16+

Почему студента, убившего пенсионера МВД одним ударом, суд оставил на свободе

12/04/2012

Почему студента, убившего пенсионера МВД одним ударом, суд оставил на свободе

Петербуржец Алексей Богданов без всякого повода ударил случайного прохожего, как боксерскую грушу, и пошел себе дальше. На днях Куйбышевский суд Петербурга вынес ему обвинительный приговор — признав всю дерзость преступления Богданова, судья назначил ему неожиданное наказание. Всего лишь два года исправительных работ.


                     «Эйфория» выпускного вечера

28 июня 2011 года в центре города 48-летний пенсионер МВД Игорь Гаевский, двадцать лет отслуживший в питерском ГУВД, неспешно шел к себе домой. Вдруг ни с того ни с сего получил удар кулаком в лицо от встречного прохожего. Пенсионер упал и умер. Роковой удар запечатлела камера видеонаблюдения. Эти кадры шокировали всю страну: троица молодых людей в костюмах идет по улице — вдруг один из них вырывается из дружеских объятий и на ходу, даже не останавливаясь, бьет идущего ему навстречу человека.

Игорь Гаевский погиб ни за что — он не сказал ни слова, даже не смотрел в сторону своего будущего «убийцы», 22-летнего Алексея Богданова. Богданов в этот вечер с друзьями праздновал выпускной — новоявленный выпускник Университета путей сообщения возвращался из ресторана. До того рокового дня он не бил почем зря прохожих на улицах. Распускал кулаки только из спортивного интереса — так как занимался любительским боксом.

«Виноваты мокасины»

Поначалу Богданову предъявили обвинение по тяжкой 111-й статье Уголовного кодекса («Умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, повлекшее смерть») — он мог сесть за решетку на 15 лет! Защищая свою шкуру на суде, Богданов так изворачивался, лгал и оскорблял убитого, что, казалось, и позабыл, что его преступление было беспристрастно зафиксировано камерой видеонаблюдения.

На суд он приходил исключительно со смиренным выражением лица. Опуская глаза, Богданов сначала извинялся перед вдовой и сыном погибшего. А затем своим тихим жалостливым голосом вдруг начинал сочинять целые легенды. Каждое его слово, как пощечина, хлестало родственников погибшего. В частности, Богданов заявил, что пенсионер сам его спровоцировал. Якобы Гаевский выругался в его адрес «нецензурной бранью», Богданов услышал за спиной «язвительный женский смех», и ему немедленно стало «обидно». Богданов уверял судью, что, пылая благородным гневом, он подошел к Гаевскому, чтобы «оттолкнуть», а пенсионер вдруг как бы захотел его ударить, но поскользнулся (потому что у него «мокасины были скользкие»), упал и умер. Конечно, у него, Богданова, был выпускной вечер — но на празднике он употреблял «только безалкогольные напитки». Был не пьян, а просто находился «в состоянии эйфории».

Трусость Алексея Богданова перед строгим наказанием была столь велика, что он сочинил очень не складную басню. Ведь преступление от и до было запечатлено на видеопленке — Гаевский даже не смотрел в сторону своего «убийцы». И только слепой может назвать мощный удар в голову, показанный в этом страшном фильме, — всего лишь «толчком».

Впрочем, откровенную ложь Богданова поддержали его товарищи по вузу — свидетели преступления Балаченков и Васильев.

— Услышав Богданова, мне стало еще страшнее, что такие люди живут на земле, — говорит вдова погибшего лейтенанта Надежда Гаевская. — Мне страшно жить в городе, когда по улицам ходят такие циничные убийцы. Они могут просто так убить человека, а потом еще оклеветать, обвиняя в провокации. Да еще утверждать, что были в трезвом состоянии! Тогда в какого же монстра может превратиться этот человек, если выпьет пару рюмок водки?!

Между «минимумом» и «максимумом»

И сын, и вдова погибшего хотели, чтобы Алексея Богданова приговорили к самому строгому наказанию. Между тем государственное обвинение, напротив — неожиданно потребовало для Богданова самого мягкого наказания — условного срока (напомним, 111-я статья предусматривает до 15 лет лишения свободы).

Приговор Куйбышевского суда ожидали с нетерпением. Пока шло следствие, дело приобрело необычайный резонанс в обществе. Телеэфир на Первом канале возвел питерскую историю в ранг общероссийской. Страна ждала казни — и это понятно: дерзость преступления зашкаливает, и никому не хочется быть убитым по дороге домой каким-нибудь очередным отморозком, пребывающим в состоянии «эйфории».

3 апреля Куйбышевский суд признал Алексея Богданова виновным. Судья Андрей Дондик отмел его версию случившегося как надуманную и признал, что выпускник совершил преступление из «хулиганских побуждений». Но, несмотря на это, неожиданно приговорил Богданова к 2 годам исправительных работ. Судья переквалифицировал его действия с тяжкой 111-й статьи на более мягкую 109-ю статью. Буря бессильного возмущения накрыла семью Гаевских. «Убийца! Ты все равно будешь сидеть!» — в сердцах кричали они Алексею Богданову, который утешал свою мать, расплакавшуюся от эмоций. Казни, которую так ждало общество, не случилось. Что значит для Богданова отбывать наказание на «исправительных работах»? Да просто — работать, где хочется, отдавая 10 процентов зарплаты государству, и регулярно отмечаться в соответствующих органах. Почему же суд, признав дерзость преступления Богданова, приговорил его к такому смешному наказанию?

Спасибо президенту за мягкий приговор!

Это на бытовом языке Богданова можно назвать «убийцей», а на юридическом — нельзя. Все дело переворачивает медицинская экспертиза. Согласно ей, роковой удар Богданова фактически причинил Гаевскому лишь кровоподтек. Пенсионер погиб не от удара, а от того, что ударился головой об асфальт. На юридическом языке это не убийство, и даже не причинение тяжкого вреда здоровью, а всего лишь — неосторожные действия ударившего.

Как бы ни хотел суд покарать виновного, от такой экспертизы деваться некуда. По закону действия Богданова квалифицируются именно «мягкой» 109-й статьей Уголовного кодекса (причинение смерти по неосторожности). Раньше за такие шокирующие «неосторожные действия» можно было наказывать хотя бы 2 годами реального заключения! Но в конце прошлого года президент Медведев поставил закон на рельсы гуманизации. Он изменил Уголовный кодекс, подписав следующее: «Наказание в виде лишения свободы может быть назначено осужденному, совершившему впервые преступление небольшой тяжести, только при наличии отягчающих обстоятельств...» (ФЗ № 420).

Теперь по «мягкой» статье 109, части 1 судьям вообще нельзя приговаривать преступников к реальному сроку заключения, если нет каких-то особенных отягчающих обстоятельств! У Алексея Богданова, на его счастье, не оказалось вообще никаких «отягчающих». И даже алкогольное опьянение, будь оно доказано, — не входит в их строгий перечень. А дерзость и наглость, как говорится, к делу не пришьешь.

Наверное, чтобы хоть как-то компенсировать слишком гуманный закон, судья и назначил преступнику выплатить компенсацию морального вреда вдове и сыну погибшего — 2 миллиона рублей. Исходя из судебной практики, это довольно крупная сумма. Еще до приговора дело Алексея Богданова сравнивали с московским делом Расула Мирзаева — профессионального бойца, который тоже одним ударом убил незнакомого ему студента Ивана Агафонова. Впрочем, у него хотя бы был мотив — Расулу не понравилось, что Иван обращался к его девушке. То дело еще не завершилось, но общественный резонанс уже качает следствие, как хочет: Мирзаева обвиняют то по «мягкой» 109-й статье, то по «тяжкой» 111-й. Но как хотелось бы жить в стране, где позиция обвинителя и суда зависит только от закона, а не настроения толпы. Даже если закон кажется идиотским.

Кстати

— За похищение человека, повлекшее по неосторожности смерть потерпевшего или иные тяжкие последствия, теперь дают от 6 до 15 лет. Хотя раньше было от 8 до 20 лет.

— За причинение тяжкого вреда здоровью, повлекшее смерть человека, раньше нужно было наказывать сроком от 5 до 15 лет. Теперь же минимальный предел убрали. Судья, если захочет, может приговорить преступника, например, к 2 месяцам неволи. И таких преступлений «без предела» — огромный список.

— Клевета и оскорбление отныне не являются уголовными преступлениями. Эти деяния переведены в разряд административных правонарушений. Так же как и нарушение равенства прав и свобод человека и гражданина, незаконный оборот драгоценных металлов.                       

Эвелина БАРСЕГЯН





3D графика на заказ

установка натяжных потолков в москве








Lentainform