16+

Каким будет Путин 2.0? Мнения экспертов

05/03/2012

Каким будет Путин 2.0? Мнения экспертов

Победа Путина признана ЦИКом полноправной и безоговорочной. Несмотря на противодействие оппозиции будущий президент набрал даже больше голосов, чем ожидалось — почти 64%. Единственная интрига, которая имеет хоть какие-то шансы на то, чтобы сохраниться — останется ли Путин прежним, или, как обещал действующий президент Медведев, Россия станет более либеральной страной. Online812 узнал о том, какие ставки делают политологи и активисты общественных движений.


                   Владимир Познер

«Наивно полагать, что Путин останется больше чем на 6 лет. Это крайне маловероятно, именно потому что все так быстро и сильно меняется. Есть так называемая несистемная оппозиция – Борис Ефимыч Немцов, Каспаров, Володя Рыжков, вот теперь Навальный появился. Положа руку на сердце, не могу сказать, что вижу кого-то из них президентом России».
vladimirpozner.ru

Наталья Радулова, журналист

«Еще в декабре опытные белорусы мне говорили, что будоражить нас будет до 4 марта. А потом навалится депрессия, апатия. Разочарование охватит массы. Люди окончательно осознают, что это тупик. Некоторые начнут поглядывать в сторону финской границы... Уже сейчас у меня в Фейсбуке друзья все чаще используют слова вроде "безнадега", "тошно", "руки опускаются". А кто-то наоборот, полон сил: "И вновь продолжает бой!". В общем, рано еще делать выводы о нашей реакции, через месяц станет что-то понятно, не раньше».
radulova.livejournal.com

Алексей Зудин, заместитель директора Центра политической конъюнктуры России

«Многие говорят о новом Путине. Я вижу обычного Путина, того Владимира Путина, к которому я привык. И в защиту этой позиции я могу сослаться на него самого. Премьер уже один раз отвечал на этот вопрос, отметив, что остается сам собой.

К тому же я не считаю, что в период своего правления, в период первых двух сроков Владимир Путин не использовал демократические инструменты, что он не опирался на демократическое управление. Ту централизацию, которую он провел (восстановление вертикали власти в период первого президентства), отмену прямых губернаторских выборов и введение пропорциональной системы я не считаю антидемократическими мерами. Как он сам сказал, не надо делать из централизации или децентрализации фетиша – это инструменты. И я считаю, что при Владимире Путине наше государственное устройство сделало очень большой шаг по направлению к демократии.

Владимир Путин построил политический курс на предпочтениях большинства. При нем впервые интересы большинства были интегрированы в политический курс российского государства. Демократия начинается с большинства. Тот политический процесс и те политические режимы, которые были у нас в девяностые, выражали интересы прежде всего меньшинства – причем незначительного меньшинства. Это закончилось очень сильным отчуждением массовых слоев общества от государства.

Так что я не считаю, что Владимир Путин будет каким-то другим, и не думаю, что второе президентство Путина будет отличаться использованием демократических методов -  в то время, как первое президентство Путина таких методов было лишено. Я с этим не согласен. Другое дело, что нынешнее правление Путина будет осуществляться в условиях повышенной политической конкуренции. И это обстоятельство действительно создает качественную разницу. Но это не разница между демократией и не демократией».
actualcomment.ru

Дмитрий Орлов, генеральный директор Агентства политических и экономических коммуникаций

«Путин подвел итоги и сформировал на базе предшествующих статей комплексную стратегию развития России. Можно даже говорить о том, что мы реально наблюдаем, как на наших глазах происходит складывание плана Путина версии 2.0. Он дает ответ на самые различные вызовы, которые стоят перед страной: от внешней политики до социальных проблем. Он обращается к разным слоям населения. Он не стремится стать партийным президентом, а стремиться действовать как президент всех россиян».
actualcomment.ru

Политолог Ольга Крыштановская

«Он уже идет на диалог. Сейчас происходят большие изменения и в Думе, и в порядке работы всей государственной машины. Но пока мы в самом начале пути. И Путину трудно, для него это непривычно, это понятно. Я думаю, что есть процессы и более сложные. Довольно серьезные проблемы могут появиться с политической элитой вообще. Ее настроения все-таки были выстроены в рамках авторитарного государства. И Путин был лидером этого политического класса, это так. <...> Конечно, он мог бы двигаться быстрее по пути демократизации, но коридор не так широк, как кажется. После таких резких акций протеста неизвестно, остается ли он лидером политического класса. Будет ли он таким же жестким, предсказуемым и понятным для этого класса или правила игры меняются? И политическая элита в напряжении – как он себя поведет после победы. <...> Я думаю, он одновременно будет действовать и жестко, и мягко. Те законы, которые сейчас принимаются, явно либеральные и приведут к либерализации нашей избирательной системы, это факт. Но в каких-то вещах он будет продолжать действовать жестко. Потому что, если можно так сказать, медведевская оттепель несколько разболтала систему, и кризис легитимности в России и в СССР всегда был связан с некоторой оттепелью. То есть должны быть восстановлены какие-то жесткие правила игры, понятные для элиты».
svobodanews.ru

Юрий Шевчук

«Путин глубоко убежден в том, что Россией нужно управлять сильной рукой. Он видит это как смесь партийного государства, царизма и православной церкви. Как великую державу, которую уважают, потому что боятся. Силен не Путин, а идеология, которую он олицетворяет. Она тоталитарная, вчерашняя. <...> Путин – как Фома неверующий. – Он верит только в то, что может потрогать, и в то, что он сам видел: в Советский Союз. <...> Ленин провозгласил лозунг: коммунизм – это советская власть плюс электрификация всей страны. Сегодня у нас нечто вроде советской власти с горой нефтедолларов. Путин видит народ ребенком, а себя – отцом нации. Как новый Король-Солнце, Людовик-2012; это миф и видимость».
inopressa.ru

Фото premier.gov.ru








Lentainform