16+

Как сторонники свободы переругались из-за геев и националистов

14/02/2012

Как сторонники свободы переругались из-за геев и националистов

Борьба за свободу и честные выборы в Петербурге оказалась под серьезной угрозой. Два оргкомитета, совместно организовавшие марш и митинг 4 февраля, переругались и следующие акции планируют проводить порознь. А все потому, что одни не любят геев, другие - националистов.


                       Проблема отсутствия структуры, способной если не возглавить протестное движение, то, по крайней мере, взять на себя оргвопросы, обозначилась с самого начала. Первый послевыборный митинг 10 декабря собирался стихийно, через интернет, но в последний момент власти согласовали его проведение на Пионерской площади по заявке, поданной лидером петербургского «Объединенного гражданского фронта» Ольгой Курносовой. Одновременно свой митинг пыталось провести «Яблоко».

18 декабря на Пионерской площади состоялся второй митинг, организаторами которого были студенты, создавшие протестные группы в социальной сети «Вконтакте» и ряд политических организаций, в том числе – «Яблоко». А уже через неделю, 24 декабря, митингов стало два: на Пионерской его организовали «Справедливая Россия» и демократы, а на площади Сахарова – Ольга Курносова и националисты. По итогам некоторые демократы обиделись на эсеров, не пустивших на сцену всех желавших обратиться к народу. В частности, не смог выступить за честные выборы представитель ЛГБТ-сообщества Игорь Кочетков.

Потом все ушли на новогодние каникулы, а к 4 февраля появилось два оргкомитета: «Гражданский комитет», ассоциирующийся с Ольгой Курносовой, и движение «За честные выборы», спикером от которого является Татьяна Дорутина, многие годы возглавляющая общественную организацию «Лига избирательниц». Для избежания путаницы в свете последовавших событий первый называют «тот, который с националистами», а второй – «тот, который с геями».

Оба они подали заявки на один и тот же день, но разное время и маршруты, чем привели либеральную публику в уныние. Потом долго торговались и, наконец, приняли решение о совместной акции – колонной от БКЗ до Конюшенной площади и митингом. У каждого из оргкомитетов был свой список выступавших, и, как показала практика, каждый из них считал его окончательным.

Колонна получилась внушительная, однако «те, которые с геями» возмутились, что «те, которые с националистами» обогнали ее на микроавтобусе и, таким образом, возглавили, выкрикивая в мегафон националистические лозунги. Хотя по изначальным договоренностям впереди шли люди с баннером про честные выборы, а все политические активисты – сзади.

На митинге трибуну заняли представители обоих оргкомитетов. Татьяна Дорутина объявила в микрофон очередного выступающего: «Игорь Кочетков, сеть ЛГБТ». «Нет ЛГБТ!» – раздались в толпе крики сторонников оргкомитета «который с националистами». Кочетков выступал недолго и высказался в том смысле, что люди нетрадиционной ориентации тоже имеют право голоса и мечтают, чтобы Россия была свободной. Потом к микрофону подошла Ольга Курносова: «А сейчас слово имеют русские националисты. Николай Бондарик!»

– Мне очень неприятно выступать на этой трибуне после п..., – начал Бондарик. Строго говоря, это было не совсем справедливое утверждение, поскольку между Кочетковым и ним выступал писатель, рассуждавший про «сперматозоидов новой жизни», к коим он причислил всех присутствующих, но такое передергивание фактов можно списать на полемический задор.

– Давай о выборах, – попыталась исправить ситуацию Дорутина.
– А вот не надо меня перебивать, – не сдавался Бондарик, – я — русский на своей земле!

– Вон со сцены! – закричали стоявшие рядом с Бондариком члены оргкомиета «того, который с геями».
– Вон со сцены, – закричали в толпе.

Но Бондарик со сцены не ушел и продолжал в том же духе, перейдя с геев на власть, и призвал вернуть Россию русским. А сцене даже произошло что-то вроде небольшой потасовки.

Толпа не очень стройно, но кричала «позор». Вообще либеральные настроения явно господствовали на площади: выступление Бондарика вызвало гораздо больше возмущения, чем выступление Кочеткова.

В четверг представители обоих оргкомитетов провели совместную пресс-конференцию, но друзьями от этого явно не стали.

– Выступление Бондарика – провокация! – заявил оргкомитет, который с геями.
– Это выступление Кочеткова – провокация, – ответили которые с националистами, – не было бы Кочеткова – не было бы и Бондарика!

– Вы готовы извиниться перед горожанами за Бондарика?
– А вы готовы извиниться за гея?
– А почему мы должны за него извиняться?

Лидер петербургских лимоновцев Андрей Дмитриев, входящий в оргкомитет, который с националистами, заявил, что все оргкомитеты стоило бы распустить и провести один общий марш вообще без митинга, так как горожане хотят единой акции протеста, а из-за митинга одни склоки. Татьяна Дорутина с ним не согласилась и сказала, что их оргкомитет распускать нельзя, так как он будет продолжать борьбу с режимом и дальше.

В сухом остатке: подано две заявки на следующую акцию, те, которые с националистами, выражают готовность вести переговоры с теми, которые за геев, но взаимности не находят. «Мы с ними взаимодействовать не будем, – заявила Online812 Татьяна Дорутина, – с другими оргкомитетами, если они вдруг появятся, – готовы». Есть еще третий оргкомитет, который представляет разругавшийся с «теми, которые за геев» коммунист Евгений Козлов. Но он какой-то совсем непримечательный

Главная проблема каждого оргкомитета – отсутствие людей, которые своими фамилиями могли бы его легитимизировать и сделать весомее конкурирующего. Их нет не только на практике, но и в теории: единственный, кто может и хочет, – Юрий Шевчук – митингует в Москве. Оргкомитеты пытаются придать себе вес с помощью «системных» партий. В тот, который за геев, входит «Яблоко» и (по словам Татьяны Дорутиной) в индивидуальном порядке несколько эсеров. КПРФ представлена в обоих. Но на этом список и заканчивается.

Обычно в таких случаях помощь приходит из Москвы, где создается что-нибудь, потом кто-нибудь отсюда едет туда, возвращается обратно с полномочиями, подкрепленными небольшим мешочком денег. Но в нашем случае помощи ждать не приходится, потому что в столице ситуация точно такая же, только по-другому. Там ссорятся не сторонники геев со сторонниками националистов, а политическое крыло с крылом лидеров общественного мнения.

Единственное, что могут оба оргкомитета, – застолбить место, первыми подав заявку на митинг в день, в который назначена общероссийская акция. Тот, кто подаст вторым, автоматически окажется провокатором, распыляющим силы. Однако разбираться, кто там первый, кто второй, никто не будет, и в итоге все выглядят не очень красиво. Если бы один из оргкомитетов мог монополизировать каналы распространения информации о времени и месте акции – он легко задавил бы другой. Но эти каналы – в первую очередь социальная сеть «Вконтакте» и во вторую – интернет вообще – находятся в свободном плавании. «Вконтакте» есть несколько крупных петербургских протестных групп. Одна из них, не самая большая, близка к Курносовой. Остальные – сами по себе.

Комментарий

Александр Карпов, директор Центра экспертиз «ЭКОМ»:

– Нынешняя система административных запретов на гражданские акции, сформировавшаяся за время политического застоя, приводит к ограничению конкуренции в публичной политике. Если бы можно было в соответствии с Конституцией просто подать заявку на шествие или митинг и провести его, организовать акцию мог бы любой. Но сегодня, чтобы добиться «согласования», нужно хорошо знать все хитрости и увертки, которые применяет Смольный, чтобы отказать. Поэтому получение согласований публичных мероприятий стало своеобразной профессией. И профессиональные организаторы акций выступают сквоттерами публичного пространства. Они подают заявку, согласовывают ее, понимая, что «разрешенное» место и время – это главное. Все остальные вынуждены будут идти к ним, так как больше идти некуда.

Однако для людей, которые приходят сегодня на митинги и шествия протеста,  организаторы этих митингов не являются ни лидерами, ни даже организаторами в полном смысле слова, поскольку акции протеста проходят не по их инициативе. Они – просто провайдеры площадки. И им следовало бы мыслить себя скромнее.

Если бы не было этого жульничества, когда «согласование» превращено в запрет, и основная задача организаторов – прорваться через административный барьер, протестные акции были бы гораздо более осмысленными и лучше служили бы своей истинной цели – выработке общественного соглашения.                      

Антон МУХИН, фотография Замира УСМАНОВА











Lentainform