16+

Путин не последовал советам Хань Фэя. И теперь пожинает плоды...

06/02/2012

СЕРГЕЙ БАЛУЕВ

Ученый Хань Фэй, ведущий китайский разработчик деспотической формы правления, которого по какой-то государственной надобности казнили в 233 году до нашей эры, предлагал правителям ориентироваться на следующие выработанные им постулаты:


          1. Правитель не делает свою столицу слишком большой.
2. Надо заранее назначать наследника престола.
3. И тогда не случится никаких несчастий.

Премьер Путин почему-то не последовал советам Хань Фэя и теперь пожинает плоды – народ в большой столице выходит на улицы, кандидаты в президенты наперебой клянутся, что если они и марионетки, то точно не Путина. Премьер вынужден одной рукой делать знаки внимания оппозиции, другой убеждать население, что от  прихода оппозиционеров во власть ничего веселого не будет. Потому что все они слушают наказы американского посла, а что хорошего может насоветовать американский посол!

И точно ничего хорошего не будет, если прямо следовать американским рецептам. Вот, скажем, американец Генри Луис Менкен утверждал, что при демократии одна партия все свои силы тратит на то, чтобы доказать, что другая неспособна управлять страной, – и обычно обеим удается то и другое.
Понятно, что нам такое не нужно.

Экстравагантный деятель ХХ века Б. Н. Ельцин как-то сказал: «Не так сели!», тем самым подчеркнув неразрывную связь российского политического процесса с почитаемым древними китайцами ритуалом и месторасположением участников этого процесса.

Изучением похожей проблемы занимался и английский исследователь Паркинсон. Например, известно, что английские парламентские учреждения отличаются от французских. И эта разница никак не связана с национальным характером, а проистекает непосредственно от расположения депутатских мест в этих учреждениях. Английская палата общин (ее члены сидят друг напротив друга) устроена таким образом, что каждый парламентарий по определению вынужден принять ту или иную сторону, даже не зная сути рассматриваемого дела: тот, кто сидит по ту сторону, абсолютно неправ, а тот, кто сидит рядом с ним, – преисполнен государственной мудрости. Если выступает член его команды, он восклицает: «Слушайте! Слушайте!», если чужой – «Позор!». И английские избиратели наблюдают за парламентской деятельностью, как за матчем по регби, в котором всегда понятно, где свои, где чужие.

Французы, по мнению Сирила Норткота Паркинсона, совершили ошибку, рассадив своих депутатов полукругом, лицом к председателю. Вместо того чтобы образовать две стороны – плохую и хорошую, французы наплодили множество отдельных команд. В итоге – сказать, не слушая, чей довод убедительнее, – невозможно. Тем более что все говорят по-французски. Когда на поле такая неразбериха, быстро устают и участники, и зрители.
Может быть потому, что и в российском, и в петербургском парламенте места распределены на французский манер, депутаты и остаются недопонятыми публикой.

Вот что надо будет переделать в политике России в первую очередь – сразу вслед за объявлением всенародных выборов губернаторов – всех правильно рассадить.                   

ранее:

Почему вредны совещания и опасны трудоголики
Можно ли назвать Навального фанатиком?
Власть не знает на какой величины митинг надо реагировать, а на какой нет
«Практика показывает, что опасны для властей не обездоленные, а – надеющиеся»
«Народу нужны не коровники с дорогами. А счастье»
В каком возрасте лучше всего уходить в отставку политику











Lentainform