16+

Что будет с подростками, когда их запретят сексуально пропагандировать

02/05/2012

ГЛЕБ СТАШКОВ

Московская городская Дума переплюнула петербургское Заксобрание. Если наши депутаты наложили табу на пропаганду гомосексуализма среди детей, то их народные избранники собираются запретить всякую сексуальную пропаганду среди несовершеннолетних.


                В принципе, москвичи либеральнее. Они не делят народ на большинство и меньшинство. Не выделяют гомосексуалистов в отдельную группу. Всеобщий запрет – и точка. Конечно, так можно в целях борьбы с педофилией запретить пропаганду детей, но Россия на то и Россия, чтобы слегка перебарщивать.

Надо сказать, противники питерского закона, борясь с абсурдом, сами выдвигали абсолютно идиотские аргументы. Как же, мол, «Пир» Платона? Как же, мол, музыка Чайковского?

«Пир» Платона дети не читают. Его и взрослые-то, честно говоря, не читают. Музыка Чайковского гомосексуализм не пропагандирует. Все же запрет на пропаганду гомосексуализма и запрет на произведения авторов-гомосексуалистов – это несколько разные вещи.

Но голова – даже такая выдающаяся, как моя, – по привычке работает в заданном направлении. Как же, думаю, теперь жить и работать школьным учителям? Если всеобщий запрет на сексуальную пропаганду.

Подумал-подумал и понял, что нормально. Нормально работать. Учителя анатомии не пропагандируют, а информируют. Как на выборах – бывает агитация, а бывает информирование. Учителя рисования могут ограничиться демонстрацией картины «Грачи прилетели». Там секса нет. Или картиной «Иван Грозный убивает своего сына». Там даже педофилией не пахнет. Да и вообще художники пропагандировали скорее нудизм, чем сексуальные отношения.

Подумал, что тяжелее всех придется учителям литературы. Оказалось – ничего подобного. Если не брать современную литературу, ценность которой не доказана, то русская классика на редкость целомудренна. Сколько ни вспоминал, никакой пропаганды сексуальных отношений не обнаружил. Даже наоборот.

Дубровский отказывается от Маши, чтобы заниматься рэкетом. Онегин отказывается от Татьяны, чтобы ничем не заниматься. Базаров предпочитает резать лягушек, а когда чувствует, что влюблен, то быстро помирает.

Грушницкий попытался было пропагандировать, что Печорин ходит по ночам к женщинам ради сексуальных отношений, но его быстренько застрелили. А князя Мышкина одолевают сразу две бабы, так он вообще по этому поводу с ума сходит. Куда ни плюнь – никакого секса, сплошной «гений чистой красоты». 

Кошмар какой-то. Какое сексуальное воспитание может дать такая литература? Как бороться с демографическим кризисом, если все герои избегают женщин почище, чем участники гей-парадов? Вдарь ты старушке по башке, но и про Сонечку Мармеладову не забудь. Куда там...

Что остается современному подростку? Улица. Интернет. Открою депутатам страшную тайну: о сексе несовершеннолетние узнают именно там.

Помню такой случай. Возвращались мы, советские школьники, из археологической экспедиции. Сами понимаете, экспедиция – это романтика. Ночи у костра, звездное небо над головой и ни малейшего нравственного закона внутри. На этом фоне один юноша полюбил одну девушку. Которую звали Лена, а юношу не помню, как звали. Пусть будет Парисом.

И ходит Парис вокруг Елены, а чего делать – не знает. Вот она, рядом, ее даже похищать не надо. А чего-нибудь делать – желательно. Как острил Николай Фоменко, взялся за грудь – говори что-нибудь.

Тогда пропаганду еще не запретили, и мы научили Париса целоваться по-настоящему. Вроде бы у него получалось. Но аппетит, как известно, приходит во время еды. У Париса аппетит разыгрался в самом неподходящем месте. В плацкартном вагоне поезда Чита – Москва. Никто его, кстати, на это дело не пропагандировал. Разве что подзуживали чуток. Ну ты чего? Ну ты когда?

Парис решился. Полдня его информировали, как да что. Причем информаторы, они же пропагандисты, сами были не слишком квалифицированными. Больше теоретиками, нежели практиками.

Наконец, Парис с Еленой взобрались на верхнюю боковую полку, а мы занавесили их одеялом. То ли Париса слишком хорошо распропагандировали, то ли, наоборот, недостаточно, но в пылу страсти он задел одеяло, и оно, разумеется, упало. Словно завеса тайны. Открыв всему вагону наглядную пропаганду сексуальных отношений между несовершеннолетними.

Мы смеялись до упаду. И даже Елена смеялась. А Парис почему-то не смеялся. Надеюсь, он не стал импотентом. 

Мораль истории понятна. Уж коли ты мужик, покупай билеты в СВ. И никаких депутатов не слушай.                  

ранее:


Петербургские магазины – как школа жизни

Почему жены министров такие богатые
Надо ли теперь искать клады в Петербурге с удвоенной энергией?
Должны ли культурные люди склонять Купчино?
«Я составил инструкцию: как создать политическую партию»
Какие улицы в Петербурге обязательно надо переименовать











Lentainform