16+

Почему петербургским чиновникам не нравятся маленькие квартиры

10/05/2012

Почему петербургским чиновникам не нравятся маленькие квартиры

Недавно на заседании правительства Петербурга Юлия КИСЕЛЕВА, председатель Комитета по градостроительству и архитектуре, заявила, что жилая площадь однокомнатной квартиры не может быть меньше 25 кв. метров.


                     С Киселевой немедленно стали спорить строители, говорить, что на маленькие квартиры есть спрос, и его надо удовлетворять. Online812 Юлия Киселева объяснила свои подходы к площади квартир и рассказала, сколько человек должно жить в центре Петербурга.

Не надо доводить до реновации

- Итак, вы заявили, что в однокомнатной квартире должно быть не меньше 25 жилых метров. Что вы хотели сказать своим заявлением?
– Мы себя позиционируем как город комфортной жизни. И этому надо соответствовать. На заседании правительства я говорила, что количество жилья, которое мы сегодня строим, соответствует планам, установленным Минрегионом. Это с одной стороны. С другой – есть тенденция к увеличению жилищного строительства в Петербурге. При этом, по словам председателя Комитета по строительству В. В. Семененко, половина квартир, сданных в прошлом году, –  однокомнатные. И мало какие из этих квартир отвечают параметрам, установленных законом Петербурга «О Генеральном плане Санкт-Петербурга» – 25 квадратных метров жилой площади на одного человека. Что это означает? Что те показатели, которые установлены в законе о Генеральном плане, не соблюдаются.

- Чем это плохо?
– Если в доме высотой 40 метров мы размещаем преимущественно однокомнатные квартиры, то количество жителей этого дома оказывается больше расчетного. Это значит – увеличение нагрузки на территорию – и в части мест в школах, и в части норм  озелененности территории. А если мы  будем соблюдать нормы, то количество квартир в доме станет меньше, и жизнь будет комфортнее.

Возмущение строителей мне совершенно понятно. Но – строя квартиры по 24 метра общей площади вместе с туалетом и кухней, мы создаем такую среду, которую через 20 лет должны будем реновировать, как сегодня кварталы хрущевок. Потому что это некомфортно и через несколько лет уже не будет соответствовать запросам населения.

Во всех европейских странах установлены требования к квартирам – у нас нет. Строители говорят: это поднимет цены на жилье. А давайте посмотрим, кто эти квартиры покупает. Мне кажется, что основная масса людей, которые  могли себе позволить купить квартиру, ее уже приобрели. Никто не проводил анализ, какое количество квартир приобретается с коммерческими целями. Я уверена, что в том числе  этим обусловлен спрос на недвижимость.

- А вы чего хотели добиться своим заявлением?
– Если существует вопрос, то как минимум нужно начать его обсуждение. Кроме того, я просила дать поручение строительному комитету о разработке таких нормативов.

- Ваша идея предполагает, что квартиры, не соответствующие нормам, будут запрещены для проживания?
– Что вы! Я не сумасшедшая.

- Кстати, вам нравится, что происходит с программой реновации хрущевок – на месте скверов хотят построить новые дома, фактически уплотнительная застройка. И на этом вся реновация закончится?
– Говорить о том, туда или не туда пошла программа реновации, можно будет года через полтора. По планам количество ликвидированных зеленых насаждений будет компенсироваться озеленением других территорий – в границах кварталов реновации. Конечно, я понимаю опасения жителей, но это уже задача правительства города – контролировать этот процесс.

Генплан ждет комиссии

- Что происходит с работой над поправками в Генплан? Комиссия, которая будет эти заявки рассматривать, должна была завершить работу в марте, но почему-то не завершила.
– Вся работа на сегодняшний день заключается в том, что мы получаем заявки от инвесторов – мы обязаны рассматривать все. К нам поступило порядка 1200 заявок – от частных лиц, от организаций, от депутатов, от органов исполнительной власти. Все эти заявки мы будем обсуждать на комиссии о внесении изменений в Генеральный план, когда будет подписано постановление о ее составе. Поскольку такое постановление еще не подписано, прием заявок не закрыт. Но 98 процентов поступивших заявок уже обработаны КГА.

- Эти заявки предлагают что-то поменять в Генплане радикально?
– Очень много поступает заявок по изменениям в Генплан для возможности ведения жилищного строительства. Я считаю, что к таким заявкам надо относиться более чем избирательно. Потому что объем строящегося жилья должен соответствовать объему потребностей Петербурга. Те объемы, которые заявлены сегодня, уже больше реальных потребностей города. У нас и сейчас в Генплане заложено достаточное количество территорий для ведения жилищного строительства. Поэтому к таким предложениям мы будем относиться очень осторожно.

У нас есть предложения от органов исполнительной власти – по размещению станций метро, продлению транспортных магистралей. Есть предложения – их немного -  по изменению деловой зоны на зону рекреации, т.е. на зону зеленых насаждений. Если эти предложения поступают от собственников земель, мы их только приветствуем.

- То есть имеются владельцы земель, которые готовы отдать свои участки под парки и сады? Какая им от этого выгода?
– Есть собственники, которые готовы сделать это либо для того, чтобы на смежных территориях появилась возможность размещать жилищное строительство. Либо они хотят размещать в такой зоне объекты спорта или санатории.

- Получается, что в Генплан Петербурга будут вноситься только технические правки – то есть глобально никаких изменений уже не требуется?
– Когда в 2005 году у нас принимался Генплан, у нас было две отсечки – 2015 год и 2025-й. И мы полагаем, что сейчас нет необходимости изменять баланс территорий. Генеральный план – это не документ, который живет сам по себе, он принимается на основе программы социально-экономического развития Петербурга, на основе прогнозов по динамике демографии, потребности города в офисных объектах, развития тех или иных отраслей промышленности. И существующая социально-экономическая ситуация, на мой взгляд, соответствует нынешнему Генплану.

Новая социально-экономическая программа разрабатывается. Вот и посмотрим, исходя из этой программы, что надо менять в Генплане.

- А Генплан 2005 года сильно отличался от предыдущего Генплана?
– Например, в Генплане 1986 года  были предусмотрены обширные территории под развитие сельхозпредприятий. В 2005 году мы пришли к пониманию, что сельскохозяйственные зоны Петербургу не нужны. Часть этих территорий была перепрофилирована, а развитие большей части было выведено за 2015 год – то есть их развитие возможно после 2015 года, потому что там сейчас нет дорог, инженерных сетей и т.д.

- Вы согласовываете планы развития города с Ленинградской областью?
– Вопрос надо по-другому строить – согласовывает ли область с нами свои планы? Ответ -  нет, не согласовывает. Безусловно, нас беспокоит ситуация, по которой вокруг КАД на областной территории идет активное строительство жилых массивов. Это означает, что все нагрузки по социальным проблемам ложатся на город. Но мы не имеем возможности воздействовать на область. В свое время был проект создания буферной зеленой зоны вокруг Петербурга – к сожалению, он не прошел. Сейчас принимается согласованные с областью  решения только по транспортным магистралям и объектам инженерного обеспечения.

- Петербург федеральным законодательством признан историческим поселением, и КГА должен направлять все проекты планировки на согласование в Росохранкультуру. Однако в 2011-м это правило к Петербургу не применялось – мораторий действовал до 31 декабря. Он продлен?
– Да, мораторий продлен на 2012 год.

- Весной 2011 года Верховный суд признал незаконными локальные высотные доминанты на территории охранных зон Петербурга. Что происходит сейчас?
– Судом были отменены градостроительные регламенты в зонах охраны. Сейчас дата прекращения их действия оспаривается в Верховном суде. А пока  в зонах охраны не применяются Правила землепользования и застройки (ПЗЗ) – не действуют не только высоты локальных доминант, но и высота в принципе, установленная градостроительными регламентами. Поэтому сейчас все высоты объектов в зонах регулируемой застройки определяются только одним документом – это городской закон о зонах охраны.

Нужен ли остров университету?

- Есть ли в вашем комитете целостное понимание, что делать с землями вокруг проспекта Обуховской Обороны, Синопской набережной, где активно застраивается территория бывших промышленных предприятий? Комитет критикуют за то, что планирование идет кусочками, единого взгляда на развитие территорий нет.
– Планировка территорий осуществляется собственниками участков. Но вопросы строительства рассматриваются Градостроительным советом комплексно, в контексте окружающей застройки, особенно на таких средообразующих территориях как на Синопской набережной. Другое дело, что мы не можем заставить собственников смежных участков начать проектирование и строительство одновременно.

Если б мы существовали в  режиме советской власти, как 25 лет назад, тогда было бы возможно создать единый план застройки большого района. Но сегодня это невозможно. Собственник участка вообще по большому счету и не должен разрабатывать проект планировки территории. Он должен подготовить строительный проект, отнести его в орган экспертизы, который будет этот проект анализировать с точки зрения технических характеристик, получить разрешение и строить – такова буква федерального закона. Кто что хочет, тот то и строит. Вот логика федерального законодательства. Более того, у нас, как известно, собираются упростить порядок проведения экспертиз. Мое частное мнение -  это ничем хорошим не обернется.

- Как вы относитесь к планам переезда Военно-медицинской академии в Горскую? КГА в этом принимает участие?
– В 2010 году был указ президента о перебазировании ВМА. Так что большой новости тут нет. В Горской новый комплекс ВМА собираются построить на федеральной земле – на территории аэродрома. ВМА – тоже федеральное учреждение. Поэтому пока мы не принимаем никакого участия в этом процессе. Если будет разрабатываться документация по размещению объектов в Горской, она должна будет поступить в городское правительство.

– СПбГУ просил отдать ему Ново-Адмиралтейский остров. Этот процесс пошел?
– Во-первых, у нас еще не закончена судебная тяжба по Ново-Адмиралтейскому мосту. Когда она закончится, будет понимание направления, как развивать эту территорию (без связи с Васильевским островом развивать этот участок проблематично). Мне кажется, мост в этом месте нужен.

- Так Николаю Кропачеву отдают остров?
– На сегодняшний день решений о предоставлении университету острова не принято. Более того – когда к нам поступило обращение университета о размещении там комплекса зданий университета и кампуса, мы запросили в СПбГУ уточняющую информацию – какие объекты, на какое  количество студентов и так далее, потому что от этого зависит расчет инженерного снабжения, транспортных связей. Никаких ответов на поставленные вопросы пока мы не получили.

- Вам лично кажется логичным отдать остров университету?
– Я думаю, что мы таким решением не снимем основные проблемы, которые есть у университета. А основные его проблемы – это разбросанность факультетов по районам, нехватка общежитий, и строительство кампуса на Ново-Адмиралтейском острове не решит этой проблемы.

- Говорят, что за последние годы в Петербурге не появилось ни одной новой площади, ни одного общественного пространства – такого, которое сделали бы не ради извлечения прибыли.
– Ну, это неправду говорят. Из последних примеров – в прошлом году в Невском районе был создан Парк воинской славы вместо пустыря. Создан Парк Сахарова – тоже не так давно. В Кронштадте перед Морским собором была убитая территория, там воссоздан собор, организовано общественное пространство. Из новых территорий – «Балтийская жемчужина», там появятся общественные пространства с каналами. Другое дело, что в исторической части трудно создавать новые общественные пространства. Там у нас задача – сохранить то, что есть.

900 тысяч для центра

- То и дело вспоминают о программе реконструкции исторического центра стоимостью то 300, то 400 миллиардов рублей. Это реальная программа?
– К лету город должен разработать эту программу и представить ее в Москву. Но для того, чтобы разработать программу, надо как минимум представлять, на что эти миллиарды могут быть потрачены. Поэтому сейчас основная задача рабочей группы – обозначение проблем: коммуналки, разрушающиеся набережные, которые необходимо реконструировать, парковка в центре города, подземные коммуникации. Надо понимать, какое количество жителей придется переселять для проведения капитального ремонта зданий. Это тот комплекс задач, который на сегодняшний день анализируется. Так что сказать, что есть конкретный план мероприятий, – пока рано.

- Реконструкция будет идти кварталами?
– Надо совмещать реконструкцию кварталов с обязательным решением отраслевых проблем по территории всего центра. Вопросы инженерного обеспечения, транспорта надо решать комплексно, минимум по группе кварталов.

- Что в итоге должно получиться из центра Петербурга?
– Мы понимаем, что нельзя оставлять в центральной части города меньше чем 900  тысяч населения.

- А сейчас сколько?
– Сейчас порядка 700 тысяч.

- Куда хотите поселить еще 200 тысяч?
– Надо развивать промышленные территории в центре города. Но эта задача, которую не надо решать одномоментно.

- Почему именно 900 тысяч жителей?
– Это расчеты по нормативам на объем территории. Нам надо оставить центр Петербурга живым. Создание Сити, как было в ряде городов Европы, когда вечером центр вымирает, – мы к этому совершенно не стремимся.

- В КГА нет главного художника – это хорошо?
– Очень много обращений и статей по этому поводу. Но при этом круг вопросов, которыми должен заниматься главный художник, никак не конкретизируется. Чем он должен заниматься? Если это решение вопросов о внешнем виде объектов, то это функции главного архитектора. Если это вопросы благоустройства – то это тоже вопросы главного архитектора. Если это вопросы установки больших и малых архитектурных форм, то и это вопросы главного архитектора и художественной секции Градостроительного  совета. Поэтому я не вижу необходимости для введения должности главного художника.

- Оправдало ли себя то, что КГА руководит не архитектор, а юрист?
– Это понимаешь, когда поруководишь комитетом.

- Вы поруководили.
– Да, я считаю, что это обоснованно. Потому что руководство комитетом – это необходимость принятия массы решений, не связанных с архитектурой.

- Вас устраивает нынешний Градсовет?
– Я не имею отношения к Градсовету. Градостроительным советом руководит главный архитектор. У нас четко разграничены полномочия. И я никоим образом не хочу вмешиваться в его работу.                           

Сергей БАЛУЕВ, фото credits4u.ru











Lentainform