16+

«В ближайшие годы Путин столкнется с тремя проблемами»

28/04/2012

«В ближайшие годы Путин столкнется с тремя проблемами»

В мае состоится инаугурация Владимира Путина на его третий президентский срок. Однако официальная церемония не сможет скрыть тот факт, что возвращение Путина на пост президента является на самом деле молчаливым признанием провала, а не триумфальным возвращением на законное место.


                       Путину и его сторонникам пока не удалось добиться самого главного показателя успеха любого политического режима: способности передать всю систему следующему поколению лидеров.

Для функционирования системе Путина необходим лично Путин. Если «правящий тандем» Путина и уходящего президента Дмитрия Медведева был задуман как переходная стадия, позволяющая Путину постепенно взять на себя роль уважаемого государственного деятеля, чьи советы использовались бы в политической жизни, то этот план провалился. Путин не смог «деперсонализировать» власть и не позволил появление постоянной политической и экономической элиты, которая могла бы стабильно управлять Россией. Без Путина путинизм исчезнет.

В ближайшие годы Путин столкнется с тремя взаимосвязанными проблемами. Первая заключается в привлечении новых людей, в особенности представителей постсоветского поколения, в высшие эшелоны власти. Большую часть своего правления Путин доверял двум группам людей: тем, кто работал в советских спецслужбах, силовикам, и тем, с кем он работал, находясь на должности вице-мэра Санкт-Петербурга. Но опасения о том, что Россия может двинуться к новой эпохе застоя, сродни временам Леонида Брежнева, когда одни и те же люди занимают посты, а «артерии» российской политической и экономической системы затвердевают в процессе, заставят Путина привлечь новую сеть кадров, особенно новое поколение управленцев.

Путин уже намекнул, что кабинет министров ждет сильная перетасовка в следующем месяце, и это может предоставить ему возможность отправить на пенсию множество хорошо знакомых лиц, которые были лицом российской политики в последнее десятилетие.

Но существуют риски. Путин зависит от нынешней системы так называемых кремлевских кланов, переплетающейся сети государственных чиновников и бизнес-интересов. Эта элита сплотила силы вокруг Путина и предотвратила цветную революцию в России после мастштабных протестов против результатов выборов в Государственную Думу. Разлада внутри элиты, который привел к политическим изменениям в Грузии в 2003 году и на Украине в 2004 году, в России не случилось. Поэтому процесс избавления от старой гвардии будет непростым. Возможно, Путину придется предоставить ее представителям «золотые парашюты», например, выгодные посты в корпорациях, но, парадоксальным образом, ему так же необходимо будет усилить диктатуру закона и защиту прав на частную собственность. Ведь, в конечном итоге, урок расцвета и падения олигархов в постсоветской России заключается в том, что в путинской России потеря политической власти и влияния неизбежно ведет к потере собственности и снижению уровня жизни. Возможно, ему также придется отложить вторую волну запланированной приватизации государственных компаний с тем, чтобы сохранить возможность увольнять людей из правительства, предлагая им места у кормушки.

Это связано со второй проблемой: оживлением экономики. Бывший министр финансов Алексей Кудрин, который продолжает играть роль неофициального экономического советника Путина, отметил, что высокие цены на энергоносители покрыли множество экономических грехов, которые продолжают калечить российскую экономику, особенно коррупцию. «Возможно, хорошим примером серьезности проблемы является отток капитала из России, который продолжается в последние два года, несмотря на высокие цены на нефть», – отметил Кудрин. Если новые методы работы в мировом энергетическом секторе – в особенности в области сланцевого газа и нефти и дальнейшего усовершенствования способов транспортировки сжиженного природного газа (СПГ) – продолжат свое развитие, то Россия не сможет удержать нынешнюю позицию энергетической супердержавы, что приведет к потере гигантской экономической «подушки», которая образовалась благодаря высоким ценам на нефть. Тем не менее, устойчивая атака на крепко укоренившуюся российскую бюрократию для того, чтобы дать толчок экономике, имеет некоторые политические риски, на которые раньше Путин идти не хотел.
 
Третья проблема – это создание более эффективных политических институтов. Мечта бывшего кремлевского «серого кардинала» Владислава Суркова создать доминирующую правящую партию в России по модели старой японской Либерально-демократической партии была резко отброшена в 2011 году. Партия «Единая Россия», которую в народе часто называют партией «жуликов и воров», оказалась не соответствующей видению Суркова. Назначение Медведева на пост главы «Единой России» (и, возможно, премьер-министра) предполагает, что Путин надеется перестроить эту партию. Однако другие считают, что корни у проблемы слишком глубоки, и что «Единая Россия», которая, как считают многие россияне, не отвечает их требованиям и интересам, обречена. Когда Кудрин заявил, что «региональные и местные власти должны отвечать перед обществом, а не перед высшим руководством», это выглядело вызовом путинской «вертикали власти», посредством которой Кремль сконцентрировал силу еще во время первого президентского срока Путина.

Путину предстоит столкнуться и с другими проблемами, которые сильно отличаются от тех, что были в 2000 году. Вопрос больше не в том, как спасти российское государство от распада, а как обезопасить процесс восстановления, которым он руководил во время своих предыдущих президентских сроков. И хотя теоретически Путин может проработать еще два срока в качестве президента, оставаясь у власти до 2024 года, на практике такой роскошной возможности у него может не оказаться. Для многих представителей развивающегося среднего класса, включая тех, кто симпатизировал зарождающемуся протестному движению, возвращение Путина на пост президента в 2012 году являлось предрешенным делом, особенно учитывая отсутствие реальных альтернатив. Но результаты голосования показали, что Путину дали не мандат, а отсрочку, чтобы начать новый раунд политических и экономических реформ.  Электорат пристально наблюдает: большинство приняли возвращение Путина в этом году с разной степенью энтузиазма, но их уступчивость нельзя принимать как должное. Недовольство в России не оказалось ни разрешенным, ни утихомиренным – оно находится в ожидании.

Как узнали Уинстон Черчилль, Шарль де Голль и Хуан Перон,  второй акт в политике часто бывает более проблематичным и менее триумфальным, чем первый. В первый раз Путин покинул пост президента под возгласы одобрения, гарантировав себе место в российской истории. Скоро станет понятно, сможет ли он повторить это.                     

Николас ГВОЗДЕВ "World Politics Review", США, inosmi.ru, фото premier.gov.ru











Lentainform