16+

Почему право граждан на жилище оказалось под угрозой

02/04/2012

Почему право граждан на жилище оказалось под угрозой

В ближайшее время Гражданско-процессуальный кодекс РФ может быть скорректирован таким образом, что делить квартиры на доли начнут без согласия владельцев, если те являются несостоятельными ответчиками в каком-нибудь гражданском деле.


                       Это также означает, что граждане  лишатся поддержки государства, которое гарантирует каждому право на жилище. Потому что в случае пересмотра ГПК на единственную квартиру должника может быть наложен арест. Даже если в квартире живут маленькие дети.

Эту коллизию рассмотрел на минувшей неделе Конституционный суд. Заявитель – жительница Уфы Фания Гумерова – одолжила деньги своему знакомому Байбурину, у которого была своя фирма по погрузочным работам. Ситуация выглядела так: знакомый прибежал однажды вечером и попросил дать несколько миллионов наличными буквально до утра, потому что надо срочно рассчитаться с рабочими, а банк закрылся неожиданно рано. Женщина дала три миллиона под обычную, не заверенную нотариусом расписку. Байбурин деньги не вернул, хотя на счету они были, а банк утром заработал как обычно.

За те несколько месяцев, пока Гумерова уговаривала бывшего приятеля рассчитаться, сам он успел продать свою квартиру, ликвидировать банковский счет и фирму и построить коттедж в Уфе площадью 330 метров и стоимостью порядка 10 миллионов рублей.

«И все это на мои деньги, – рассказала Гумерова корреспонденту Online812. – Когда я подала на него в суд и дело, конечно, выиграла, он уже был якобы гол как сокол и не имел иного имущества, кроме дома, который при этом являлся его единственным жильем. Получая пенсию по старости, Байбурин по суду отчислял мне 2000 рублей в месяц, то есть погасить долг должен был за 120 лет. Я обратилась в суд с требованием взыскать с него треть дома. При этом я ведь не собиралась ставить в доме перегородки или ломать его или селиться там сама. Я надеялась, что мой обидчик сам у меня выкупит эту треть, которую присудит суд. Так обычно и бывает. Деньги-то у него на самом деле есть. А если не захочет выкупать, тогда дом придется делить в суде. Это муторно, но результат будет, по крайней мере, сразу, а не частями за много лет. Дом выставят на торги, продадут, я получу свои три миллиона, а он – семь, и что-нибудь себе на эти деньги купит. Сначала иск удовлетворили, потом отменили».

Конечно, если ответчик умрет, а сейчас ему 65 лет, деньги будет можно получить с наследников, которым достанется этот дом. Но и те могут подсуетиться: продать нынешнее жилье, переселиться в коттедж. Получается, что конституция, защищая от кредиторов или истцов единственное жилье ответчиков, поощряет жульничество.

Гумерова и другой заявитель, Шикунов подали жалобы в Конституционный суд. У Шикунова ситуация схожая: одолжил 70 тысяч долларов женщине, которая, правда, владеет совсем уж ничтожным состоянием: ¼ доли в квартире. Остальное имущество – автомобили – она успела продать, хотя на них уже был наложен арест. «Если гарантировать, что ответчик не будет выселен в чистое поле, а ему предоставят пригодное для проживания жилье – почему нельзя наложить взыскание? – возмущался заявитель. – Ведь очевидно же, что ответчики нагло используют конституционные гарантии в своих целях».

Кроме того, авторы жалоб поминали ипотеку: банк-заемщик, как известно, может выселить из квартиры кого угодного и куда угодно, если ему перестали платить. Впрочем, к делу уже были приложены несколько выписок из похожих дел: банк против заемщика, которые заканчивались тем, что квартира оставалась за должником.

Аудитория, перед которой выступали жалобщики в Конституционном суде – полномочные представители разных властных структур  – почти все согласились, что оспариваемая 446-я статья Гражданско-процессуального кодекса требует корректировки. Представитель Совета Федерации Александр Саломаткин отметил, что судам все чаще приходится решать непростую задачу: прощать долг или нет. А полпред президента Михаил Кротов отметил, что конституция вовсе не гарантирует наличие каждому гражданину квартиры или дома. Сказано только про крышу над головой. Эта статья в ГПК появилась в разгар 90-х, когда надо было как-то обезопасить граждан, ввергнутых в пучину рыночной экономики. Сейчас многим начинает казаться, что она действительно помогает в злоупотреблениях. В конце концов заседатели сошлись на том, что, если в стране и узаконят взыскания единственного жилья, этот процесс должен быть расписан от и до, как и полномочия органов, его осуществляющих.

Через месяц судьи Конституционного суда огласят свое решение. Даже если оно будет положительным, то закон изменят не сразу. Законотворцам придется еще прописывать систему наложения ареста и определять полномочия лиц, на которых будет возложена эта обязанность.                               

Анна НОСОВА











Lentainform