г. было объявлено, что в финал вышли три проекта: скульпторов Светланы Серебряковой, Юрия Фирсова и Алексея Ничипорука. Не могу сказать, чтобы они поражали оригинальностью пластического решения, скорее желанием одновременно угодить цоефилам из жюри, исходившим из фотографии Юрия Чашкина как идеала, и предложить что-то, хотя бы немного отличающееся от этой фотографии.

И вот финал истории. В конце декабря 2011 г. трехлетняя эпопея завершилась – конкурс закрыт «как не принесший результатов, без распределения мест в связи с отсутствием победителя». Состоялось заседание градостроительного совета, на котором координатор проекта, член правления «Фонда памяти в. цоя» Власова Светлана выступила с речью: фонд не устроил ни один проект, поэтому членам градостроительного совета не надо их обсуждать. Фонд выберет сам и представит на Градсовет то, что фонду понравится.

Далее цитирую письмо ко мне Светланы Серебряковой от 5 января 2012 г.: «Власова практически в одиночку вела конкурс все три года, девушка с юридическим и экономическим образованием, переехала в Питер из Тулы. Некоторое время назад она устроилась на работу к Ю. Ю. Жорно. Он выбрал работу одного из 34 авторов первого этапа и сказал: вот за это я и заплачу. Это прямое цитирование фотографии Чашкина – на одном из концертов фотограф запечатлел Виктора, нет ни мысли ни идеи – цитата. К сожалению, я не искала спонсора для своего проекта. Победитель первого Градсовета (скульптор А. Ничипорчук, архитектор Г. Челбогашев) будет бороться за то, чтобы памятник по проекту, выбранному спонсором, не был установлен. Видимо им будет это непросто, так как Власова по образованию юрист и к тому же считает: «Они не могут бороться против меня, мне никто не указ. Я – заказчик, в этом деле мое решение – закон. Нет ни одной организации надо мной». Вот такая решительная девушка!»

А выбрал Жорно работу молодого скульптора Матвея Макушкина, выпускника Института живописи, скульптуры и архитектуры, который сейчас продолжает обучение в творческой мастерской у Г. Д. Ястребенецкого. Григорий Данилович хвалит Макушкина и говорит, что фигура Цоя сделана вполне профессионально и доброкачественно. Однако нельзя не заметить, что работа лишена самостоятельности, слишком похожа на фотографию, а порядок ее выбора игнорирует конкурс. Так что опять вопросы эстетики городской среды Санкт-Петербурга пытается решать Юрий Жорно. И если памятник поставят по его выбору, то это будет пощечина сразу и Градсовету, и КГА, и отделу эстетики и дизайна городской среды.

Стилистически работа Макушкина выглядит крайне архаично, и ее выбор мне напоминает возврат от современных мобильных устройств к стационарным аппаратам 1950-х гг. с дисковым номеронабирателем. 

В этой связи должен напомнить один факт: 12 мая 2008 г. газета городской администрации «Петербургский дневник» в анонимной заметке написала: «Как точно будет выглядеть памятник, пока не известно, но предполагается, что он будет сделан со знаменитой фотографии Юрия Чашкина». Вот вам и конкурсы, и эстетика. Берется фотография и переводится в 3D.

А что касается этической стороны дела… Я понимаю радость пионера Макушкина, получившего шанс угодить инвестору и поставить памятник в Петербурге. Однако в связи с этим мне вспоминается практически притча, которую привел С. Довлатов в книге «Ремесло». Д. Гранин сказал ему: «Литератор должен публиковаться. Разумеется, не в ущерб своему таланту. Есть такая щель между совестью и подлостью. В эту щель необходимо проникнуть». «Я, – писал Довлатов, – набрался храбрости и сказал: «Мне кажется, рядом с этой щелью волчий капкан установлен»». В эту щель и пытается пролезть Макушкин. 

Объекты монументально-декоративные объекты, установленные в Петербурге во второй половине 2011 году

Международный симпозиум, посвященный 300-летию Ораниенбаума. Ломоносов.
15 июля – 15 августа 2011 г. 6 объектов. №№ 2 – 6 установлены на ул. Победы рядом со зданием Полярной геологической экспедиции. Все – гранит. 

1. «Ева». Скульптор Игорь Новиков (Москва). Длина 160 см.
2. «Морское путешествие». Скульптор Игорь Черноглазов (Владимир). Высота 210 см.
3.  «Полет». Скульптор Туляган Таджиходжаев. Высота 200 см.
4. «Ростра». Скульптор Станислав Задорожный. Высота 200 см. 
5.  «Баланс». Скульптор Михаэль Пристер (Оберузель). Длина 100 см. 
6.  «Утренняя звезда». Скульптор Николай Карлыханов. Высота 220 см. Установлена на Дворцовом пр. рядом со Сбербанком.

Симпозиум. Петербург.
Установка 28 сентября 2011 г. в Малоохтинском парке (Новочеркасский пр.). Все – гранит.

7. «Дали созерцающий». Скульптор Антонина Фатхулина.


В Петербурге хотят поставить не того Цоя

8. «Венеция». Скульптор Виктор Гаврилов.

В Петербурге хотят поставить не того Цоя

9. «Италия». Скульптор Олег Шоров.

В Петербурге хотят поставить не того Цоя

10. «Римская копия греческого оригинала». Скульптор Роберт Лотош.
11. «Terra Italia». Скульптор Сергей Борисов.
12. «Фламенко». Скульптор Виктор Грачев.
13. «Итальянская Матрона». Скульптор Дмитрий Вердияну.
14. «Любовники». Скульптор Светлана Демидова.                     

Михаил ЗОЛОТОНОСОВ

Фигура В.Цоя работы М.Макушкина









Lentainform