16+

Студент из Миннесоты — о том, почему американская модель развития подходит России

15/03/2012

Студент из Миннесоты — о том, почему американская модель развития подходит России

За последние три месяца много слов было сказано о пагубном влиянии Госдепартамента США на российские дела, впрочем, либералы называли эти утверждения сурковской пропагандой. Что на самом деле американцы думают о России? Частично ответ на этот вопрос можно найти в материале, который написал 21-летний Джозеф Тейлор, студент Gustavus Adolphus College (Миннесота), сейчас изучающий политологию и русский язык в СПбГУ.


                В XX веке Россию часто сравнивали с Америкой  и противопоставляли ей. Это сравнение актуально и  сегодня. С одной стороны, две огромные страны, обладающие большим военным потенциалом и вплотную подошедшие к точке, за которой должно последовать политическое обновление. По российским городам маршируют «несогласные», в американских городах протестующие «оккупируют Уолл-стрит».

Но в политическом и экономическом плане США и Россия – по-прежнему очень разные государства, одно из которых развивается в целом успешно и динамично, в то время как другое никак не может выработать модель устойчивого развития.

Думаю, главное, что отличает Россию от США, это то, что Россия – империя. В  основе имперского мировоззрения – чувство, что существует «главный народ», доминирующий – в лице своего правителя – над другими.

Имперская идея пришла на Русь из Византии, и под  ее влиянием киевские князья думали о своей власти как об имперской. Хотя к моменту вторжения монголов в XIII веке на месте Киевской Руси уже существовали несколько независимых государств, сама идея «Великого княжения» («империи Рюриковичей») продолжала жить. Она была успешно использована монголами для интеграции  завоеванной части древнерусских земель в политический организм империи Чингизидов. Идея «Великого княжества» неизменно актуализировалась монголами при  подавления попыток отдельных русских земель сопротивляться ханской власти.

250 лет монгольского имперского владычества  заложили основы московской государственности, перенявшей от монгольских ханов сам принцип отношений власти и общества, центра и регионов. Московское княжество, ставшее в XV веке полностью независимым, сразу же приступило к имперской экспансии. В XVI веке при Иване Грозном оно стало называться царством,  в начале XVIII века при Петре Великом получило официальный титул «империи». Переименование государства помогало  Петру сориентировать Россию на усвоение европейских идей – технократических и политических. В том числе идеи  вертикально интегрированного бюрократического  государства – «империи».

В разное время  различные европейские страны бросали вызов российской державе, претендуя на ее земли: в XVII веке Польша, в XIX – Франция, в XX – Германия. Каждый раз для России возникал момент общенационального  напряжения и всплеска патриотизма, после чего Россия побеждала своих врагов, территориально расширялась и укрепляя свое имперское значение.

То, что Российская империя и СССР –  разные этапы в развитии одного и того же имперского организма, вытекает из фактов. И то, и другое государство стремились к международному доминированию. Оба они – многонациональны. Оба отстаивали положение  «над» русского народа по отношению к другим народам, населяющим государство. Язык этих империй – русский; религия – православие; идеология СССР – большевизм (идеология русского человека В. И. Ленина). Более правильно было бы назвать оба эти государства «Русской Империей» и «Союзом Под Русским Народом».

Сегодня Россия официально именуется «Федерацией». Формально все народы вроде бы равны: русские, чеченцы, татары, якуты и другие. Но где находится место власти в России? Может, в каком-нибудь скромном Улан-Удэ (по образцу столицы США – Вашингтона)? Или в Якутске? Нет. В Москве, в древней резиденции царей и генеральных секретарей.

В России запрещены  региональные партии. Хотя сама идея федерации предполагает, что все народы внутри ее границ дают согласие, чтобы жить в ее составе. Но о каком согласии можно вести речь, если, по сути, у них нет полноценного представительства? И если бы какой-то регион или народ захотел сегодня выйти из состава федерации, он бы этого сделать не смог. Значит, настоящей федерации в России нет. Россия и сегодня – империя. Однако в современном мире имперская идея (как идея внутренней организации жизни страны) – глубоко архаична.

Для того чтобы стать современным и по-настоящему конкурентоспособной страной, России нужно, прежде всего, осуществить децентрализацию власти Москвы. А для этого необходимо преодолеть имперские традиции. Восстановление института выборных губернаторов – лишь первый шаг в этом направлении. Далее необходимо начать передачу властных полномочий из центра  в регионы. Это ведь совершенно ненормально, когда один город – Москва, находящийся за тысячи километров от других крупных российских городов, думает, что он знает, что лучше для целой страны! Москва – совсем другой город, нежели Новосибирск, Нижний Новгород и даже Петербург. Люди там живут по-другому. И у них нет голоса в делах Москвы – так почему Москва может вмешиваться в дела других регионов страны? Вашингтон себе этого не позволяет.

Мне кажется, американская федеративная модель могла бы быть полезной для России, поскольку эта модель позволяет эффективно руководить огромной страной – но не «руководить» в российском понимании этого слова, а самоуправляться. Ведь что такое федерализм для американцев? Это, прежде всего, идея о том, что вся власть не должна концентрироваться в одном городе и  в одном человеке. У нас все знают, что это вредно для страны. Америка строится на принципе согласия. Каждый штат нашей страны добровольно хочет жить вместе с другими. Нелепо думать, что если бы какой-то штат захотел бы отделиться от США, ему бы это не разрешили сделать.

В соседней Канаде, например, дважды проходил референдум об отделении Квебека. И отделения не случилось лишь потому, что голосов в поддержку этой идеи не хватило. В США также есть штаты, где разговоры о возможной независимости ведутся вполне легально – например, Техас и Аляска.

При этом наша федерация, которая существует уже более 200 лет, все время меняется, адаптируется к новым реалиям. Сегодня на улицах американских городов протестует много людей, недовольных ныне существующей системой. Но это не значит, что завтра США «кончатся». Эта значит, что они будут меняться.

Если сегодня российское правительство даст людям право свободного выбора – президента, Думы, губернаторов, местных парламентов – социальная напряженность и агрессивность начнут уменьшаться. Но для этого правительство России должно перестать думать о стране как об империи и понять, что в ней живут люди, а не только имперские амбиции.                    

Джозеф ТЕЙЛОР, студент факультета свободных искусств и наук  СпбГУ, рисунок admely.ru











Lentainform