16+

«После первых серий нового фильма Гай Германики, захотелось дойти до помойки»

20/03/2012

ЛИЛИЯ ШИТЕНБУРГ

На этой неделе Первый канал начал показ отечественного сериала «Краткий курс счастливой жизни», созданный Валерией Гай Германикой, автором изрядно нашумевшей «Школы».


               Это, разумеется, наш «Секс в большом городе». Четыре относительно молодые героини, каждая, как принято писать в таких случаях, «со своей непростой судьбой», и каждая, разумеется, хочет большого женского счастья. Поправка не столько на местность, сколько на стиль режиссера, обеспечивает разницу между двумя «сексами» весьма существенную.

Ну примерно как если бы на заставке вместо довольной улыбки Кэрри Брэдшоу, ее дурацкой розовой балетной пачки и автобуса, брызгающего грязью, возникла соседка из квартиры сверху – в старом фланелевом халате, бигудях, со сковородкой наперевес в одной руке и мужем-алкоголиком в другой.

Сериал Гай Германики буквально с минуты на минуту объявят шедевром и непременно расскажут об удивительных формальных изысках ее творения, съемке ручной камерой и смелых ракурсах. Наверняка найдут и существенное движение вперед по сравнению со знаменитой «Школой». И оно в самом деле налицо: камеру все еще болтает из угла в угол, как пьяную бомжиху, но иногда ей уже удается остановиться и как-то сфокусировать взгляд – на чьем-нибудь выразительном ухе, например. Уже прогресс. На самом деле, как ни хотелось бы назначить ну хоть кого-нибудь «новатором, следующим актуальным европейским трендам», назвать камеру, которой снимает свои фильмы Гай Германика «ручной» – это все-таки преувеличение. Это не «ручная», это дикая камера.

Из четырех главных героинь трех играют довольно известные актрисы: Светлана Ходченкова, Анна Слю (это которая Тигренок в «Дозорах») и Алиса Хазанова. Ксения Громова ансамбля ни в коем случае не портит. Все четверо работают в одной конторе, работу свою ненавидят и считают это вполне нормальным, зато дома… впрочем, дома у девчонок тоже все не слава богу. Одна, мать-одиночка, прозябает вместе со своей матерью и бабушкой, которые едят друг друга поедом. У другой есть сильно пьющий муж, но она все никак не может забеременеть, а ребенок нужен только ей. У третьей все как положено: муж, двое детей и собака, но лучше бы они все сдохли. Ладно, пусть собака живет. А четвертая совсем одна и хочет дорогую сумку.

Науськанные добрым-предобрым закадровым голосом Ирины Хакамады (это она бубнит полезные советы из того самого «краткого курса»), девушки готовы практически на все ради того, что называется «счастьем в личной жизни». Пока же оно не свалилось им на голову, они живут в атмосфере перманентного семейного скандала, кухонных разборок, детского хамства, родительских оскорблений, тихой вражды, громогласной неприязни, открытой ненависти, нескончаемых взаимных претензий и убогих манипуляций. И, разумеется, исключительного мужского равнодушия и дремучего эгоизма.

Похоже, что каждому из персонажей сериала (включая тех, кто едва мелькнул в кадре) до такой степени «недодано по жизни», что само их существование кажется чудом. А между тем за свой мирок они держатся весьма цепко, на любое вторжение отвечая в лучшем случае потоком проклятий. Взгляд на себя со стороны им не свойственен ни в малейшей степени (исключение делается только для жалостного). Глубокая ущербность – основа антропологии Гай Германики. И единственная известная ей гарантия правдоподобия.

Неизвестным мне способом убедив слабонервных в том, что снимает «правду жизни», Гай Германика изрядно лукавит. Программно утверждая при этом, что ничего в своей жизни женщины изменить не способны («краткий курс» – это, разумеется, горькая издевка). Ну, допустим, оскотинившихся мужиков они сменить не в силах (иначе не было бы сюжета) – но отчего они обречены на таких жутких гинекологов, ясно не совсем. А чтобы жизнь малиной не казалась, не иначе.

От героинь спародированного «Секса в большом городе» отечественную четверку отличает не отсутствие дорогих нарядов, веселых вечеринок, вида из окон на Манхэттен или больших гонораров за какую-нибудь необременительную и увлекательную деятельность. Все дело даже не в жанре – а исключительно в способе реакции. Для «придания образам реалистичности» заставив способных техничных актрис жевать слова, бесконечно повторять «чё?», пялиться вокруг пустыми глазами в пассивно-агрессивной манере «алё, подруга» и «ты вообще, что ли?», Гай Германика изрядно польстила гопницкой части своей аудитории – но и только.

Светлана Ходченкова – замечательная красавица (хотя коса до пояса в каком-то патриотическом убожестве идет ей ничуть не больше вульгарного красного платьишка в этом сериале), Анна Слю – актриса редкой органики (чутко схватывающая типаж современной офисной барышни – немножко заторможенной, до неприличия наивной, удивительно добродушной и дивно кроткой), – однако это ни на что не влияет. Вопреки логике, если женщина выглядит, как дешевка, разговаривает, как дешевка, и ведет себя, как дешевка, – это еще не значит, что она дешевка. Может быть, она просто снимается в отечественном телесериале.

Мужчины, пожалуй, еще прекраснее. Одного самодовольного жлоба от другого отличает только наличие или отсутствие галстука. Розовый галстук – это чума, да. В роли ветреного мужа героини Ходченковой изумителен некогда известный в Питере театральный актер Алексей Барабаш, обретший с годами такую форму, что каждый кадр с его участием превращается в рекламный слоган, вроде: «Майонез – это зло!» Замечательно хороши и отцы семейств, свято уверенные в том, что воспитание детей – исключительно женское дело. Вполне вероятно, что просмотр сериала доставит кому-то из зрительниц то постыдное удовольствие чисто зоологического свойства, которое испытывают некоторые благовоспитанные дамы, наслаждаясь самыми грязными подробностями быта обитателей «Дома-2».

Не скрою, хабалистый напор первых серий «Краткого курса счастливой жизни» произвел впечатление и на меня. Захотелось выйти во двор, дойти до помойки, где тусуются местные бомжи, – и пообщаться, наконец, с интеллигентными людьми. Сдержавшись, ограничилась тем, что как-то особенно нежно и деликатно начала кивать кастрюльке с макаронами. Подумывала, не почитать ли ей что-нибудь из Верлена. Но не решилась быть столь навязчивой.                        

ранее:

Причем здесь вытрезвители? А потому что Путин принародно не пьет
«ТВ каналы наслаждались демонстрацией ареста бизнесмена Батурина на толчке»
Правильно ли завязали галстуки на чекистах в сериале «Дело гастронома № 1»?
«Ностальгия по СССР – одно из самых простеньких последствий нашей стабильности»
Как отечественное ТВ сделало сериал из жизни Достоевского
Наш театр ушел из телевизора в Youtube











Lentainform