16+

Как я искал себя в избирательных списках

05/03/2012

Как я искал себя в избирательных списках

К тому моменту, когда эта зарисовка нравов дойдет до читателей, выборы уже пройдут. Вместе с тем мои предварительные наблюдения за ментальностью членов избирательных комиссий Петербурга, возможно, позволяли предвидеть, что будет происходить на выборах, если даже просто при ознакомлении со списками избирателей возникали скандалы.


                        Итак, за 6 дней до дня выборов я пошел ознакомиться со списками избирателей (моя участковая избирательная комиссия № 432 расположена в помещении школы № 95 на ул. Верности), реализуя свое неотъемлемое право, гарантированное мне ст. 28 закона РФ «О выборах президента РФ». Здесь в п. 1 ясно сказано: «Список избирателей представляется участковой избирательной комиссией для ознакомления избирателей и дополнительного уточнения за 20 дней до дня голосования». При этом не сказано, что надо показать паспорт.

Скажем, в ст. 69, п. 6 указано: «Избирательные бюллетени выдаются избирателям, включенным в список избирателей, по предъявлении паспорта или документа, заменяющего паспорт гражданина…», а в ст. 28 ни о каких условиях представления списка избирателей, ни о каком предъявлении паспорта не сказано. И вот диалог.

Обращаюсь к члену УИК Новиковой Валентине Константиновне, называю свой адрес, прошу показать мне список избирателей. Новикова находит нужный лист, смотрит в него, находит меня по адресу и спрашивает:

- Вы Золотоносов?
– Да, – говорю.

- Все в порядке, вы есть в списке.
– Минуточку, – говорю я, – но в законе «О выборах президента РФ» указано: список избирателей представляется УИК для ознакомления избирателей. То есть я имею право прочитать. Вы же мне ничего не предоставили. Я смотрел на список, когда он лежал передо мной вверх ногами, поверните его ко мне и дайте ознакомиться. Пока я свое право не реализовал.

Название закона и номера статьи и пункта не называю, чтобы не испугать Новикову. Пауза.

- Тогда предъявите паспорт.
– А зачем вам мой паспорт? Для знакомства со списками избирателей разве нужен паспорт? Это где написано? Где-то есть порядок ознакомления со списками избирателей?

- Позвоните…
– Нет, я не буду звонить, это все должно быть у вас здесь, в комиссии. Если у вас есть этот документ, покажите мне его, пожалуйста. Я хочу лично посмотреть на список избирателей, в соответствии с законом. На каком основании я должен показать вам свой паспорт?

- Любое удостоверение личности.
– На основании чего вы просите у меня удостоверение личности?

- То, что я сделала, вас не устроило.
– А вы ничего не сделали. Вы посмотрели в список и сказали мне, что я там есть. Это совсем не то, что предусмотрено законом – ознакомление мое личное со списком избирателей. Я хочу не вверх ногами бумагу видеть издали, а сам прочитать.

Второй член УИК кому-то звонит и спрашивает, где сказано, что я должен предъявить паспорт? Тем временем В. К. Новикова дозванивается до председателя УИК.

– Татьяна Ивановна, пришел товарищ, требует показать ему списки избирателей. Да, мы показали. Его не устроило это.

– Вы мне не показали, вы сами посмотрели. Между «сами посмотрели» и «мне показали» – большая разница!

Снова подключается второй член УИК. Она пыталась звонить и что-то узнать. Но ей ничего ответить не могут.

- Нету порядка ознакомления, – вдруг признается второй член УИК.
– Нету! Значит, я не обязан показывать удостоверение личности для ознакомления со списком избирателей, раз иное не предусмотрено законом?

- А вы его вообще не должны смотреть, – говорит вдруг Новикова.
– Как? Я не должен ознакомиться со списком избирателей?

- Хорошо, сейчас придет председатель и с вами все выяснит.
– Что выяснит? Пока мы выяснили, что вы требуете предъявить удостоверение личности в отсутствие нормативного акта, предусматривающего это действие, то есть вы таким образом превышаете свои служебные полномочия. А какая у вас должность, – уточняю я у Новиковой.

– Член центральной… то есть участковой избирательной комиссии.

Наконец, входит председатель УИК № 432 Булгакова Татьяна Ивановна:

- Вы в законе можете о выборах… – говорит она мне.
– И где там написано?

- Вы вправе ознакомиться со списками, но так как это информация конфиденциальная…
– А что конфиденциального?

- Там указаны адреса…
– Так можно закон посмотреть?

- Пожалуйста, вы можете в магазине приобрести…
– Нет, вы мне должны его предъявить.

- Сейчас я вам его не могу предъявить.
– Конфиденциальная информация, и что дальше?

- Что вы хотите посмотреть? – вдруг задает вопрос председатель УИК. Наконец-то чувство опасности просыпается, ведь за отказ показать список избирателей предусмотрена административная ответственность и штрафы.
– Я хотел посмотреть своими глазами…

– …есть ли вы в списке. Сейчас я вам это покажу.

Пока она шуршит бумагами, я опять начинаю выяснять, на каком основании я должен предъявить паспорт, а Татьяна Ивановна опять заявляет, что они не могут показать список, не зная, что я – это я. Хотя уже список несет мне.

- Вы на выборы приходите с какими документами?
– С паспортом. Но там я пользуюсь своим активным избирательным правом, а здесь я не совершаю никаких юридических действий. И статья 69…

В итоге после препирательств председатель показывает мне строку с моей фамилией, закрыв бумажками другие строчки. Я опять напоминаю:

– С меня требовали паспорт!

– С вас ничего не требовали, – не моргнув глазом говорит председатель УИК.

- Вы очень шумите. Вы пришли здесь и скандалите, мужчина, – перешла Татьяна Ивановна на родной язык.
– Я не скандалю.

- Нет, скандалите.
– А в чем факт скандала?

- Почему я должна вам верить, что вы именно тот, за кого себя выдаете?
– Не должны.

И как в сказке про белого бычка, спор возобновляется.

На закуску – то ли Новикова Булгаковой, то ли наоборот говорит: возьми его на заметку. Тети воспринимают нас как детей, которым можно пригрозить снижением отметки за поведение, и мы сразу испугаемся. Чувство опасности у них есть, но от избирателей они опасности не ждут, она им грозит с другой стороны. Закона они, как мне показалось, не знают, но всякое неповиновение рассматривают как скандал и личное оскорбление. А то что мы должны подчиняться не тому, что сказала тетя Валя или тетя Таня, а закону, – это до них совершенно не доходит. В этом и заключена их ценность как членов избирательных комиссий.                         

Михаил ЗОЛОТОНОСОВ, фото 19rus.info











Lentainform