16+

Помогут ли мигрантам в Петербурге уроки культуры?

04/04/2012

Помогут ли мигрантам в Петербурге уроки культуры?

27 марта на заседании правительства в Смольном обсуждали первые итоги работы программы «Толерантность», реализуемой в ходе «пятилетки» 2011 - 2015. Летом к «Толерантности» должна присоединиться еще одна программа - «Миграция», которая, надеются в Комитете по внешним связям, позволит решить те проблемы, которых не решает уже работающая программа.


                    Как учат мигрантов

Программа «Толерантность» реализуется в Петербурге с 2006 года. Первый этап ее  закончился в 2010 году. В прошлом году власти приступили ко второму этапу, рассчитанного еще на 5 лет – до 2015 года.

Одним из главных направлений программы с 2011 года является поиск  методов адаптации приезжих. В прошлом году для взрослых мигрантов были организованы курсы русского языка, а для их детей – дополнительные уроки русского языка после школы. Для этого Комитет образования закупил 6400 экземпляров «Русского букваря для мигрантов» (для детей) и несколько сотен экземпляров учебника «Я живу и работаю в России» (для взрослых). С 1 сентября прошлого года в школах дополнительно обучались русскому языку 680 детей, на курсах добровольно учили язык 800 мигрантов.

По словам начальника Управления координации государственных программ по межнациональным отношениям и связям с соотечественниками за рубежом Комитета по внешним связям Санкт-Петербурга Веры Сахаровой, за полгода программа хорошо себя зарекомендовала, поэтому в 2012 году она будет внедряться во всех школах, где учатся дети мигрантов. По данным Комитета по внешним связям, всего в Петербурге сейчас учится 380 тысяч школьников, из них 8 тысяч – мигранты – это 2% от общего числа.

В сфере образования в прошлом году  начали осуществлять музейно-просветительские программы, рассчитанные на классы с пестрым этническим составом. Школьникам выдавались абонементы, по которым они посещали музеи, где действовали специальные программы, посвященные  истории и культуре России и Петербурга. Абонемент включал 4 – 5 занятий. В 2011 году в рамках программы музеи посетили 23 тысячи школьников, в этом году система абонементов будет работать в Музее истории города и в Российском этнографическом музее (в прошлом году в программе участвовали еще Русский музей и Музей истории религии). 

Кстати, помимо учебников, в 2011 году в рамках программы вышли еще две книги. Первая – «Азбука петербуржца», где рассказывается об основных достопримечательностях (например, что такое Чижик-Пыжик), вторая – «Пособие по толерантности для полицейских» с практическими рекомендациями для сотрудников полиции на тему «этноконфессионального состояния современного Петербурга». И есть еще два издания – комплект плакатов «Этнокалендарь Санкт-Петербурга», который, по словам Веры Сахаровой, используют для обучения более 300 000 школьников, и блокнот-ежедневник «Молодежный Этнокалендарь», который был выдан 45 000 старшеклассников.

Сколько в России россиян

В 2012 году появятся новые направления. Например, по привитию общероссийской гражданской идентичности, которой россиянам не хватает, считает Вера Сахарова, поскольку, по данным исследования ВЦИОМ, на вопрос: «Не отрицая своей национальной (в смысле – этнической) принадлежности, могли бы вы также сказать о себе: «Моя национальность – россиянин?» –  ответили положительно только 58% россиян. «Оказалось, людям привычнее сказать: я сибиряк, я чеченец, я татарин, я мусульманин и так далее», – говорит  Сахарова.

Правда, среди школьников уровень гражданской идентичности оказался выше – 73% в среднем по России. Но по Петербургу этот показатель ниже, чем в среднем по России -  63% (в Москве – 67%). Это, по мнению Сахаровой, естественно для мегаполиса, поскольку для них характерно такое явление как гипермиграция.

Именно на молодежь и собираются ориентироваться разработчики программы. «Взрослых трудно перевоспитать, поэтому нужно заняться формированием нового поколения граждан,  которые будут правильно воспринимать многонациональность страны, будут ее преданными гражданами, независимо от национальности или религии», – объясняет Вера Сахарова. К тому же именно молодежь вызывает сейчас опасения – по данным прокуратуры РФ, 70% правонарушений экстремистского характера совершают молодые люди.

Впрочем, по мнению социолога, научного руководителя Агентства социальной информации Романа Могилевского, для молодежи нужна другая, отдельная программа. «Инструменты, которые используются сейчас, не вполне подходят при работе с процессами, которые происходят  в молодежной среде, потому что эти процессы более закрытые. Тут нужно привлекать авторитетных людей. Причем, если, ведя диалог с городом, мы можем говорить о Данииле Гранине и других знаменитых петербуржцах, то при работе с молодым поколением нам нужен человек, популярный в данной среде. Но мы не знаем, кто это, мы вообще о молодежи мало знаем. Над этим надо серьезно работать, поэтому нужны отдельно общая программа для города и программа для молодежи».

Святые иностранцы

Характеризуя «Толерантность» в целом, Роман Могилевский, отмечая очевидную пользу таких программ,  считает, что приоритеты, по его мнению, нужно расставить по-другому. В данный момент акцент сделан на культурной интеграции мигрантов, что в первую очередь связано с тем, что основной проблемой считается изолированность приезжих. На заседании в Смольном глава Комитета по внешним связям городского правительства Александр Прохоренко предложил «на межгосударственном уровне поставить вопрос о знании русского языка как непременного условия приезда в Россию на работу. В противном случае мы получим изолированные группы мигрантов».

На реализацию этой идеи работают те  курсы по русскому языку и экскурсии в музеи, о которых говорилось выше. Но, по мнению Романа Могилевского, с такими приоритетами можно поспорить: «Для меня основными являются не культурные, а профессиональные моменты и социальное обустройство. Потому что культурная адаптация – это сложный и длительный процесс. Мы с вами его проходим с яслей, и требовать, чтобы это случилось быстро, от людей, которые только что приехали (и, кстати, могут скоро уехать) – бессмысленно». Кроме того, считает социолог, часто получается, что город такой политикой пытается подавить культуру приезжих, а это не всегда хорошо: « Например, все психологи отмечают, что среди мигрирующих с юга молодых людей наблюдается лучшее отношение к старшему поколению, чем у нас. Они тоже приносят с собой определенный культурный потенциал, и, мне кажется, такой потенциал не нуждается в переработке – наоборот, ему нужно развитие. Так что мне кажется, что требования по знанию языка, культуры, литературы – правильные, но максималистские. Тут важно разобраться, надолго ли люди приехали и на какие рабочие места. Для некоторых профессий язык является фильтром для принятия на работу, но в принципе он не может быть фильтром для приезда сюда – чтобы работать дворником, язык не нужен».

Могилевский предлагает сначала создать для мигрантов нормальные социальные условия, а потом уже думать об их культурном развитии. В частности, считает он, можно было бы в рамках федерального законодательства предоставить мигрантам больше времени для решения жилищного вопроса:  «У нас так получается: человек приехал, ему еще жить негде, а его уже обязывают зарегистрироваться. Эти обязанности пытаются переложить на работодателя, но это ведь лишние издержки, и работодатель иногда не в состоянии обеспечить весь этот процесс. Нужно время, чтобы мигрант мог решить как-то этот вопрос».

Другой аспект решения проблемы – «нужно создать информационное поле, доброжелательное к мигрантам. Нужно подчеркнуть, что мы их принимаем не только потому, что они решают наши проблемы, но и потому, что им было плохо в той среде, где они прежде находились, – говорит Могилевский. – Мы должны показать, что мы им помогаем. Есть такой пример. Я был в Париже, и так случилось, что какое-то количество негласных мигрантов из африканских стран взяли и выслали в Африку. На следующий день после того, как это произошло, ключевые люди культуры, кино, телевидения и уважаемые представители парижской власти вышли на улицы. Всего на улице оказалось свыше миллиона человек! Тех ребят, конечно, уже не вернули, но жесткие меры по выселению приостановили. Правильно или нет  – не знаю. Я хочу сказать, что, хотя у нас дефицит таких знаковых людей, но они есть. Именно они должны задать тон. Например, на данном этапе более-менее сносное отношение к  губернатору. Значит, он должен выйти на улицу вместе с теми, кто расположен решить эту проблему доброжелательно».

Кажется, губернатор Георгий Полтавченко уже вступил на предложенный социологом путь. Утверждая программу «Толерантность», он вспомнил, что в России многие святые имели другую национальность: «Например, преподобный Александр Свирский был из финно-угорской группы, вепсом, если не ошибаюсь. А Прокопий Устюжский был датчанином. Кроме того, многие военноначальники также происходили из других народностей. Например, Багратион – грузин».

По поручению губернатора Петербурга с декабря 2011 года разрабатывается проект новой программы на 2012 – 2015 годы «Миграция». Уже летом проект должен быть рассмотрен. За разработку отвечает Комитет по труду и занятости населения.  Целью этой программы будет формирование системного подхода к миграционной политике на региональном уровне и инициирование изменений в федеральном законодательстве.

Справка

На реализацию программы «Толерантность» в 2012 году городские власти выделили 116 млн рублей, в 2011 году было 82 млн рублей. В разработке программы участвовали руководители и специалисты профильных вузов, ведущие музеи города, начиная с Российского этнографического музея и заканчивая Музеем истории города, общественные организации, национально-культурные и религиозные объединения, уполномоченные по правам человека и ребенка в Петербурге.                     

Анастасия ДМИТРИЕВА











Lentainform