16+

Польская журналистка — о том, зачем русские оппозиционеры носят с собой трусы

15/05/2012

Польская журналистка — о том, зачем русские оппозиционеры носят с собой трусы

Приехали друзья из России. И сразу же, не заходя в дом, начали наперебой рассказывать, что они видели и слышали в Москве. Конечно, они ходили на Чистые пруды, где ведутся острые дискуссии.


                       Они ездили на метро и видели толпы внушительных полицейских с собаками без намордников. Полиция ехала контролировать демонстрантов, выступавших против Путина.

Однако, больше всего моих друзей впечатлила наша общая знакомая Нина. Нервы ее, как говорят, на пределе, она не знает, когда ее задержат. В похожем положении оказались тысячи демонстрантов: полицейские их задерживают и хотят, чтобы они рассказали, что происходит сейчас, что и где будет происходить дальше.

Над ними висит Дамоклов меч: если они не донесут, полиция может обвинить их в том, что они мешают следить за соблюдением порядка. Так что демонстранты никогда не знают, пойдут они после допросов домой или в камеру.

«Нина постоянно носит в сумке все необходимое. На случай если ее задержат», – сказал один из друзей, когда мы по-русски уселись за кухонным столом за рюмкой водки. «Понятно, чистые трусы», – сразу пришло мне в голову. И я вспомнила, что о чистых трусах писал и Яцек Куронь (Jacek Kuroň). Или, может быть, это был Кароль Модзелевски (Karol Modzelewski), один из основных советников польской «Солидарности».

Он писал о периоде военного положения, которое генерал Ярузельский объявил в Польше в декабре 1981 года; о девушках и женщинах, которые, несмотря на всю опасность, не сдавались и продолжали печатать и распространять листовки и запрещенные журналы. Те женщины тоже не знали, когда их арестуют, и на всякий случай, помимо обычных вещей, носили с собой в сумках и чистые трусы.

«И именно ради них, в принципе простых трудящихся, которые в шесть утра едут на работу с трусами в сумке, не должны сдаваться и мы», – так свои рассуждения заканчивал этот автор.

Так было не только в Польше в 1980-е годы, так и было и здесь, в Чехословакии, когда во второй половине 1980-х годов начались демонстрации. Те, кто шел на митинги, тоже не знали, окажутся они сегодня в камере предварительного заключения или нет.

Мы долго обсуждали на кухне антипутинские выступления. О том, как в самых разных местах города расставляют металлические заграждения; как эти заграждения, уже приготовленные, стоят у стен; какая восторженная атмосфера царит там, где собираются демонстранты; как на митингах встречаются люди совершенно противоположных взглядов и упорно спорят, а потом им все же удается о чем-то договориться…

Все это было мне очень знакомо. Я точно могла себе представить всю картину происходящего, потому что мы это уже пережили, только мы говорили по-чешски, а не по-русски, и декорациями была Прага, а не Москва.

Однако между моими воспоминаниями и свежими впечатлениями моих друзей есть одна разница: чехословацкий режим тогда уже доживал свои последние дни, правда, мы об этом тогда не знали; а в России Владимир Путин только что занял пост президента на шестилетний срок, и возможно – не на один. Советские символы в Москве возвращаются в общественные места, перед внушающей страх Лубянкой, якобы, стоит огромная пятиконечная звезда...

Советский коммунизм в Россию, безусловно, не вернется, но авторитарные методы туда уже вернулись. Слава Богу, что в России есть такие люди, как Нина. Они пытаются защитить свободу.

Нина, носи с собой еще и сахар. При стрессе сахар быстро помогает.                          

Петрушка ШУСТРОВА ("Cesky rozhlas", Чехия), inosmi.ru, фото bfm.ru











Lentainform