16+

«Новая снегоуборочная техника не в силах помешать морозам рвать трубы»

09/02/2012

ГЛЕБ СТАШКОВ

Помню, сдавал я на военной кафедре зачет по военно-технической подготовке. Подполковник попросил меня рассказать об агитационных снарядах. Я слегка удивился, потом подумал и сказал, что испокон веков лучшей формой агитации считался снаряд.


                   - Как работает агитационный снаряд? – спросил подполковник.
– Листовки разбрасывает, – усмехнулся я.
И нежданно-негаданно попал. Агитационный снаряд действительно разрывается в полете, и из него вылетают листовки.
– Какие еще существуют виды снарядов? – спросил неугомонный подполковник.
– Еще, – говорю, – бывает картечь. Ею, – говорю, – декабристов расстреляли.
– Жаль, – говорит подполковник, – что ею тебя не расстреляли.
И добавил:
– Выучишь, какие бывают виды снарядов, тогда приходи.

За неделю я выучил, что снаряды бывают осколочные, кумулятивные, осветительные и даже с иголочками внутри, специально для китайцев, которых слишком много.
Оказалось, подполковник не хочет снова спрашивать меня, какие бывают виды снарядов. Он стал спрашивать про их устройство. Где у снаряда очко, а где сосок.
С очком я угадал, а с соском промахнулся.
– Выучишь устройство снаряда, тогда приходи, – сказал подполковник.

Я кое-как выучил. Пришел через две недели. Потому что за неделю человеку в здравом уме выучить устройство снаряда невозможно. 
– На чем ты в прошлый раз засыпался? – спросил подполковник.
– На устройстве снаряда, – сказал я. – Хотите, расскажу?
– Не хочу, – сказал подполковник. – Хочу, чтобы ты разобрал затвор.
Через пару минут подполковник говорил свою сакраментальную фразу:
– Научишься разбирать затвор, тогда приходи.

Месяц я учился разбирать затвор. Даже ходил на специальные подготовительные курсы, которые проводил майор Дрягин.
Наконец, прихожу к подполковнику.
– Готов, – говорю, – разобрать затвор.
– Давай, – говорит подполковник и подводит к столу с детальками.
Я замялся:
– Но... это самое... он... как бы... уже разобран.
– А ты собери, а потом разберешь.
Собирать затвор я, разумеется, не умел. Не мог же я за какой-то месяц научиться собирать затвор. Разбирать – другое дело. Ломать не строить.

Через полтора часа пришел майор Дрягин. Увидел, что затвор валяется разобранным. Решил, что непорядок. Собрал и ушел.
– Товарищ подполковник, – сказал я, – разбор собран.
– Скажи спасибо майору, – сказал подполковник, хотя майора не было, и я не мог сказать ему спасибо.
– Когда научишься собирать затвор... – завел подполковник любимую песню, и я уже собрался уходить.
Но подполковник решил разнообразить репертуар:
– Когда научишься собирать затвор, считай, что ты уже артиллерист.
В последний день сборов мы чистили пушки. До тех пор пока пушки не будут чистыми и этот факт не засвидетельствуют майор Дрягин и местный лахденпохуйский майор Иванов, нас не отпускали со сборов.

Я должен был разобрать затвор, почистить его, смазать какой-то дрянью и снова собрать. Я научился собирать затвор за три минуты. Потому что очень хотелось домой. И всем моим товарищам очень хотелось домой. И они не были готовы ждать месяц, пока я научусь собирать затвор. Мои товарищи уважали раздолбайство, но не в этом случае.

Такая вот история. А теперь, как положено, мораль.
Сколько к чему ни готовься – не поможет. Подготовишься к одному, а спросят про другое.
Несколько зим назад город Петербург переживал нашествие сосуль. Оказалось, что город не был подготовлен к сосулям. Вышел конфуз. Народ возмущался и в сердцах выставил городской власти незачет.

К следующей зиме подготовились основательно. Даже какой-то антисосулечный гиперболоид изобрели.

Но в следующую зиму неожиданно выпал снег. Оказалось, что гиперболоиды не могут убирать снег. Народ возмущался и в сердцах выставил городской власти незачет.

К нынешней зиме подготовились еще основательнее. Накупили снегоуборочной техники и поменяли чиновников. Пришли морозы и порвали трубы, отключив отопление и горячую воду. Оказалось, что снегоуборочная техника и даже  новые чиновники не в силах помешать морозам рвать трубы. Народ возмущается.

К следующей зиме укрепят трубы, но опять случится что-нибудь непредвиденное. Скажем, вместо аномального холода придет аномальная жара, и что-нибудь полопается от перегрева.

Я думаю, проблема в том, что чиновники собирают свой затвор в тепличных условиях. Не в боевых, так сказать. Губернатор Полтавченко, предположим, живет на даче и топит печку дровами, оставшимися от предыдущего губернатора.

А я тем временем вынужден заканчивать текст, потому что пальцы онемели от холода. На новостном сайте я прочитал текст: «В Купчино включили отопление». Может, и включили, но как-то не слишком заметно.

И очень мне понравился один комментарий. «А так вам козлам Купчинским и надо! Быдло должно мерзнуть!»

Думаю, это не просто читатель. Может, это чей-нибудь пресс-секретарь.                    

ранее:

Кто пишет статьи лучше – Путин или Зорькин?
Должен ли Путин вернуть пиво на стадионы?
«Я никак от праздников отойти не могу, а Россия, вон, уже сосредотачивается»
Чем мне запомнился 2011-й...
«Немцов извинился перед Чириковой, а перед «хомячками» не счел необходимым»
«Нельзя выдумать лозунги на диване, а потом вдолбить их массам»
Чем Путин отличается от президента Гамбии











Lentainform