18+

Как можно трактовать слова юриста Хасавова, пообещавшего залить Москву кровью

27/04/2012

Московский адвокат Дагир Хасавов оказался едва ли не главным ньюсмейкером среды. Его интервью телеканалу REN ТВ прозвучало настолько скандально, что обычно предельно толерантное к любым меньшинствам либеральное «Яблоко» в лице своего председателя Сергея Митрохина сочло необходимым пожаловаться (раньше в интеллигентских кругах говорили - «настучать») в Генпрокуратуру. Та дала поручение разобраться, кому следует. Процесс пошел…

                     Но чтобы он не пошел вкривь и вкось, стоит посмотреть на всю эту историю в хотя бы небольшой исторической ретроспективе.

Я это к тому, что в, так сказать, «Манифесте Хасавова» есть две стороны. Одна – угроза залить Москву кровью и превратить ее не то в «мертвое озеро», не во второе «Мертвое море». Что собственно и вызывает оправданный интерес соответствующих органов вроде «Центра Э». На самом деле – любопытно, с чего бы это человек, гражданин и даже адвокат вдруг решил попугать воображение москвичей вышеприведенными кошмарами? Он действительно так думает или это у него как бы – фигура речи?

А разбираясь в этом вопросе, соответствующие компетентные органы неизбежно должны будут обратить внимание и на вторую сторону. А именно – на убежденность Хасавова в том, что мусульманские общины Москвы в частности и России в целом должны иметь институт шариатского судопроизводства. Проще говоря – уж если называются мусульманами, то и жить должны по законам Ислама. Хочу заметить, что эту убежденность Хасавов продемонстрировал отнюдь не впервые. Еще 11 марта он то же самое высказал в интервью 5-му федеральному телеканалу, и все желающие могут посмотреть это в его блоге в ЖЖ. Так что дело отнюдь не новое. Но прозвучавшее с экстремальной новизной именно потому, что Хасавов в его защиту употребил явно экстремальные аргументы.

И вот тут есть существенная тонкость. Если сосредоточиться исключительно на «экстремизме», и соответствующем наказании, то не проглядим ли мы реальную и весьма настоятельную проблему, которая обозначилась столь чудовищно скандальным способом? А именно – желание довольно значимого числа наших сограждан пользоваться услугами не только общепринятой системы гражданского судопроизводства, но также и судопроизводства религиозного. То есть быть судимыми не только правосудием, но также и судом совести.

Как поется в совсем другой песне: «Ну и что же тут криминального?» И действительно: два гражданина России, исповедующие ислам, вступили в некий частно-правовой спор, не включающий сюжеты, подпадающие под регуляцию  Уголовного кодекса. Отчего бы им при обоюдном согласии не обратиться к своему «мировому» в том смысле «судье», что он – того же исповедания и в рамках этого исповедания способен будет предложить устраивающее обе стороны решение? И только если кого-то из спорящих это решение не устроит, он обращается в обычное гражданское судопроизводство.

Последовательность принципиальна. Если Хасавов имеет в виду, что институт шариатского суда будет действовать вместе с судами общей юрисдикции, а не вместо них, то тогда вполне понятной представляется позиция протоиерея Всеволода Чаплина: «Не стоит ограничивать исламскую общину в возможности жить по своим правилам».

А вот если Хасавов имеет в виду, что из локальной практики шариатского судопроизводства должен образоваться всероссийский, а затем и всеевропейский Халифат, в смысле полноценного исламского государства (как Иран, например), то разговор будет совсем иным.

Чего не хотелось бы.                        

Леонид ПОЛЯКОВ, actualcomment.ru, фото ru.wikipedia.org