16+

Пьяного гаишника, лишившего жизни троих петербуржцев, осудили через 6 лет

14/03/2012

Пьяного гаишника, лишившего жизни троих петербуржцев, осудили через 6 лет

Лишь на днях Приморский районный суд признал экс-майора милиции Эдуарда Константинова виновным в ДТП, случившемся в 2006 году. Сев пьяным за руль, сотрудник ГИБДД на огромной скорости сбил насмерть двоих петербуржцев. Его сослуживец, находившийся в машине, также скончался.


                      Гаишника поддерживали следователи, в деле появилась липовая справка о том, что в момент аварии он был кристально трезв. И все-таки справедливость восторжествовала.

Возвращался из бара

Белой ночью 2006 года компания молодых людей гуляла по городу. Анна Словак вместе со своим парнем Евгением Чвановым и его приятелем Александром Шапошниковым стали переходить Комендантский проспект вне зоны пешеходного перехода. Компания остановилась на разделительной полосе. В это время по проспекту мчалась «Субару», за рулем которой сидел майор милиции, начальник смены МРЭО Управления ГИБДД Эдуард Константинов. Он возвращался из бара и был изрядно пьян. Рядом с ним сидел его сослуживец — сотрудник ГИБДД Сергей Овчинников, которого он вызвал среди ночи по мобильному телефону на помощь, но за руль все равно не пустил.

— На огромной скорости «Субару» выскочила справа из-за другой машины, резко повернула влево и сбила Александра и Евгения. Я стояла дальше от данной проезжей части, поэтому меня не зацепило, — вспоминает Анна Словак. — «Субару» протащила ребят метров 50 и врезалась в припаркованную «Татру». Самосвал весом 10 тонн от удара отбросило на метр, задний мост у него снесло!

Александр и Евгений погибли на месте. Им не было и двадцати лет. Погиб и коллега водителя Сергей Овчинников. Но сам майор Константинов не пострадал.

У ДТП, помимо Анны Словак, оказалось еще несколько очевидцев — они подтверждали слова девушки. Более того, охранники ТЦ «Миллер» уверяли, что видели, как очень пьяный мужчина садился за руль того самого «Субару». Казалось, обстоятельства трагедии очевидны. Однако следствию понадобилось шесть долгих лет, чтобы доказать вину гаишника. Сам он все отрицал. Константинов уверял, что был трезв и возвращался домой на скорости не больше 60 км/ч. Дескать, пешеходы сами бросились ему под колеса, а после столкновения с самосвалом он якобы потерял сознание и ничего не помнит. Первоначально дело расследовалось в прокуратуре Приморского района. Следователи самоотверженно поддерживали версию милиционера — дескать, не имел Константинов возможности избежать трагедии! Следователь Васильев все показания очевидцев ДТП, противоречившие майорским, записал в «добросовестные заблуждения». Вдова погибшего Сергея Овчинникова Ольга уверяла следователя: незадолго до трагедии мужу звонил пьяный «Эдик» и просил приехать за ним в бар. Но следователь, казалось, был глух к ней. Он хотел верить на слово только майору, поэтому из документа в документ выдавал нечто вроде: «...опровергнуть факт потери сознания Константиновым в момент столкновения тела (тел) пешеходов с автомобилем «Субару» не представляется возможным...»

— В деле оказалась выписка из Елизаветинской больницы, где Константинов оказался после ДТП. В ней говорилось, что в его крови не было найдено ни капли алкоголя, — рассказывает «МК» в Питере» старший инспектор ГСУ Следственного комитета по Петербургу Константин Васюнов, которому впоследствии и пришлось довести это уголовное дело до справедливого конца.

Ухватившись за этот документ, следователь Васильев не стал «принимать во внимание» показания очевидцев и охранников ТЦ «Миллер». Дело волокитилось и приостанавливалось.

Эдуард Константинов тем временем уволился со службы в ГИБДД. И попытался заплатить родственникам всех погибших — правда, не понятно за что, ведь свою вину в аварии он не признавал.

— По пять тысяч долларов Константинов заплатил родственникам погибших Евгения Чванова и Александра Шапошникова. Они написали ему расписку, которая есть в деле, — говорит Константин Васюнов. — Но супруга погибшего сотрудника ГИБДД Овчинникова не взяла от коллеги мужа ни копейки. Впоследствии она говорила мне, что хотела добиться только одного — справедливого расследования.

Дело чести

Спустя три года после трагедии дело не двигалось с места, но полностью «замять» его не удавалось. Следственный комитет регулярно указывал следователям на недоработки и отправлял злополучное дело на новое расследование. Но почему-то факты все время подавались так, как было выгодно Константинову. В конце концов следственный отдел Приморского района полностью отстранили от этого разбирательства.

— Из-за волокиты следователей и ради объективности дело передали из Приморского отдела в Калининский, где в то время я работал старшим следователем, — говорит Константин Васюнов. — Особенно помогла всколыхнуть ситуацию статья в газете «Ваш тайный советник», на страницах которой выступили очевидцы трагедии. Честно сказать, когда я прозондировал Интернет, посмотрел видеоролики с места ДТП, прочитал показания прямых очевидцев, то для меня это расследование стало делом чести. Три человека погибли — виновный должен был за это ответить.

Новые доказательства

В первую очередь, надо было установить скорость, с которой ехала «Субару». Современные методики позволяют узнать это без труда. Но прежний следователь прибегать к ним не стал.

— Ранее экспертизу проводили в Северо-Западном региональном центре судебной экспертизы при Минюсте — там по объективным причинам не могли дать точный ответ на вопрос, с какой скоростью ехала «Субару», — говорит Васюнов. — Дело в том, что это госструктура, и эксперты очень ограничены правилами: чтобы прийти к определенному выводу, им нужен ряд показателей — есть ли тормозной путь, осыпь осколков и так далее. Когда таких показателей по ДТП не хватает, они не могут выйти за рамки правил и обратиться, например, к данным других тестов.

Поэтому добиться от этих экспертов ответа было невозможно. Тогда следователь Васюнов пошел по другому пути.

— Я назначил интересную экспертизу в Военно-медицинской академии, где по повреждениям на трупах смогли установить скорость, с какой «Субару» наехала на людей, — рассказывает он. — Специалисты выяснили, что скорость была не менее 75 км/ч.

Для объективности Васюнов назначил повторную автотехническую экспертизу, но уже в Институте безопасности дорожного движения, где специалистам разрешено использовать компьютерные технологии, данные краш-тестов. Кстати, такие экспертизы не бесплатны, в данном случае государство заплатило 22 тысячи рублей (в отличие от бесплатных исследований в государственном Северо-Западном центре).

Исследование полностью подтвердило мнение специалистов из ВМА — «Субару» двигалась со скоростью не менее 75 км/ч.

Следователь не только повторно опросил уже фигурировавших в деле очевидцев ДТП, но и попытался найти новых. Прошерстив интернет-форумы, где это резонансное дело активно обсуждалось, удалось отыскать еще одну свидетельницу Евгению, показания которой в точности сходились с мнением других опрошенных — «Субару» выехала на разделительную полосу на огромной скорости.

«Соучастники» отделались испугом

Опровергнуть «трезвость» майора милиции, оказывается, тоже было нетрудно.

— Ко мне поступила информация, что Константинов «пытался решить вопрос» в больнице. Поэтому мы провели выемку в Елизаветинской больнице «журнала химико-токсикологического исследования». В нем было зафиксировано, что в крови майора на самом деле было 2,7 процента промилле, а не 0 процентов, как в справке из уголовного дела. А это тяжелая степень алкогольного опьянения. К сожалению, установить виновных в подмене мы не смогли. Константинов просто отказался давать показания. А сама липовая справка подписана не пойми кем, — говорит Константин Васюнов.

В результате Эдуард Константинов все-таки предстал перед судом. Процесс длился еще два года! Только на днях судья Приморского районного суда Сергей Шаров зачитал бывшему гаишнику приговор — 4 года колонии общего режима. На Константинова надели наручники прямо в зале суда. Также его обязали заплатить Ольге Овчинниковой, вдове погибшего по его вине сослуживца, 200 тысяч рублей.

Прежних следователей, которые с самого начала волокитили дело, тоже наказали за «ненадлежащее расследование». Их привлекли к материальной ответственности… лишили надбавок.

Похожие случаи

Едут быстро, судятся медленно

— 20 июля 2007 года экипаж спецбатальона ГИБДД выехал на встречную полосу на Дальневосточном проспекте. Петербуржец Евгений Григоровский на Opel Calibra попытался уйти от столкновения, но врезался в столб. Однако инспектора ДПС даже не остановились, продолжив свой путь по встречке. Виновников гибели Евгения долго не могли установить. Только благодаря волне общественных протестов спустя 4 года (!) гаишник Александр Павлов получил два года колонии общего режима. В отношении его напарника Андрея Станкевича уголовное преследование прекратили.

— Два года понадобилось, чтобы установить вину во вроде бы очевидном ДТП, случившемся 13 апреля 2009 года. После праздника по случаю дня рождения помощник прокурора Фрунзенского района Андрей Тарасов на «Субару» насмерть сбил петербуржца Александра Лобачева. У аварии было много свидетелей, но дело регулярно приостанавливалось. Сначала кто-то подменил кровь прокурорского работника, сданную для анализа на этанол, затем в деле появился вымышленный водитель… Со скрипом и только благодаря общественному резонансу дело довели до суда. После двух лет расследования изворотливого экс-прокурора все-таки приговорили к двум годам колонии-поселения.                            

Эвелина БАРСЕГЯН











Lentainform