16+

Должны ли либералы дружить с националистами против Путина?

02/04/2012

Должны ли либералы дружить с националистами против Путина?

На предыдущих выходных в Петербурге опять прошло два митинга оппозиции: в субботу протестовали борцы с режимом в составе несистемных партий, «Яблока», анархистов, «Наблюдателей Петербурга» и других общественных организаций, а также национал-демократы. В воскресенье - все остальные националисты во главе с либеральной оппозиционеркой Ольгой КУРНОСОВОЙ.


                    Товарищи по либеральном лагерю давно обижались на Курносову (на фото с Николем Бондариком) за ее дружбу с националистами. А когда 4  февраля на общем митинге она дала слово известному националисту Николаю Бондарику, все разругались окончательно. В городе сформировалось два оргкомитета протестных митингов – совсем либеральное движение «За честные выборы» и «Гражданский комитет», ассоциирующийся с Ольгой Курносовой, в который входили и либералы, и националисты. Однако в последнее время «Гражданский комитет» покинули «Другая Россия» (лимоновцы), Парнас (либералы)  и ряд других организаций, в итоге из ярких людей там остались сама Курносова и Николай Бондарик. Одновременно появилась информация, что за дружбу с националистами ее исключили и из движения «Содидарность» и руководства Объединенного гражданского фронта Гарри Каспарова.

Впрочем, сама Ольга Курносова не унывает и на вопросы Online812, с кем лучше дружить – с националистами или либералами – отвечает с оптимизмом, без которого ни один непримиримый оппозиционер жить не может.

- Вас исключили из «Солидарности» и руководства ОГФ?
– Попытки исключить меня продолжаются уже год, уже надоело. Ниоткуда меня не исключили.

- Говорят, Каспаров подтвердил, что вы больше не исполнительный директор его организации.
– Я об этом ничего не знаю. Хотя, конечно, польщена – столько внимания к моей персоне. Я не вижу оснований меня откуда-то исключать.

- За сотрудничество с националистами.
– В Москве все акции оппозиции проходят вместе с националистами. Немцов стоял на трибуне рядом с Тором и с нее не падал. И Явлинский, кстати, там же стоял. Исключать за это смешно.

- За что тогда вас уже год пытаются исключить?
– Это надо спрашивать не у меня. Когда люди подменяют политическую деятельность своими личными симпатиями и антипатиями – это несерьезно. С Курносовой бороться проще, чем с Кремлем.

- Так разве прилично честному либералу дружить с националистами?
– Взаимодействовать – безусловно, да. То, что такое взаимодействие необходимо, понимает любой дальновидный политик. Другое дело – оно должно быть только там, где наши цели совпадают. Там где цели разные – взаимодействия не будет.

Именно широкий альянс – от левых до правых – больше всего и пугает власть. И когда он возник, стали в ускоренном порядке принимать закон о партиях, чтобы всех рассадить по своим политическим квартирам. Потому что широкое объединение способно собрать голосов больше, чем партия власти.

- Ну пока-то мы видим, что из-за националистов, наоборот, одни расколы.
– Националисты – не причина, а повод. Если мы говорим про либерализм – это значит, что люди имеют право иметь собственные взгляды. Все, кто за демократию и против вертикали – они мои союзники.

- Скорее, вы теряете союзников – из «Гражданского комитета» ушли почти все его участники, кроме националистов.
– Я думаю, это временное явление. Все равно общее объединительное движение – это основной тренд.

- Не опасаетесь, что в итоге все объединятся, но без вас – а вы останетесь с националистами?
– Не опасаюсь. Недавно Юрий Савельев вошел в Гражданский комитет, мы ведем переговоры еще с рядом людей. Я не знаю, что будет завтра, я не гадалка. Но считаю, что мы идем в правильном направлении. У системных партий сейчас гораздо больше проблем, чем у нас: они заявляют об украденных голосах, но при этом отказываются сдавать мандаты. Как они объяснят это своим избирателям? Проблема в большом количестве разных организаций, которые непонятно чем отличаются друг от друга. Никто не знает, почему у нас два митинга, чем отличается Парнас от ОГФ и от Солидарности.

- Так  почему у нас два митинга?
– Мне не надо задавать этот вопрос. Я всем говорю: давайте один митинг.

- Но с Бондариком.
– Это не политический разговор. У нас у всех общая цель. Политический разговор – это, например, теневое правительство Петербурга. Бондарик нас устраивает как член этого теневого правительства, или нет?

- Может, надо отказаться от Бондарика – и тогда все помирятся.
– Сегодня отказаться от Бондарика, завтра – от Резника, послезавтра от Курносовой. Это тупиковый путь. Если есть общая цель – надо вместе к ней двигаться, а не утыкаться в конкретных людей.

- Так они будут двигаться к этой общей цели – теневому правительству, – но без вас.
– Хорошо, посмотрим, какое теневое правительство предложат 2 Андрея-2 (лидеры петербургских отделений «Другой России» и Парнаса Андрей Дмитриев и Андрей Пивоваров, вышедшие из «Гражданского комитета». – А. М.).

- Ну 2 Андрея плюс системные партии...
– Кто сказал, что с ними будут системные партии?

- Явно ведь они не пойдут вместе с вами и Бондариком.
– Это вы так думаете, а я думаю иначе. К сожалению, латентный национализм в обществе достаточно силен и не учитывать это невозможно. Любой серьезный политик понимает, что националисты все равно будут, потому что у них есть поддержка в обществе. Перевод национализма в легальную сферу лучше, чем подпольное развитие ксенофобии. Есть пример английских националистов. Они в своих программах отказались от антисемитизма в 2006 году, когда стали участвовать в выборах. И если мы хотим цивилизовать националистов, необходимо допустить их до выборов.

- Это в теории. А на практике вы позвали Бондарика, и все переругались.
– Не надо путать причину и повод. Бондарик – повод. Причина – кто-то работает с Кремлем, кто-то работает со Смольным, у всех разные цели. Кому-то просто кто-то не нравится. Началось все не с Коли Бондарика. Выставить на оппозиционный митинг представителя ЛГБТ-сети Игоря Кочеткова – это провокация. И если бы после него Бондарик не выступил, по НТВ так и показали бы одного Кочеткова со словами: вот, кто протестует против Путина.

- А человек, который сидел за убийство, протестующий против Путина, – это ничего?
– Во-первых, он сидел не за убийство.

- А за что?
– Не помню, но точно не за убийство. Кроме того, я сама уголовница. Ну, ладно я – а вот, например, Юлий Рыбаков или Михаил Ходорковский. У них тоже уголовные статьи, про Ходорковского нам рассказывают все время, что у него руки по локоть в крови. Если хотят найти повод размежеваться, повод всегда найти можно. «Да ты с Бондариком дружишь!» Как мне сказал бывший муж, который мне денег должен: «Я не буду тебе долг отдавать, ты с Бондариком дружишь!» Правда, он и до этого не отдавал.

- Что оппозиции надо делать дальше?
– Сейчас главная задача – увеличение актива. Надо создавать районные организации, чтобы люди могли там чем-то заниматься – расклеивать агитацию, готовить акции.

- То есть создавать районные организации, чтобы собирать людей на митинги? И митинги – как самоцель?
– Не только на митинги. Мы надеемся, что у нас когда-то будут выборы губернатора. Будут выборы в местное самоуправление в следующем году. Есть куча конкретных вещей.

Вопрос в том, как сейчас может произойти переход власти. Мы убедились, что просто митинги власть не напугали.

- А как она должна был напугаться? Путин должен был сняться с выборов?
– Почему бы и нет? Но власть пугает не когда люди просто выходят. А когда люди выходят – и стоят. Или выходят и что-то делают. Чтобы это стало возможным, надо, во-первых, увеличивать число активистов, во-вторых – обучать их элементарным навыкам.

- Каким?
– Вот 5 марта идет ОМОН – все разбегаются. Зачем? Опыт Стратегии-31 показывает: если им надо задержать, они задержат вне зависимости от того, что ты делаешь, напишут тебе 2 статьи и продержат ночь. Если это все равно будет – зачем вести себя как овца?

- Так если стоять на месте – они окружат и по одному всех запихают в автобус.
– Правильная стратегия – собираться в кольцо или в квадрат, держаться за руки, внутри можно спокойно выступать с мегафоном и поднимать флаг. В этом случае лицо протеста становится осмысленным. И когда протест разрастется, когда не будет хватать сил и средств с ним бороться, тогда, может быть, у кого-то в Кремле шевельнется мысль, что с этими людьми надо договариваться.

- На какие средства организуются митинги – аренда сцены и колонок?
– Мы скидываемся сами, что-то собираем в виде пожертвований. К сожалению, ни и Госдеп, ни Москва, у которой намного лучше с деньгами, нам не помогают. В среднем – собираем по 3 тысячи рублей с организации. 4 февраля системные партии побольше скинулись.

- А сколько стоит сцена и колонки?
– По-разному. От 30 до 120 тысяч рублей.

- И сколько вы по 3 тысячи набираете?
– Ну если на 30 умножить. Но, например, 25 февраля мы во время митинга 110 тысяч собрали.

Справка

За что исключили Курносову. Версия «Солидарности»

Как рассказал Online812 член политсовета петербургской «Солидарности» Владимир Волохонский, Ольга Курносова исключена за действия, наносящие движению политический ущерб, и членство в организациях, чьи цели и задачи расходятся с таковыми у «Солидарности».

По его словам, 1 мая прошлого года, когда «Солидарность» шла в колонне вместе с другими либеральными организациями, Курносова по собственной инициативе взяла флаги движения и пошла с ними в другую колонну, к Рот-фронту и левым организациям. Аналогичный инцидент произошел 12 июня, когда «Солидарность» устраивала акцию «Россия без Ленина», а Курносова – марш по Невскому проспекту. Правда, в этом случае она ходила не с флагом движения, а с российским триколором.

После декабрьских выборов, когда оргкомитет протестных действий еще был единым, «Солидарность» предлагала провести митинг на Пионерской площади, но Курносова организовала свой собственный – на площади Сахарова. Затем уже поругавшиеся оппозиционеры договорились-таки о единой акции 4 февраля. При этом, по словам Волохонского, было условлено, что на ней не будет выступать националист Николай Бондарик, кандидатуру которого активно продвигала Ольга Курносова. Однако в ходе акции Курносова с националистами выехала вперед колонны на грузовике, а потом позвала Бондарика к микрофону. Сама Ольга Курносова и ее сторонники заявляли тогда, что появление на сцене националиста было ответом на предоставление слова представителю ЛГБТ-движения Игорю Кочеткову.

Затем Курносова была объявлена руководителем «Гражданского комитета», в который входят националисты. Что дало основание «Солидарности» добавить в ее адрес второе обвинение – участие в организациях, чья деятельность противоречит целям и задачам солидаристов.

По словам Волохонского, Ольга Курносова была исключена из «Солидарности» со второй попытки. Первая была неудачной из-за несоблюдения формальных процедур: обсуждаемый член движения не был предупрежден о рассмотрении своего вопроса. Кроме того, Владимир Волохонский сообщил, что, по его информации, Ольга Курносова снята с поста исполнительного директора Объединенного гражданского фронта его лидером Гарри Каспаровым.                         

Антон МУХИН











Lentainform