16+

«Как жаль, что нет сериалов про архитектурно-строительную мафию»

25/04/2012

МИХАИЛ ЗОЛОТОНОСОВ

Писать почти не о чем. «Вечерний Ургант» - полный отстой, как и Собчак-политолог на принадлежащем Прохорову канале РБК (оба призваны вернуть ТВ молодежную аудиторию). Обозревателю приходится изощряться.


                Вспомнил про мастерство Диккенса-памфлетиста, которое у нас явно недооценено, а между тем, перечитывая его произведения, иной раз наткнешься на текст, позволяющий посмеяться над тем, что никаких эмоций уже не вызывает. Таков рассказ «Наш почтенный друг». Некий персонаж, именно так в рассказе и именуемый, «с триумфом прошел в парламент нового созыва. Он – достойный депутат от Многословия».

Сначала в рассказе анализируется послание, с которым он обратился к избирателям. В нем, в частности, говорится, что «жалкие прихвостни враждебной партии никогда больше не поднимут голову и так и останутся пребывать в ничтожестве, заклейменные презрением на вечные времена». В заключение же выясняется, что главная идея Друга «необъятные перспективы», вокруг этой идеи и сплотились в восторге его избиратели.

В сущности рассказ Диккенса (рассказу лет 150, а то и более) – это комментарий к тому главному политическому событию недели, которое ТВ с услужливостью показывало, – выступление Нашего почтенного друга в Государственной думе с докладом о «необъятных перспективах». Потому что, с одной стороны,  возникал вопрос: если их не удалось объять за 12 лет, то каким образом их удастся объять сейчас, чем займутся люди на этих 25 миллионах рабочих местах, где конкурентоспособная промышленность?

С другой стороны, рождался второй вопрос: а что почему Наш почтенный друг сейчас рисует «необъятные перспективы», словно дюжину лет отсутствовал в стране и только сейчас в Россию воротился?

Но особо гениальным был показ очередного заседания, на котором Наш почтенный друг заявил своим министрам: а знаете, что по строительству мы на 178-м месте в мире? Ай-я-яй! То есть человек сейчас об этом узнал и сам себе дал задание на третий президентский срок – переместиться со 178-го, скажем, на 176-е.

При этом на следующий день ТВ дало подробный комментарий к этому 178-му месту: в Москве на улице с поэтичным названием «Проектируемый проезд № 4062» рабочие-нелегалы незаконно строили семиэтажный бизнес-центр, а он в процессе строительства взял и рухнул: бетонные перекрытия пяти этажей упали вниз, кого-то при этом убив. Хорошо, что рухнул сейчас, а не после заселения… Символ получился выразительный, поскольку ясно, что незаконная стройка силами нелегалов могла незаметно вестись только в условиях глубокой коррупмпированности.

В результате получается, что даже когда ТВ старается если не показать что-то позитивное, то хотя бы дать надежду на будущее и обрисовать «необъятные перспективы», на выходе получается один компромат. И тут не нужны ни оппозиция, ни «экстремистские» сайты в интернете – «экстремистами» успешно работают Первый канал и «Россия-1». Ибо как кирпич ни шлифуй, он все равно алмазом не станет.

Сколько ни говорят на ТВ о реформе МВД, сколько ни показывают отчитывающегося Нургалиева, сколько ни демонстрируют фильмы о борьбе с преступностью, о честном майоре Круче, самозабвенно преследующем авторитетного бизнесмена Софрона, как Волк – Зайца (для пущего сходства майор сам себя именует «Волчара»), один реальный случай – пытки в отделениях полиции, наезд сотрудника полиции на пешеходов, ОПГ, созданная офицером полиции – и все фильмы о честности идут насмарку.

Сейчас сериалы об «органах» четко делятся по заказчикам-бенефициарам: фильмы о честных милиционерах или полицейских, о честных прокурорах, о честных чекистах. Все строго разделено по ведомствам, поэтому свою честность все проявляют в борьбе с «плохими дядями» из смежных «органов», которыми в фильмах о милиционерах оказываются прокурорские или чекисты, в фильмах о хороших прокурорах – полицейские, а в фильмах о сотрудниках ФСБ  продажны полиция и прокуратура.

Это напоминает детскую игру, где «немцами», чтобы не обидно было, становятся по очереди. Теперь появился еще и бездарный сериал о кристально честных сотрудниках Следственного комитета (СК). Последний фильм, который я смотрел, назывался «Мишени» и был посвящен майору полиции, начальнику райотдела Ерофееву, который перестрелял человек 20. Положительный персонаж в фильме – следователь СК Анна, отрицательные – сотрудники полиции и особенно адвокаты – циничные, беспринципные, алчные.

Итоговый образ сериалов про преступников – это преступность правоохранительных органов. Но, думаю, что надо смотреть шире. Вполне намеренно фильмы навязывают модели поведения и в целом образ реальности, в которой воровство и коррупция являются главным свойством и непобедимы, потому что представляют собой не эксцесс, а основу порядка, которому надо обучать и к которому надо приспосабливать с детства. 

Кстати, я давно уже думаю: как жаль, что нет сериалов про архитектурно-строительную мафию, про криминальность строительного бизнеса, про продажность архитекторов и экспертов, санкционирующих снос исторических зданий, про коррумпированность чиновников из архитектурных и строительных комитетов. Почему только полиция и прокуратура?                   

ранее:

Найти «чужих» и изливать на них агрессию...
Как на одном канале уживаются «Ментовские войны» и «Анатомия лжи»
«Хабенский с Пореченковым – это не актеры, а натурщики с неподвижными, без мимики лицами»
«Неужели Алиса Фрейндлих так нуждалась в деньгах, что согласилась на публичный позор»
«Передача, на которую я подсел – это «Безумно красивые»
Зачем ТВ опять вспомнило о шпионском камне











Lentainform