16+

Найти «чужих» и изливать на них агрессию...

12/04/2012

МИХАИЛ ЗОЛОТОНОСОВ

Еще в феврале, когда на ТВ вдруг допустили представителей оппозиции и не столько дали им что-то сказать, сколько просто показали их народу – дескать, живы и готовы к новым арестам, так вот, уже тогда было очевидно, что после избрания будет произведена очистка телепространства от политического мусора.


              И точно, ни политическая, ни экономическая реальность снова не попадают в экранный окоем.

Хотя, конечно, отдельные знаки возникают, но отобранные – с таким расчетом, чтобы не расстроить и не оскорбить чувств верующих в Путина. Это главный принцип отбора. Поэтому, скажем, ТВ не замечает, как «квартирный вопрос» испортил не только патриарха, но и его имидж, а вся история напоминает о том образе, который поп имел в русском фольклоре и, в частности, в сказке Пушкина: в изображении русского народа он всегда получался жадный и глупый.

Чтобы не демонстрировать реальность, основной упор на ТВ делается не на показ целого и его анализ, а на бессистемный калейдоскоп происшествий: самолет упал, школьница из окна выпала, из колонии на вертолете бежали, но были пойманы, в Брянске ребенка украли, а потом оказалось, что отец убил, в Петербурге клад нашли, а потом, оказалось, что хотели украсть, в полиции запытали до смерти…

При этом к причинам, вглубь никто никогда не идет, чтобы не расстраивать простой народ, а программные дирекции тщательно следят за балансом: чтобы концерты, песни, шутки юмора, танцы-шманцы, конкурсы с денежными призами намного превышали в общем количестве калейдоскопическую негативную информацию и улучшали полиморсос – политико-моральное состояние.

Иными словами, ТВ пытается не отражать жизнь, а создавать виртуальную реальность лишь с отдельными знаками реальности подлинной. Например, особую роль в этом искусственно создаваемом «позитиве» играет постоянный показ «августейшего семейства» Пу-2 (семейства А. Б. Пугачевой), который есть компенсация «нулевой» личной жизни Пу-1, целиком ушедшего в работу. Жена предъявляется раз в пять лет, дети засекречены. А ТВ для замены предложило народу Пу-2 со всем ее матриархальным ульем. 

Но, понятно, этого мало – нужны еще и проблемы. А если реальные проблемы табуированы, то приходится сочинять искусственные. Так возникла «проблема» пропаганды гомосексуализма среди детей, к подлинной, внетелевизионной реальности не имеющая никакого отношения. Это практически чистый «вирт», но очень удачно найденный, что и показала передача «Исторический процесс», показанная в ночь с 4 на 5 апреля.

Общая тема была заявлена почти академически: «Государство и частная жизнь». Но обсуждали – под видом закона о наказании за пропаганду гомосексуализма среди детей – сам гомосекусализм как феномен социальный, психологический и биологический.

Против закона стоял Н. Сванидзе со своими «свидетелями» (Л. Алексеева, Ю. Гусман, П. Лунгин), за – Д. Киселев со своими (фамилии я не знаю, хотя физиономии их часто мелькают на ТВ). Финальный результат зрительского голосования (если это тоже не имитация) – 34 970 за наказание, 7582 против – можно было предвидеть.

Сванидзе и его эксперты исходили из того, что в ст. 29 Конституции перечислено то, что запрещено пропагандировать: то, что возбуждает социальную, расовую, национальную или религиозную ненависть и вражду. Пропагандировать некий образ жизни или модель сексуального поведения не запрещается. А по ст. 31 есть право на собрания, митинги и демонстрации, шествия и пикетирование. От оппонентов Сванидзе добивался дефиниции понятия «пропаганда гомосексуализма». «Лебединое озеро» – это пропаганда гомосексуализма? – спросил Павел Лунгин.

Статьи 29 и 31 оппонентам мешали, но они все равно заявили: пропаганда, которую надо запретить, – это гей-парады и пикеты, в чем совпали с государством, нарушающим ст. 31 в процессе войны с оппозицией, т.е. нетрадиционной политической ориентацией. Сванидзе на это возражал, что для запрета парадов и пикетов не требуется закон с такой общей формулировкой, что под нее можно подвести что угодно.

Однако Киселев и его компания внимания на возражения не обращали и активно выражали свою личную ненависть к гомосексуалистам, внушая, что быть гомосексуалистом опасно, потому что у них депрессия, СПИД, и вообще геи бывают в 5 раз чаще шпионами, т.к. они все скомпрометированы и их легко вербовать. 

В этой ненависти были видны сразу лагерное мышление (под шконку и к параше), ненависть большинства к меньшинству, желание натравить большинство на меньшинство и, как выразился Сванидзе, развернуть кампанию, «которая может зажечь миллионы» и отвлечь от реальных проблем. О гомосексуалистах Киселев с друзьями говорили так же, как А. Розенберг в «Мифе ХХ века» писал о евреях и понимал наказание: это не средство воспитания и не месть, это «просто выделение чуждых типов и чужеродной сущности».

Найти «чужих» и изливать на них агрессию – вот социальная функция всей кампании, которую ведет государство посредством создания псевдопроблемы № 1 в виртуальной реальности. А защита детей от спидоносных, депрессивных гомосеков приплетена сюда по методу Остапа Бендера (глава «Союз меча и орала»): «Одни лишь маленькие дети, находятся без призора. Эти цветы улицы, или, как выражаются пролетарии умственного труда, цветы на асфальте, заслуживают лучшей участи. Мы, господа присяжные заседатели, должны им помочь».

Между прочим, передача продемонстрировала, что именно те, кто на словах старается запретить пропаганду гомосексуализма, реально ее и ведут, и это точно совпадает с тем, что писал М. Фуко в «Истории сексуальности»: под видом выявления запретного размножают речи о нем. Вроде бы о сексе говорят для того, чтобы «изгнать  из реальности те формы сексуальности,  которые  не  подчинены  строгой  экономике  воспроизводства», чтобы «сказать «нет» тому, что не ведет к появлению потомства». Однако на самом деле перверсии лишь рекламируют, увеличивая объем дискурса о них. Это и есть главная цель – подсунуть псевдопроблему и спровоцировать ее постоянное обсуждение.                 

ранее:

Как на одном канале уживаются «Ментовские войны» и «Анатомия лжи»
«Хабенский с Пореченковым – это не актеры, а натурщики с неподвижными, без мимики лицами»
«Неужели Алиса Фрейндлих так нуждалась в деньгах, что согласилась на публичный позор»
«Передача, на которую я подсел – это «Безумно красивые»
Зачем ТВ опять вспомнило о шпионском камне
«Общественное телевидение – это не более чем очередной обман населения»











Lentainform