16+

Надо ли теперь искать клады в Петербурге с удвоенной энергией?

11/04/2012

ГЛЕБ СТАШКОВ

Для затравки - две истории про клады. В 17-м году Феликс Юсупов, который Распутина убил, спрятал в московском дворце фамильные драгоценности. А потом в Париж уехал. А дворецкий Бужинский остался караулить. К Бужинскому пришли большевики. Где, мол, сокровища? Дворецкий погиб под пытками, но ничего не сказал.


            А в 25-м году рабочие ремонтировали лестницу и наши сокровища. И чего-то с ними сделали. Может, клуб построили. «Паровое отопление, шашки с часами, буфет, театр, в калошах не пускают!..»

В том же 17-м году гусар Сомов спрятал сокровища Нарышкиных. Но караулить не стал, а уехал в Париж. Сокровища нашли таджики, хотели украсть, да не смогли. А может, нашли таджики, а украсть хотели оперативники. А может, нашли оперативники, а украсть хотели таджики. А один коллега и вовсе заявил, что никакого клада не было. Это, мол, какой-то  бывший вице-губернатор деньги отмывает.

Насколько первая история поражает трагизмом, настолько вторая – убожеством.
Когда я узнал про клад в особняке Нарышкина, то очень удивился. Человек всего три месяца работает спикером Думы, а у него уже и особняк, и клад. Но народ моего удивления не поддержал.
– Это не тот Нарышкин, – вяло отвечал народ.

Потом я удивился, что реставрацией у нас, оказывается, занимаются гастарбайтеры. Народ, который мне все больше попадается, либеральный, снова тему не поддержал. 
Очень уж народ пошел политкорректный. Даже американцы не такие политкорректные, как мы. Позвали меня тут на днях рассказать студентам про юмор в журналистике. Стали интересоваться, над чем можно смеяться, а над чем нельзя.

Это для меня, честно говоря, тоже вопрос болезненный. Я, например, читаю в интернете заголовок: «В Ленобласти 8-летнего мальчика изнасиловал 13-летний». И смеюсь. И вроде неправильно, а я все равно смеюсь.  

Тогда мы спросили студентку-американку, можно ли смеяться над терактами 11 сентября.
Американка подумала и говорит:
– Сначала было нельзя. А после того, как убили бен Ладена, можно.
Вот как.

Десять лет американцы скорбели, а потом ликвидировали бен Ладена – и давай ржать. Про неисправные самолеты, про падающие домики, про диспетчера, который напутал. Как мы про Матросова и проклятый гололед.

Или, скажем, такой заголовок: «Таджик спас от ограбления журналистку, а потом изнасиловал ее вместе с грабителем». Ну смешно ведь. Кто кого изнасиловал? Таджик и грабитель – несчастную журналистку, или один таджик – и журналистку, и грабителя?
Чего-то я отвлекся. В общем, наплевав на политкорректность, возвращаемся к другим таджикам. Которые реставрируют.

С одной стороны, неправильно подпускать таджиков к реставрируемым зданиям. Вот находит таджик клад. И чего ему делать? Сдать государству? Так ведь выяснится, что живет таджик без регистрации, работает нелегально, а паспорт хозяин отобрал. И вместо благодарности получит таджик высылку на историческую родину. Естественно, он пытается клад спрятать, продать и купить билет до Душанбе.

С другой стороны, подпускать к реставрации нужно только таджиков. Потому что нашему рабочему придется платить половину стоимости клада. Или четверть, неважно. А таджику, разумеется, ничего платить не надо. Он же живет без регистрации, работает нелегально, и паспорта у него нет. Никому и в голову не придет ему платить. И все деньги уйдут государству. То есть нам с вами. На эти деньги мы восстановим военно-морскую мощь. Или обучим полисменов человеколюбию. Или спикер Нарышкин, наконец, особняком обзаведется.

Другой аспект. Вот наши градозащитники кричат:
– Руки прочь от исторического центра!
А как же клады? Смотрите. У Юсуповых был клад. У Нарышкиных  был клад. Даже у тещи Кисы Воробьянинова был клад.

Значит, и купец Рогов чего-нибудь где-нибудь припрятал. А градозащитники дом Рогова снести не дают. А как же найти клад, если дом не порушить? Может, купчина толстобрюхий брильянты в фундамент заныкал. А у нас таких домов Рогова, считай, весь исторический центр. И сидим мы, значит, на сокровищах, а сами не можем даже стадион построить. Пора уже, знаете ли, отбросить сантименты.

Конечно, от этого кладоискательства есть и неудобства. К примеру, Жилкомсервис № 2 Фрунзенского района как услыхал про нарышкинское серебро, так принялся искать клад в подвале моего дома. Они якобы трубы меняют. Вторую неделю. То горячей воды нет, то совсем никакой. Но ничего. Ежели ради сокровищ – я потерплю.                    

ранее:

Должны ли культурные люди склонять Купчино?
«Я составил инструкцию: как создать политическую партию»
Какие улицы в Петербурге обязательно надо переименовать
«И с чего это Путин взял, что чудо-богатыри мечтали умереть?»
Почему в России обязательно надо ввести школьную форму
198 американских способов сделать нашу революцию











Lentainform