16+

Как я исследовал мозг сотрудников Фонда имущества Петербурга

17/02/2012

Как я исследовал мозг сотрудников Фонда имущества Петербурга

Вопрос, о котором пойдет речь в этой статье, вполне частный, - мансарда на доме 5 по пер. Гривцова, в котором расположено ОАО «Фонд имущества Санкт-Петербурга». Сидели – сидели они в этом доме и вдруг решили его надстроить, словно это собственная дача в садоводстве. Начали работы… Этот вопрос можно рассмотреть в двух контекстах - в контексте аналогичных архитектурно-градостроительных преступлений и в контексте палеофизиологическом, с которого и начну.


                   Мозг рептилии в мозгу человека

Согласно современным мозговедческим теориям (я опираюсь на положения Энтони Стивенса в его книге: Stevens А. Private Myths: Dreams and Dreaming. London, 1995), мозг человека эволюционировал, но таким образом, что функции и особенности всех этапов эволюции (а их было четыре) не исчезали бесследно, а сохранялись.

Первый этап эволюции – это мозг рептилии, который составляет основу мозга – верхний отросток спинного мозга, самая примитивная часть. Как отметил Стивенс, «она у нас общая со всеми позвоночными и оставалась удивительно неизменной в ходе эволюции».

Здесь сосредоточен контроль над сердечно-сосудистой и дыхательной системами, а также центры бдительности и расторопности (активирующая ретикулярная система), являющаяся основой ориентирования и концентрации внимания на новом стимуле (видеть то, что хочешь захватить).

Поведение на этом этапе инстинктивно, и именно на этом этапе проявляются типично рептильные формы поведения: захват территории и ее защита, стремление к доминированию и тяга к соперничеству.

Второй мозг, который функционально скрыт в мозгу человека, – это мозг древних млекопитающих, благодаря ему человек имеет эмоции страха и гнева, а также чувства любви и привязанности.

Третий мозг – мозг млекопитающих, он отвечает за познавательную способность и тонкие процессы восприятия.

Четвертый мозг – это мозг собственно человека. На этом этапе произошло разделение функций полушарий наряду с развитием доминирования левого полушария, ответственного за рациональное, эмпирическое мышление, а также развитие языка и речи.

Теоретическая модель, предложенная мозговедом Стивенсом, позволяет понять, кто и благодаря каким свойствам осуществляет захват зданий и территорий в Петербурге, почему вдруг, игнорируя запреты, не получая разрешений, начинает переделывать здания, возводить мансарды. Речь идет о людях с доминирующим рептильным мозгом, у которых контроль со стороны третьего и четвертого мозгов существенно ослаблен или вообще отсутствует. Поэтому главное для таких людей-рептилий – это захват новой территории. Поскольку речь идет о спинномозговых эффектах, т.е. об инстинктах, вопросы «почему?» и «зачем?» некорректны в принципе. Действует инстинкт.

Пер. Гривцова, дом 5. Документы

Сказанное имеет прямое отношение к нарушениям охранного законодательства  – в том числе к возведению мансард и изменению конфигурации кровель исторических зданий, что довольно быстро меняет облик исторического города, превращая его в собрание зданий без стиля и архитектурной логики. Характерный пример рептильного поведения – незаконная попытка устройства мансарды вместо чердака указанного дома. Анализ этого случая демонстрирует, как все происходит в реальности.

Депутат ЗакСа Алексей Ковалев направил запрос и получил ответ из администрации Адмиралтейского района.

«В результате комиссионного обследования, проведенного 14.09.2011 администрацией района, управляющей компанией ООО «Жилкомсервис № 2 Адмиралтейского района» было установлено следующее:

1. Помещения 16-н, 55-н, 17-н, 18-н, 30-н, 34-н и квартиры №№ 2, 3, 4, 5, 3А принадлежат ОАО «Фонд имущества Санкт-Петербурга» (далее – Организация) на праве частной собственности.

2. Межведомственной комиссией Адмиралтейского района 14.09.2011 согласована проектная документация по усилению перекрытий указанных квартир…

3. На момент проведения проверки было установлено, что в чердачном помещении начаты работы по замене стропильной системы и чердачного перекрытия. Над частью кровельного покрытия были установлены металлоконструкции, предполагающие изменение конфигурации кровли. Сведениями о согласовании указанных работ КГИОП администрация района не располагает, в Межведомственную комиссию Адмиралтейского района указанная документация на рассмотрение не поступала.

Руководствуясь положениями Закона СПб «О границах зон охраны объектов культурного наследия…» администрацией района было предложено Организации прекратить производство работ без согласованной документации. По состоянию на дату обследования работы были остановлены, Организация была проинформирована о… необходимости приведения кровли, стропильной системы и чердачных перекрытий в надлежащее состояние». Подпись – В. Н. Гарнец, заместитель главы администрации Адмиралтейского района.

К письму приложен акт проверки дома от 14 сентября 2011 г. Как указано в акте, «на момент проверки установлено, что в чердачном помещении начата работа по замене стропильной системы, чердачного перекрытия, изменения конфигурация кровли. В настоящее время работы приостановлены до согласования проектной документации в установленном порядке…».

Анализ документов

Это не важно, что зданием владеет Организация – из этого не следует, что Организация имеет право его как угодно перестраивать. Отсюда неистребимое лукавство в документах.

Во-первых, упомянут КГИОП, но нигде не сказано, что дом по пер. Гривцова – это вообще-то памятник истории и культуры местного значения, охраняемый статус которого был определен решением исполкома Ленгорсовета от 16.11.1970 г. Таким образом, изменяется конфигурация кровли на охраняемом памятнике, что по закону недопустимо, причем даже в том случае, если КГИОП и согласует такое изменение кровли, это все равно будет незаконно.

Во-вторых, в письме Ковалеву неуверенно говорится о том, что «над частью кровельного покрытия были установлены металлоконструкции, предполагающие изменение конфигурации кровли», одновременно говорится о ремонте кровли, а в акте очень уверенно сказано, что на чердаке начата работа по изменению конфигурации кровли. Однако ни в одном из этих документов не сказано, что происходит на самом деле. А на самом деле кровлю не ремонтируют, а меняют, потому что на доме-памятнике строят мансарду. Причем мансарду строят, как и в большинстве подобных случаев, незаконно. Что оба документа и подтвердили.

В-третьих, непонятно, каким образом именно в тот день, когда проводился осмотр дома и проверка чердака, была согласована документация по усилению перекрытий квартир. Ни днем раньше, ни днем позже. А если нужно укрепление перекрытий, значит, перекрытия не выдерживают веса металлоконструкций, которые притащили на крышу для возведения мансарды? И вообще, что происходит с домом 5 по пер. Гривцова на самом деле. Много вопросов и пока ни одного ответа, кроме главного – работы ведутся незаконно.

В-четвертых, обращают внимание еще две лукавые фразы. В ответе на депутатский запрос говорится о том, что предложено «прекратить производство работ без согласованной документации» и что 14 сентября 2011 г. работы были остановлены. Однако в акте сказано иначе: «работы приостановлены до согласования проектной документации в установленном порядке». 

Вот тут уже торчат уши, тем более что письмо депутату – это просто письмо, а акт – он ближе к реальной жизни. Работы приостановлены, т.е. будут продолжаться после согласования проектной документации, а в том, что ее согласуют сочинители акта и не сомневаются.

Обычное же дело: сперва незаконно раскурочить кровлю, ликвидировать старую стропильную систему и чердачное перекрытие, а потом задним числом согласовать документацию везде, где понадобится, раз депутат ЗакСа А. Ковалев так неудачно обратил внимание на  уничтожение охраняемого памятника.

В-пятых, в конце письма сказано о том, что Фонда имущества обязан привести кровлю, стропильную систему и чердачные перекрытия «в надлежащее состояние». Еще одна лукавая формулировка. Что такое «надлежащее состояние»? Исходное? Или не совсем?

За всем этим отчетливо видно желание признать незаконную переделку дома уже совершившейся и потому необратимой. И придать незаконным действиям видимость законных.

Такова микромеханика чиновничьего потворствования порче исторического города.

Главное – глотнуть

Пример рассмотрен всего один, здание не самое важное в градостроительном отношении, хотя очень характерное для Спасской части Петербурга. Но мне важно было показать типичную микромеханику процесса.

Эпидемия же «мансардизации» охватила практически весь исторический центр и включает здания, ключевые с точки зрения места расположения и градостроительного значения. Вот, например, дом 24 по Невскому пр. – памятник архитектуры федерального значения, надстраивается мансардой. Рыночная стоимость одного квадратного метра такой мансарды может существенно превышать 8000 долларов. Мансарда может иметь площадь не меньше 200 кв. м, т.е. речь о недвижимости стоимостью порядка 48 млн руб.

Та же участь постигла дом 64 на пересечении Невского с Караванной ул. Понятно, что по охранному законодательству ничего строить на крыше дома 64 нельзя было вообще. Но как положено мозгу рептилии, его владелец видит только то, что хочет захватить, а то, что уродуется вся архитектурная среда вокруг, – это для рептилий значения не имеет. Главное – глотнуть. Кстати, автором проекта этой незаконной мансарды является известный архитектор Р. Даянов.

Еще в 2002 году на крыше дома 54 по Невскому пр. появилась остекленная теплица, которую незаконно построило частное лицо. Было предпроектное предложение, а рабочий проект КГИОП не утвердил. Так что постройка незаконная. Когда я встречался в 2005 г. с тогдашним председателем КГИОП В. Дементьевой, она мне сказала, что «сейчас разбираемся». Теплица торчит уже 10 лет, а  КГИОП «разбирается».

Мансарды появились и на зданиях на пл. Искусств, например, на доме П. П. Жако (д. 5), фасад которого был в 1831 г. нарисован К. Росси, на доме М. Ю. Виельгорского (д. 4), тоже с фасадами К. Росси 1830 – 1832 гг.

Если дом Жако – памятник архитектуры местного значения, то дом Виельгорского – федерального значения, но ничто спасти не смогло оба. Потому что, например, мансарда на доме Виельгорского продается через интернет как 3-комнатный пентхаус площадью 149 кв. м с высотой потолков 3,4 м. Плюс еще терраса 15 кв. м, выходящая на площадь и на Итальянскую ул. Стоит все это мансардное удовольствие 46,2 млн руб. Понятно, что тут никакое охранное законодательство не устоит. Какая еще охрана, когда такая норма прибыли за «ремонт кровли».

Наконец, на еще одной фотографии изображен закрытый щитами дом Д. Трезини (Университетская наб., 21). Судя по тому, что на кровле появилось целое нагромождение, можно предположить, что люди с рептильными мозгами напали и на этот дом и готовятся сделать там очередной пентхаус. Назвав его строительство «ремонтом кровли».

В общем, одна надежда на то, что теперь во главе КГИОПа стоит генерал-лейтенант ФСБ. Вызовы ему брошены едва ли не с каждой крыши.                        

Михаил ЗОЛОТОНОСОВ, фото Александра МАКАРОВА











Lentainform