16+

Как я защищал в суде матерого уголовника

26/04/2012

Как я защищал в суде матерого уголовника

Эта история произошла в то время, когда я еще был молод и иногда не брезговал работой по ст. 51 Конституции. Статья 51 в ее понимании органами МВД заключалась в том, что у человека должен быть бесплатный адвокат. Этот бесплатный адвокат, как правило, должен был подписывать все, что милиция приносит и в суде особо не возникает.


                       На тот момент сложилось так, что я фактически развелся с первой и занимался ничегонеделанием. Тут мне звонят из одного ОВД и предлагают выступить по 51 статье.

Я честно предупреждаю следователя, что мебелью я не работаю, и что если вам нужен проблемный пятьдесятпервый адвокат – то это ко мне.

Следователь говорит что мои принципы он знает и что клиент в полной сознанке – признается, кается и вообще.

Я приезжаю в ОВД. Там вовсю идет 201 УПК (тогда) – и клиент честно заявляет что хранил наркотики в размере 0, 0001 грамм героина и признается и кается и вообще – "передаю себя в руки родной милиции и на нее одну уповаю".

Я знакомлюсь с одним томом уголовного дела.

Из дела следует, что пятикратно судимый доверитель Иванов (назовем его так) в неустановленном месте в неустановленное время приобрел у неустановленного лица 0.0001 грамм героина и незаконно его хранил.

228 часть 1 УК РФ.

Я беседую с доверителем в ОВД – он говорит что да, хранил, каюсь и надеюсь на правосудие.

Я подписываю 201 УПК – и меня не может покинуть мысль о том, что тут далеко не все просто.

Через пару дней после 201 я еду в изолятор.

Сказать что Сережа удивился, увидев меня – значит ничего не сказать.

– Ты ж ментовской! Х--ли ты ко мне пришел? Еще колоть?
– Нет, с чего ты взял что я ментовской. Я молодой, я практику нарабатываю. Что реально было-то?
– Реально? Ничего. Взяли, сунули – я ж расписной и видный.

Тело Сережи было украшено слоем наколок, которые неопровержимо свидетельствовали о том, что их обладатель провел большую часть жизни в тех самых местах.

– Так было?
– Нет!

– Сережа, ты должен понимать, что с твоей биографией на условно рассчитывать трудно.
– Да все я понимаю. Первый раз было в 1979м. Грабеж, малолетка. Дали условно, потом в 1982 два, потом в 1985 еще грабеж – 3 года, УДО, вышел в 1987м, потом 1988 кража – два – до звонка, в 1991м – разбой и убийство (без меня) – 7 лет, вышел в 1994м, потом ... жена, дочка

Дочку он боготворил.

– Ты понимаешь, впервые в жизни я почувствовал что меня любят. Когда она меня за бороду ухватила и не отпускала пока не заснет.

Завязал. Работал на стройке. Собрал вокруг себя бригаду и стал ремонтировать квартиры.

Жил в Братеево.

– Соседи меня любили. Уважали. Я ж всю местную шпану разогнал. Забил им стрелу, показал наколки – чтобы в нашем дворе было тихо – тут же дочка гулять будет.

Правда с клиентами разговаривать другого посылал.

– Я ж расписной! Кто ж мне доверит хату ремонтировать? Посылал еще одного – но при мне ни-ни! Ничего не брали.

Жену Сережа выбрал неудачно.
– Ну б... оказалась. Прощал, прощал. Потом развелся. Она с дочкой не давала видеться – я и запил.

Жена и соседи характеризовали Сережу положительно.

Баба Маня сказала на допросе, что вообще не понимает за что его посадили.
– Он же всю нашу шпану разогнал. В подъезде от наркоманов проходу не было. Сережа вышел, сказал им что-то – и нет их.

Жена заявила, что Сережа работал строителем. Кормил ее с дочкой и кормит

– Хороший мужик, но у нас не сложилось. А денег – денег дает. Не спорю. На его деньги и живу.

Дело было передано в суд. Как раз, когда оно дошло до суда, вступил в действие новый УПК, который предусматривал особый порядок рассмотрения дел.
Сережа согласился.

– А чего? Я ж не отрицаю.

Обвинитель просил дать два года – с учетом судимостей и биографии.

Когда дело дошло до меня, я просил дать по отсиженному – 6 месяцев, сказал и про дочку, и про характеристики, и про то, что с 1994 года и до момента задержания человек преступлений не совершал – дайте ж ему шанс начать все сначала.

Суд ушел на приговор.

Через час судья вернулась и начала читать:

"Именем Российской Федерации..... рассмотрев в открытом судебном заседании дело по обвинению ..... ранее судимого..... совершил преступление, предусмотренное ч.1 ст. 228 УК РФ, .... раскаялся...... сотрудничал.... приговорить к одному году и двум месяцам лишения свободы..... считаю возможным применить к нему ст. 73 УК РФ и считать наказание условным..... освободить из-под стражи в зале суда...."

После того как с ошарашенного Сережи сняли наручники, судья поманила его пальчиком к себе:

– Слушай сюда, – сказала она ласковым голосом, – еще раз я тебя тут увижу – дам по полной. А сейчас – бегом отсюда!"

.... Денег на метро у Сережи не было. Я ссудил ему 500 рублей.

– Верну, обязательно! Как только доберусь – верну.

Через три года в метро на станции "Китай-Город" меня хлопнули по спине.
Обернулся – Сережа.
Вышли выпить кофе (только кофе: он не пил вообще).

– Собрал бригаду, делаю квартиры. Вижусь с дочкой. Живу по закону; Спасибо тебе – вот тебе пару тысяч – проценты набежали...
– Сережа, не надо.
– Надо! Я долги отдаю.

Иногда мне передают от него привет. Все у него хорошо.
Удачи тебе, Сережа...                    

lawer-pravnik.livejournal.com, фото kolo.fanilla.ru











Lentainform