16+

Как гомофобы и гомофилы обсуждали закон о запрете пропаганды гомосексуализма

27/02/2012

Как гомофобы и гомофилы обсуждали закон о запрете пропаганды гомосексуализма

Пиар вокруг закона о запрете пропаганды гомосексуализма, затеянный младшим пономарем церкви Св. Петра, митрополита московского, и одновременно председателем Комитета по законодательству ЗакСа Виталием Милоновым, на прошлой неделе достиг своего апогея. В пятницу в Мариинском дворце состоялись общественные по этому закону, на которые пришли гомофилы и гомофобы.


            Для незаинтересованных наблюдателей мероприятие превратилось в ненавязчивую пропаганду идей толерантности.

Закон, обсуждающийся с прошлого ноября, уже принес немало славы своему создателю и всей фракции «Единая Россия», от имени которой он внесен. Инициатива городских депутатов о запрете пропаганды гомосексуализма стала единственным их на сегодняшний день вкладом не только в общероссийскую, но и в мировую историю: сама Хилари Клинтон обратила на это свое внимание и сказала, что налицо нарушение прав человека. Хотя Валентина Матвиенко закон одобрила и мечтает принять такой же на федеральном уровне.

В синем зале Мариинского дворца, где проходили слушания, был аншлаг.  Гомофобная партия, многие представители которой носили на пиджаках значки каких-то организаций, а некоторые были в майках с религиозными надписями славянской вязью, заняла практически все сидячие места.  Их противники, численно гораздо меньшие и представленные преимущественно молодыми девушками, стояли.

Обсуждаемый закон относит к числу административных правонарушений действия, направленные на пропаганду «мужеложства, лесбиянства, бисексуализма, трансгендерности среди несовершеннолетних», а также педофилии – среди всех. Единственный пример такой пропаганды, упоминавшийся авторами закона в качестве железного аргумента в пользу их детища, имел место пару лет назад в Рязанской области, когда некие граждане встали перед школой с плакатом «Я горжусь своей гомосексуальностью». За что были оштрафованы.

В самом законе, однако, ни слова нет о том, что нельзя стоять перед школой с плакатами. Пропагандой документ считает «целенаправленное распространение общедоступным способом информации, способной нанести вред здоровью, нравственному и духовному развитию несовершеннолетних, в том числе сформировать у них искаженные представления о социальной равноценности традиционных и нетрадиционных брачных отношений».

Перед началом слушаний участникам были розданы материалы (в аппарате Виталия Милонова заявили, что они к этому отношения не имеют), в которых со ссылками на Священное Писание и медицинскую статистику убедительно доказывалось, что «гомосексуалисты распространяют инфекции, ведут извращенный способ жизни и совершают много преступлений». Официально от имени организаторов мероприятия была представлена справка из ГУВД, в которой перечислялось, сколько преступлений сексуального характера было совершено в Петербурге, после чего говорилось, что отдельно по людям нетрадиционной ориентации статистика не ведется. Но, чтобы не огорчать  любопытствующих, приводилось описание трех убийств, совершенных гомосексуалистами и лесбиянками.

Заслушав краткие выступления представителей двух фракций (КПРФ – за закон, «Яблоко» – против), публика под руководством Виталия Милонова перешла к выступлениям экспертов. Сначала слово дали противникам закона. С точки зрения драматургии это было спланировано верно, так как гомофобная партия, выступая последней, могла полемизировать с предшествующими ораторами, а они в ответ – нет. Беда, однако, в том, что мероприятие растянулось на 4 часа и немногие журналисты дождались речей сторонников закона.

Хитрый замысел, однако, оценили не все.
– А почему у нас одни извращенцы на трибуне? – раздалось из зала на втором выступающем. Любопытствующего успокоили, попросив подождать.

Гомофобная партия вела себя в полном соответствии с существующем в отношении нее стереотипом. Кричала своим противникам на трибуне «Вы не люди», топала, хлопала и едва не затеяла драку, так что в зал срочно вызвали полицейского. Виталий Милонов призывал буянящих граждан не шуметь, однако сам при этом довольно однозначно демонстрировал свое отношение. Например, когда кто-то из выступавших заявил, что сегодня преследуют гомосексуалистов, а завтра – последователей ислама, он призвал «не оскорблять мусульман».

– На 90% люди с нетрадиционной ориентацией такими рождаются, – заявил с трибуны сексолог Лев Щеглов, приглашенный в качестве эксперта противниками закона.
– Да что ж ты врешь-то? – закричали из зала.
– Ну вы еще меня учить будете, – совсем даже не обиделся Щеглов, – вот как вас, убежденных гетеросексуалов, можно превратить в гомосексуалистов?

Представить это было невозможно, если только не иметь в виду теорию, что самыми ярыми гомофобами обычно бывают те, кто подавляет собственный гомосексуализм.
– У вас в законе написано про преимущество традиционных брачных отношений. Сначала традиционным было венчание, потом – поход в загс, теперь многие живут без того и другого. Что такое традиционные отношения?
– Это блуд, а не отношения, – подсказала публика.

Аргументы гомофильной партии сводились к тому, что стоять перед школой с плакатами про гомосексуализм, конечно, очень плохо, но закон нужно писать именно об этом. А в своем нынешнем виде он слишком абстрактен и просто делает из гомосексуалистов людей второго сорта. Гомофобная партия была представлена двумя типа экспертов. Одни говорили, что стоять перед школами с плакатами ни в коем случае нельзя, поэтому закон надо принимать. Другие смотрели на вопрос шире: пропагандой гомосексуализма в России занимается Запад, который ждет не дождется, пока Россия вымрет. У себя на Западе Запад гомосексуалистов гоняет, а у нас, наоборот, поддерживает. Ну и дальше из Апостола Павла, который гомосексуалистов, судя по его посланиям, недолюбливал.

Общественные слушания, конечно, никак не повлияли на судьбу закона, который в эту среду должен быть окончательно принят, но имели значительный эффект. Человек сто патриотически настроенных граждан почувствовали, что не зря коптили в тот день небо: они нанесли серьезный удар по содомии и спасли нравственность. А девушки, стоявшие вдоль стены и иногда обнимавшиеся, наверное, даже не обиделись. Они привыкли.                     

Антон МУХИН











Lentainform