16+

«Я не люблю Россию. Я люблю мужа...»

29/02/2012

ОЛЬГА СЕРЕБРЯНАЯ

На путинге в Лужниках главный герой мероприятия суггестивно спрашивал публику: «Любите ли вы Россию?» В блогах прокомментировали все, что можно, – и своз народа из провинции, и школьных поварих, кормивших кашей сторонников председателя правительства, но вопрос любви как-то обошли. А мне кажется, он здесь самый главный.


                Он, кстати, не такой простой. Вот спроси лично меня председатель правительства, люблю ли я Россию, я бы не сразу нашлась, что ответить. Начать с того, что люблю я вообще-то мужа, но и тут медовый месяц годами не длится. Недавно я прочитала в оксфордском этическом блоге, что супругам, переживающим кризис отношений, надо бы в рамках медицинской страховки выписывать таблетки, создающие соответствующий состоянию влюбленности баланс гормонов и нейромедиаторов.

Изготовить такие препараты современная нейрохимия вроде бы позволяет – значит, этим надо пользоваться, потому что развод – не самая приятная вещь не только для детей, но и для взрослых людей. ОК, подумала я, слушая, как Путин сожалеет, что не может нас всех обнять лично. Ему-то такие таблетки точно бы помогли. Получил бы 140 миллионов влюбленных избирателей, и никаких предвыборных мероприятий бы не понадобилось. Но тогда вышло бы, что мы все как бы вступаем в брак с президентом и клянемся ему в верности до гроба. А он ведь спрашивал сторонников, любят ли они Россию. И это уже какой-то треугольник.

Путин прав: проблема нашей страны действительно в том, что народ ее сильно любит и даже готов проявлять эту свою любовь каждые четыре года, голосуя за первых лиц. Как будто Россия – это Прекрасная Дама, а президент – ее кавалер. Важно подобрать любимой женщине не самого плохого кавалера, а то за державу обидно. И почему-то совсем никому не приходит в голову, что настоящая любовь – не в том, чтобы отказаться от собственных притязаний на прекрасную Россию в пользу наиболее выгодной партии, а в том, чтобы искренне интересоваться, как у нее дела и, в меру компетенции, эти дела улучшать.

Вообще-то любить надо не Россию, а дело, которое ты в ней делаешь. И стремиться не к утроению ВВП, а к тому, чтобы то, чем ты занимаешься, развивалось правильно и успешно. Маразм в России начался не с выборов какого угодно года – полный маразм в России наступил, когда профессионалы стали сдавать области собственной деятельности со словами «а что я могу изменить?». Именно так были тихо уничтожены независимость судебной системы, нормальное высшее образование, независимая журналистика и т.д. Ни в одной из этих областей никто не готов был идти до конца, отстаивая интересы дела, – рассуждение всегда велось в терминах личных интересов, как будто их можно легко и просто разделить. В итоге мы получили не только крах разных сфер жизни, но и крах любимых проектов отдельных граждан.

На минувшей неделе в Америке умер Барни Россет, основатель издательства Grove Press, публиковавшего Беккета, Уильяма Берроуза, Генри Миллера, писателей-битников, дневники Че Гевары. Этот человек, никогда не занимавшийся политикой, сделал для либерализации США больше, чем обе палаты Конгресса и Белый дом.

Барни Россет любил откровенную (в сексуальном смысле) литературу. Однако с публикацией ее в Америке были проблемы: в стране, где запрещали издавать лоуренсовского «Любовника леди Чаттерлей», у Генри Миллера, а уж тем более у Берроуза перспектив не было. Россет пошел по судам и за двадцать лет добился разрешения не только для безобидного Лоуренса, но и для вполне революционного с точки зрения границ общественной толерантности «Голого завтрака».

Россет привлекал к участию в процессах известных писателей, которые разъясняли судьям художественные достоинства запрещенных книг, и доказывал, что издает Генри Миллера не только из корыстных побуждений, потрясая собственным сочинением о Миллере, за которое в свое время получил четверку с минусом. Все это Барни Россет делал не из любви к Америке, а из любви к литературе. Но жизнь в Америке от этой его частной любви стала свободнее.

Поэтому на вопрос Путина я бы ответила скорее отрицательно. Нет, не люблю я Россию. Люблю мужа, а еще – сочинять и переводить разные тексты.                      

ранее:

Может ли президент России не иметь детей
Начинаешь чувствовать себя трансгендером...
«Смерть Житинского стала поводом для демонстрации непримиримости ко всему советскому»
Почему Сеть в равной степени осуждает Путина и семью благотворителей
Что нужно сделать, что у нас возникла «бархатная революция», как в Чехословакии?
«Странно думать, что посланный на три буквы в ответ не пошлет пославших»











Lentainform