16+

Мэру Парижа не нравится проект православного храма, но он ничего не может сделать

15/03/2012

Мэру Парижа не нравится проект православного храма, но он ничего не может сделать

У петербургских ревнителей исторического центра есть все основания не любить Париж. Потому что в любом разговоре со сторонниками небоскребов как безапелляционный аргумент выезжает Эйфелева башня, которую раньше ненавидели, а нынче рисуют на магнитиках для холодильника.


               И вот теперь они (ревнители исторического центра) отмщены: под самой Эйфелевой башней будет построен русский духовно-культурный центр с церковью. Пятикупольный, златоглавый и покрытый сверху стеклянной вуалью. Мэр Парижа Бертран Деланоэ назвал его неподходящим месту кичем, но стройку это не остановит. История настолько родная, что «Город» просто не мог обойти ее вниманием.

В конце февраля этого года парижский мэр выступил с гневной филиппикой по поводу планов построить православный храм и культурный центр на берегу Сены перед Эйфелевой башней. Хотя конкурс проектов, на котором победила мастерская Sade & Arch Group, прошел еще год назад. Строительством занимается Управделами президента РФ – центр, в который входят храм, семинария и библиотека, будет построен на выкупленном в 2010 году Россией участке земли.

В Московской патриархии выразили удивление словами мэра Парижа, а в Управделами заявили, что это – его личное мнение и на процесс строительства оно не повлияет.
Что и почему происходит на берегах Сены и как их охраняют от застройки, «Городу» рассказал президент французской Ассоциации защиты целостности художественного наследия Мишель ФАВР-ФЕЛИ.

– Во Франции правила застройки устанавливаются главным образом городскими властями. Разрешение на строительство, если  оно удовлетворяет существующим правилам, выдает мэр города. Но если речь идет о строительстве в охраняемой зоне, механизм согласований иной. Существует закон об исторических памятниках, который защищает не только их самих, но и окружающую территорию. Строительство там регулируется национальным законодательством и такие проекты должны утверждаться государственным органом власти. Если речь идет о каких-то экстраординарных проектах, Министерство культуры может дать разрешение в исключительном порядке. Таких примеров и в Париже, и в других городах достаточно много.

Но в случае с русским духовно-культурным центром ситуация иная. Администрация Парижа не давала разрешение на строительство, однако этот участок принадлежит не ей, а французскому правительству, которое  и предоставило разрешение. Поэтому городские власти не могут ни запретить строительство, ни заставить архитекторов изменить внешний вид здания.

Панорамы берегов Сены в Париже «виртуально» защищены ЮНЕСКО и входят в список Всемирного наследия. Действенность этой защиты основывается в первую очередь на возможности исключения из списка  – меры, в ряде случаев доказывавшей свою эффективность.  В частности, благодаря давлению ЮНЕСКО и общественных организаций был спасен от уничтожения мост Сент-Жан в Бордо, построенный Эйфелем  в 1858 году. Едва ли из-за строительства духовно-культурным центра берега Сены будут вычеркнуты из списка, но ЮНЕСКО имеет на это моральное право.

Архитектурный конкурс на эту церковь завершился ровно год назад. Парижские власти, участвовали в нем как наблюдатели, без права решающего голоса, а после подведения итогов всего лишь заявили, что победивший вариант не вызывает у них энтузиазма. В свою очередь проект, в пользу которого высказывался сам парижский мэр, тоже нельзя назвать очень гармоничным.

У русской диаспоры в Париже (порядка 50 000 человек) это архитектурное решение также не вызвало одобрения. Центр называли «диснейлендовским» и критиковали за недостаток простоты – главной отличительной особенности всех русских православных храмов. В известной степени это отражает мнение и всех остальных парижан. Правда, русская диаспора в Париже  принадлежит в основном к Константинопольской патриархии. Поэтому они настороженно восприняли идею руководства РПЦ построить этот культурно-религиозный центр.

Однако мэра Бертрана Деланоэ нельзя назвать последовательным защитников гармонии городской среды. Он выступал за строительства ряда высоток (хотя и не в самом центре города),  вызывающих много вопросов. В частности, мэр согласовал строящийся сейчас посреди Парижа ультрасовременный проект La Canopee.

Вообще вопрос о русской церкви – не в самой церкви как в таковой, а в том, что появление современного, хорошо заметного здания – проблема для Парижа, как и для любого исторического города (Петербурга в первую очередь). И для Парижа этот вопрос стоит острее, чем для Лондона или Барселоны.

Однако когда речь идет о строительстве «культурного» объекта, к тому, что его внешний вид может оказаться далеко не традиционным, все относятся с бОльшим пониманием. Например, музей Бранли, находящийся как раз рядом с тем местом, где предполагается построить русскую церковь, несмотря на свой  модернистический вид, считается примером очень хорошей архитектуры.

Во Франции борьбу за сохранение исторического наследия ведут главным образом общественные организации. В прессе такие вопросы практически не обсуждаются – не в пример яростных споров по этому поводу, например, в итальянских СМИ. Например, про религиозный центр год назад, когда его проект был утвержден, основные французские газеты ничего не писали. Сейчас если что-то и пишут – то в основном про заявление мэра, не проявляя никакого дальнейшего интереса.

Заявление мэра Парижа Бертран Деланоэ

«Эта эклектичная архитектура представляет из себя кич, абсолютно не подходящий для берегов Сены, входящих в список Всемирного наследия. Я хочу выразить свое категорическое несогласие с этим проектом,  задуманным французским и русскими правительствами без согласия властей Парижа. Предоставляя разрешение на строительство, французское правительство спрячется за разговорами о дипломатических и финансовых резонах, недостойными дружбы, которая объединяет жителей Парижа и России».                    

Антон МУХИН











Lentainform