16+

Кому «курицы» из Pussy Riot перешли дорогу

26/03/2012

Кому «курицы» из Pussy Riot перешли дорогу

Наблюдать и комментировать то, как курицы переходят дорогу, – приятное и ни к чему не обязывающее занятие. Веселая пестрота разноцветного стада радует (вариант: раздражает) глаз, отвлекая внимание от того, кому, собственно, курицы «перешли дорогу» и что творилось вокруг, пока все наблюдали за переходящими через дорогу курицами.


                           А случилось много интересного. Ну, например, 20 триллионов рублей на военные расходы России, запланированные к 2020 г. Что естественно сопровождалось нагнетанием истерии по поводу «внешней угрозы», призванной оправдать один из самых надежных способов «сравнительно честного отъема денег» у больных детей и нищих стариков.

Или убийство двух парней в Минске: в то, что они – террористы, не верит даже половина доверчивых белорусов. Как и молчание тех, кому «новые курицы» из Pussy Riot перешли дорогу. Именно патриарху Кириллу (Гундяеву), привыкшему этой дорогой шествовать на амвон «ХХС», надлежало печаловаться «перед светской властью об осужденных на казнь, прося для них милости». Если кто не верит, пусть заглянет в «Основы социальной концепции РПЦ» (IX.3). Так что некоторые монахи теперь вполне могут повздыхать: «кровь их на нас и на детях наших»….

Срок, который участницы перформанса на сегодняшний день отсидели в СИЗО, уже превосходит мыслимое наказание за поступок, преступность плохо доказуема. По аналогии с акцией «Х… в плену у КГБ», их выходку стоило бы назвать, ну, скажем, «Вагина в плену у РПЦ», и тут же забыть про нее, как и про спровоцированный ею ортодоксально-либеральный шабаш. Забыть, если бы в стране существовал нормальный суд, служащий «доброму и равному» и не являющийся «орудием возмездия».

Именно «возмездием» власти должна объясняться подчеркнутая жестокость происходящего. Курицы не просто перешли дорогу патриарху – они своей выходкой поставили под сомнение легитимность его избрания. Именно на амвоне «ХХС» 27 января 2009 г. «церковный Чуров» – митрополит Исидор (Кириченко) объявил Кирилла победителем со вполне «путинскими» 72,36%  голосов. 23 бюллетеня из 702 оказались недействительными, еще двух просто недосчитались. За два дня до этого, на рейтинговом голосовании  епископов, Кирилл набрал только 48,98%: большинство, хотя и не подавляющее. Собственно, никто, включая и «очевидного лидера» патриаршей гонки, не сомневался, что изберут именно его.  Но надо было не просто победить, надо было – подавить. Отсюда и «война компроматов» накануне патриарших выборов, и удушение любого намека на дискуссию на поместном соборе, многие участники которого разъехались из Москвы, по собственному признанию, с тяжелым сердцем. Действия Кирилла во время выборов подарили ему прозвище «асфальтоукладчик», а маленькая неправда породила большое недоверие…

Я уже имел возможность поделиться на Online812 своими соображениями о том, что административные реформы в России 2004 г. отразили те архетипы общественного сознания, которые всегда были присущи русскому православию и в 2001 г. воплотились в новом уставе РПЦ. Суть этого архетипа сводится к простому утверждению: «я начальник (вариант: президент, патриарх, чиновник, епископ), ты дурак». Выборы – не исключение. Происшедшее на думских и президентских выборах зимой 2011 – 2012 гг.  буквально воспроизводит случившееся на патриарших выборах зимой 2008 – 2009 гг.: от охаивания святейших предшественников из «лихих 1990-х гг.» до сопоставимой разницы между свободным и «вымученным» процентом голосов, поданных «за». Общественных сомнений по поводу величины этого процента никто уже отменить не в силах. В этой связи девичий перформанс воспринимался властью не только как обличение прошлых выборов, но и как покушение на будущее. Накануне объявления результатов их и арестовали, тогда как после их объявления симметричная установка на жесткое подавление гражданских собраний, лишающая солдат правопорядка возможности провести тихий вечер с семьей,  смогла и «умновых» поставить «в дурацкое положение»…

Солидарность православной и политической элиты в организации электорального процесса и согласованность их действий в критических ситуациях – не есть следствие лишь тактического союза, как думают некоторые. Это принципиальное совпадение ментальных установок, которые произрастают из одного корня – исторической традиции. Можно вспомнить, что в советские времена основную массу прихожанок составляли работницы торговли, среди которых нарушение заповеди «Не укради» являлось частью профессиональных обязанностей. В постсоветскую эпоху показную набожность демонстрируют председатели Конституционного суда и Центральной избирательной комиссии. Уверен, что делают они это искренне, поскольку им, как и членам ПЖВ, постоянно приходится оправдывать итоги выборов и объяснять «политическую целесообразность» 146%. Иными словами, их деятельность имеет непосредственное отношение к соблюдению той же заповеди.

Причина такой общественной деформации – не столько в импортированном на Русь православии, а в том, что это православие было принесено сюда в его специфической «монастырской» редакции. Столпами монастырской экономики были бесправие наемного работника, налоговые льготы и бесконтрольное расходование казенных средств. Все это порождало не только особый тип хозяйства, но и особый менталитет. Исторические  последствия такого общественно-экономического сознания хорошо видны на примере исторического падения Византии и современного краха «православной экономики» в Греции. России удалось избежать их участи во многом благодаря реформам Петра Великого и последующему общественному развитию XVIII – начала XX в., потенциал которых никому до сих пор уничтожить не удалось. В результате церковь заняла в обществе такое место, которое с рядом оговорок можно назвать адекватным. Современные проблемы России не в том, что здесь живут православные с «оскорбленными чувствами», а в том, что эти «чувства» нам пытаются навязать в качестве регулятора общественной жизни и оплатить деятельность РПЦ, хозяйственную и миссионерскую, из кармана налогоплательщиков. Поэтому будущим реформатором стоит подумать не только о борьбе с коррупцией, реформе избирательной и судебной систем, независимости собраний от чиновников и восстановлении доверия к полиции, но и о том, чтобы «чувства верующих» не превращались в общественную проблему, а отечественную экономику не постигла судьба греческой.                        

Александр МУСИН, доктор исторических наук, кандидат богословия








Lentainform